Криминальная история Иркутска

У Иркутска, как и у любого другого крупного города, помимо официальной истории есть и история криминальная. Во все времена в нашем городе были воры, убийцы и грабители. Причем можно проследить четкую тенденцию, какие именно преступления были самыми распространенными в тот или иной период времени. Мы разобрали горы милицейских дел прошлого века и для каждого десятилетия выбрали по самому характерному и в то же время громкому преступлению. Таким образом, можно легко проследить, как менялся криминальный облик Иркутска начиная с 20-х годов прошлого века.

1920-е годы. Грабители с Веселой горы

До сих пор самым страшным и знаменитым бандитом в наших краях считается Григорий Кочкин. Его шайка, насчитывавшая в разное время от 10 до 15 человек, наводила ужас на жителей сел и деревень, расположенных вдоль Качугского тракта. Кочкин и его отморозки нападали на подъезжавшие к Иркутску обозы с золотом и продовольствием. Грабил Кочкин почти всегда в одном месте, на последнем перед въездом в Иркутск пригорке. Из-за этого пригорок назвали в народе Веселой горой.

Бандиты были хорошо вооружены. Если их собратья по грабительскому делу в те годы пользовались допотопными обрезами, дубинами и кистенями, то Кочкин с подельниками владел целым арсеналом оружия: у бандитов помимо дорогих винтовок были даже гранаты. Оружие преступники прятали в лесных схронах — почти так же, как сейчас это делают боевики в Чечне. Сами бандиты жили красиво: в те голодные годы они позволяли себе роскошные гулянки. Григорий любил хорошо одеваться. Несмотря на свой огромный рост (около двух метров. — Авт.), он не без труда покупал только самые дорогие вещи.

Кочкин, обладая подвижным изобретательным умом, обзавелся обширной сетью агентуры. Он пользовался различными методами конспирации. К примеру, о наличии в деревне милиционеров его предупреждали очень простым способом — клали в условленном месте обычную палку. Если она лежала толстой стороной к деревне — значит, бандитам нужно было поскорее удаляться в лес.

Все эти уловки были ненапрасными. Преступникам удавалось целых 9 лет постоянно уходить от оперативников. Хотя все-таки несколько раз банда была на грани разгрома. Например, в середине 1920-х годов в Пади Топке между милиционерами и преступниками завязался настоящий бой. Нескольких бандитов удалось ранить, но сам Кочкин улизнул.

Так продолжалось до 1929 года, пока оперативники не поймали одного из самых активных членов банды Михаила Михалева. Он к тому же был родственником боевой подруги Кочкина Анисьи Соломатовой. В банде оставался брат задержанного преступника. Оперативники дали ему понять, что, если он не выдаст банду, его брата ждет самое жесткое наказание.

В итоге Михалев назвал милиционерам место и время очередного налета на обоз с золотом. Во время этой операции Григория Кочкина застрелили в голову. Пуля вошла в затылок и вылетела через лицо. О том, какое оживление новость о разгроме банды вызвала в народе, можно судить хотя бы по тому факту, что голова Кочкина была помещена в специальную жидкость и выставлена на всеобщее обозрение. А перед этим труп Кочкина посадили на стул, рядом поставили Анисью, навешав на нее бандитскую амуницию, и сфотографировали. Этот "семейный портрет" до сих пор висит в Музее истории иркутской милиции.

1930-е. Бандитам — смерть от милицейской пули

В следующем десятилетии, по мнению историков, с криминалом в стране и в Приангарье в частности было гораздо спокойнее. Объясняется это достаточно просто. Чекисты лихорадочно арестовывали огромное количество людей по обвинениям в государственной измене. Логично предположить, что под этот частый гребень попало и множество уголовников, так же как и законопослушных граждан, совершенно не причастных к приписываемой продаже Родины и вредительству.

Тем не менее банды в окрестностях Иркутска все еще лютовали. Одной из таких была шайка Перфирьева, преступника, сбежавшего из-под конвоя и осевшего в местных лесах. Преступники орудовали вдоль Александровского тракта. Так же, как и бандиты Кочкина, перфирьевцы нападали на продуктовые обозы. Преступники отличались крайней жестокостью. Однажды они застрелили трех колхозников и 13-летнюю девочку.

Обезоружить и задержать банду удалось двум известным иркутским сыщикам, один из которых — легендарный дядя Миша, Михаил Николаевич Фомин. В 1937 году милиционерам стало известно, что некоторые члены банды должны прийти к своим родственникам в село Урик. Фомин с напарником возле дома устроили засаду. Опера были просто в шоке, увидев, что к дому вместо двух-трех бандитов, как они предполагали, идет вся банда в количестве семи человек!

Вызвать подмогу по рации в то время для оперативников было просто нереально в связи с ее отсутствием на вооружении у милиционеров. Поэтому оперативники решили брать банду вдвоем. Троекратный количественный перевес преступников милиционеры надеялись компенсировать эффектом неожиданности. Отважные сыщики открыли огонь на поражение. Им удалось застрелить главаря банды и одного из его подчиненных. Еще один был серьезно ранен, а остальные, видимо подумав, что против них выступил целый взвод милиционеров, сложили оружие. Но это не уберегло их от высшей меры наказания.

1940-е. Все для фронта!

Во время войны Сибирь, как и остальные регионы Советского Союза, отдавала все силы фронту. Следовательно тот, кто не считал своим долгом помогать стране в борьбе с оккупантами, вызывал омерзение и ненависть. Поэтому трагедия, случившаяся в поселке Боково в августе 1944 года, осталась в памяти многих иркутян. Тогда прямо на улице прохожие обнаружили трупы супругов Самсоновых. Обоих застрелили из пистолета ТТ. На груди мужчины был орден Красной Звезды. Следователи узнали, что Самсоновы приехали в Иркутск из Усолья-Сибирского и собирались устроиться здесь на работу.

Оперативники также выяснили, что Самсоновы приезжали в Боково к неким Трофимовым. Милиционеры подняли на ноги всех своих осведомителей, через которых стало известно, что у Трофимовых недавно появился родственник, сбежавший из поезда, направлявшегося на фронт. Проверяя этот факт, милиционеры установили, что это действительно так. Гражданин Трофимов был осужден за убийство военного офицера и отправлен на фронт смывать вину кровью в штрафной батальон. Недалеко от Иркутска Трофимову удалось спрыгнуть с поезда.

Откуда у него взялся пистолет ТТ, милиционеры не знали, но было очевидно, что Трофимов при задержании может начать пальбу. Оперативники решили ждать подходящего момента. Они узнали, что Трофимов подрабатывает и живет у часовщика в центре Иркутска.

Брать его решили прямо на рабочем месте. Оперативники пришли в мастерскую под видом заказчиков и, дождавшись, когда все посторонние покинут комнату, сразу набросились на убийцу. Оцепеневший от неожиданности Трофимов сопротивления не оказал.

За что же он убил Самсоновых? На допросе Трофимов сказал, что Самсоновы знали о том, что он дезертир, и этим фактом шантажировали его родственников, настаивая, чтобы те прописали их у себя. Убрать шантажистов Трофимов решил при помощи пистолета. Суд приговорил его к расстрелу.

1950-е. Война с карманниками

После амнистии 1953 года, объявленной в связи со смертью Сталина, Иркутск наводнили уголовники. Десятки тысяч домушников, грабителей, насильников оказались на свободе. Среди таких были и карманники, воры высшей уголовной квалификации. Они настолько одолели горожан, что в иркутской милиции были созданы специальные бригады добровольных помощников, которые под руководством опытных оперативников занимались отловом щипачей. Для бригады даже выделили отдельное помещение. Их сотрудниками становились в основном первокурсники юридических факультетов институтов Иркутска.

Летом 1956 года в Иркутске стояла 30-градусная жара. Двое юных членов бригады милиции Юрий Костовский и Валерий Москвитин прогуливались по центральным улицам города, заходя в магазины и высматривая там подозрительных граждан.

В одном из магазинов они увидели 30-летнего элегантно одетого мужчину. Этот человек в светлом костюме с тонкими музыкальными пальцами смотрел не на товар, а на покупателей. Наверное, он почувствовал внимание к своей персоне и вышел из магазина. Костовский с Москвитиным последовали за ним.

К их удивлению, гражданин вошел в сберкассу. Следует заметить, что обычно жертвами карманников становились покупатели крупных магазинов, где всегда была толпа. А в сберкассе народа было гораздо меньше, поэтому воровать там не так уж просто. Тем не менее гражданин в светлом костюме взял бланк и встал в очередь. Он не спускал глаз с очень хорошо одетого старичка. За ним в очередь пристроился Костовский и, делая вид, что спрашивает у старичка о чем-то несущественном, успел шепнуть ему, чтобы тот шел домой пешком и ни в коем случае не пользовался общественным транспортом.

Старичок получил в кассе 8000 рублей и пошел домой. Объект наблюдения последовал за ним, пошел следом за ним — дружинники. Сомнений в том, что гражданин в костюме хочет поживиться за счет сбережений пенсионера, не оставалось никаких. Дедушка не стал садиться в трамвай, поэтому вору не удалось залезть к нему в карман.

Он еще немного подождал возле подъезда, в который вошел старичок, прыгнул вдруг в остановившееся поблизости такси и уехал в неизвестном направлении.

Но сотрудники бригады милиции отчаиваться не стали. Они подумали, что есть еще шанс поймать вора. В случае если он иногородний гастролер, искать мужчину в светлом костюме следует на вокзале. Можно представить, как гордились Костовский и Москвитин своими дедуктивными способностями, когда вскоре в ресторане вокзала увидели того самого молодого мужчину. Отужинав, он решил переночевать в зале ожидания. То же сделали и милиционеры, а утром в одном вагоне со своим объектом поехали в Ангарск.

И только там, проходив за подозреваемым целый день по жаре, голодные и обозленные Костовский и Москвитин задержали вора, когда тот пытался залезть в саквояж пожилой пары, пришедшей за покупками в один из комиссионных магазинов Ангарска. Пойманным оказался авторитетный карманник Виктор Mайзенбур. Свой истинно воровской характер Майзенбур проявил в отделении милиции, со всей силы ударив ребром ладони по шее Виталия Москвитина. Это обстоятельство помогло побыстрее отправить его в зону.

1960-е. Несун-клептоман

В 1960-е годы в Иркутске, как во всем СССР, процветали кражи личного имущества. В отдельные периоды они составляли 75 процентов от общего числа зафиксированных преступлений. Причем 50 процентов - это кражи на рабочем месте.

Громкое дело сотрудницы спорткомплекса "Труд" Свинцовой сочетает в себе и кражи личного имущества, и воровство на рабочем месте. К тому же преступница страдала клептоманией. Над делом Свинцовой потешались не только ее соседи и коллеги, но и те дамы, с которыми она впоследствии отбывала наказание. Началось все с того, что из помещения спортивного комплекса "Труд" стали пропадать личные вещи спортсменов и болельщиков. Причем пропажи носили какой-то безумный характер: мог, например, исчезнуть один сапог, а другой остаться на месте. Вещи пропадали в течение двух лет. Ближе к моменту развязки дела кражи происходили уже ежедневно.

Из круга людей, которые могли быть причастны к воровству, оперативников больше остальных заинтересовала некая Свинцова. На первый взгляд тихая женщина средних лет, занимавшая в спорткомплексе одну из небольших хозяйственных должностей.

Когда оперативники в лоб задали вопрос, зачем она воровала, Свинцова сразу во всем созналась и сказала, что страдает болезнью. Женщина объяснила все своими словами: "Я не могу прийти домой, не своровав хоть что-нибудь".

Светлана рассказала удивленным милиционерам историю, как, вернувшись однажды поздним вечером в свой дом на улицу Седова и ничего не принеся с собой, просто не смогла переступить порог. Пришлось идти обратно на работу. Возле ресторана "Алмаз" (сейчас в этом здании расположен торговый центр "Вояж". - Авт.) Свинцова увидела аккуратно сложенные плиты для укладки пешеходной дорожки. Женщина схватила одну плиту и с несколькими остановками для отдыха донесла ее до своего дома. После это уже спокойно уснула.

В квартире Свинцовой одна из комнат была доверху завалена украденным. Свинцова почти ничего из присвоенных вещей не продавала да и сама не носила. Просто складывала. Советский суд отнесся к воровке слишком строго, назначив ей 5 лет колонии. То, что Свинцова страдает клептоманией и ей требуется помощь специалиста, в то время никого не волновало.

1970-е. Миром правит дефицит

В 1970-е годы воровство на рабочем месте приобрело всеобщий характер. Имеющие доступ к дефицитному товару считались сливками общества. Обычные граждане часто в буквальном смысле слова кланялись им в ноги. На словах боготворили, а на самом деле страшно им завидовали. Именно зависть сгубила заведующую секцией магазина "Океан" Тамару Ветрову в 1979 году.

Одним из культовых для иркутских гурманов мест был магазин морепродуктов и рыбы "Океан". Люди шли на любые ухищрения, чтобы порадовать себя деликатесами. Тамара Петровна помогала таким, но не бесплатно. Она наживалась на продаже печени трески, кальмаров, красной и черной икры. Существенную часть перечисленного Тамара Ветрова списывала как испорченный товар и продавала через знакомых по завышенной цене. Криминальный аппетит Тамары Петровны дошел до того, что однажды во время инвентаризации она догадалась завысить в документах стоимость целлофановых пакетиков и даже на этом на первый взгляд пустяке заработала 800 рублей. Всего же следователям удалось доказать 4000 заработанных нечестным путем рублей.

В этом же магазине активно воровала кассир по фамилии Кунцева. Сколько именно она отмыла рублей через свою кассу — сейчас неизвестно. Но и ее, и Ветрову суд приговорил к серьезным срокам заключения с конфискацией имущества.

1980-е. Деньги собственного изготовления

1980-е годы запомнились иркутским милиционерам в первую очередь поимкой одного из самых талантливых фальшивомонетчиков современности Владимира Гуринова.

Этот преступник отличался от других своих коллег особой дотошностью и профессионализмом. Прежде чем изготовить первую пятирублевую купюру, он девять лет изучал специальную литературу. В это же время Владимир Гуринов усердно подбирал необходимые металлические пластины, мастерил из них клише. А еще - штудировал учебники химии, чтобы научиться самостоятельно готовить растворы для изготовления фальшивок.

В 1987 году Гуринов скопировал негатив с изображением пятирублевого дензнака на покрытые специальным составом металлические пластины и подвергал их травлению. Всего из-под его рук вышло 17 металлических клише с зеркальным отображением или купюры целиком, или ее отдельных фрагментов.

Гуринов уволился с работы, чтобы полностью отдать себя новой деятельности. 400 пятирублевок он удачно сбыл в Иркутске. Но затем понял, что далее ему нужно избавляться от них в других городах, дабы не привлекать излишнего внимания милиции. Для этого Владимир Гуринов устроился на должность сопровождающего почтово-багажных поездов. Он стал колесить по СССР, без труда разменивая деньги собственного изготовления на государственные банкноты. За три года он сбыл 1821 купюру.

А прокололся, как это часто бывает, совершенно случайно. 7 мая 1990 года на рынке в Ташкенте Владимир Гуринов попытался расплатиться пятирублевкой. Но продавец оказался очень бдительным и поднял шум. Уже через несколько минут Владимир Гуринов беседовал со следователем. Суд приговорил его к 6 годам лишения свободы.

Но, выйдя на свободу, Гуринов и не думал вернуться в нормальную жизнь. Он изготовил клише для изготовления сторублевок. И снова попался в 2001 году. Сначала в руки милиционеров попал его 27-летний подельник Андрей Бердников, пытавшийся обменять сторублевку в киоске рядом с политехом. Он и выдал своего шефа. Приговор суда был на удивление мягким. Гуринов получил 4 года условно.

1990-е. Время отморозков

Одно из самых громких дел 1990-х годов полностью вписывается в общую картину творившегося по всей стране криминального беспредела.

27 августа 1991 года майор милиции сотрудник уголовного розыска ГУВД Иркутской области Анатолий Логинов приехал к знакомым, которым обещал починить телевизор. После этого люди видели, как Анатолий сел в свой "Москвич" и поехал домой. Но туда он так и не приехал. Пропажа майора уголовного розыска взбудоражила весь милицейский аппарат. На поиски Логинова бросили лучших сотрудников...

Несколько дней спустя в районе Пивоварихи был найден обгоревший труп Анатолия Логинова. На теле обнаружили следы нескольких ударов тяжелым предметом по голове и огнестрельное ранение. Поиски убийц шли круглосуточно, но положительного результата они не приносили. Мрачное настроение усиливалось еще и оттого, что убийцы унесли с собой служебный ПМ Логинова.

Незадолго до убийства в милицейских сводках стали все чаще появляться данные о том, что в городе действует новая банда. Неизвестные преступники грабили людей на улицах, нападали на торговые точки, угоняли машины. Оперативники не исключали, что к убийству Логинова причастны именно эти бандиты, но поймать их никак не удавалось.

Однако преступникам не суждено было долго оставаться безнаказанными. Через несколько дней после трагедии трое молодых людей напали на улице Седова на таксиста, велели ему отдать деньги, пригрозили пистолетом Макарова. Но мужчина повел себя как настоящий герой. Он сумел противостоять бандитам и даже забрал у них оружие. После этого нападавшие убежали, а таксист пошел в милицию. Эксперты установили, что ПМ, отобранный у бандитов, ранее принадлежал Анатолию Логинову. По отпечаткам пальцев вышли на одного из подозреваемых. Вскоре милиционеры знали весь состав банды.

Их было трое. Главарь — 18-летний иркутянин по кличке Хитрый. Второй бандит был на год его старше, но подчинялся Хитрому. В криминальных кругах он был известен под кличкой Пол. Собственно, по его отпечаткам пальцев на пистолете милиционеры и вычислили убийц. Шофером в банде был 17-летний Кузя. Он возил грабителей на своих "Жигулях".

Вечером 27 августа бандиты ездили по улицам Иркутска, высматривая, кого бы ограбить. Увидели, что возле обочины какой-то мужчина ремонтирует "Москвич". Хитрый и Пол, как только их машина остановилась рядом со сломанной, набросились на мужчину, оглушили разводным ключом. Когда по документам они поняли, что перед ними майор милиции да еще и при табельном оружии, были просто счастливы. Анатолия Логинова они затолкали в "Жигули" и повезли за город. По дороге несчастный начал стонать от боли, и Хитрый приказал Полу добить Анатолия из пистолета.

В районе Пивоварихи бандиты отнесли труп милиционера подальше от дороги, облили горючим и подожгли.

Когда оперативникам стал известен адрес, по которому скрываются бандиты, они решили брать их без штурма, потому что преступники могли покалечить или убить кого-нибудь из мирных жителей. Милиционеры провели несколько часов в засаде и повязали отморозков, когда те вышли из дома на улицу.

Суд доказал вину всех трех обвиняемых и назначил им серьезные сроки.

Метки:
baikalpress_id:  25 817