Ангел-спаситель

Благодаря статье в "Пятнице" спустя пять лет родители нашли человека, спасшего жизнь их сына

В октябре еженедельник "Пятница" рассказал об истории пятилетней давности. Тогда десятилетний иркутский школьник Антон Бикинин попал под колеса автобуса. Мальчик получил травмы, несовместимые с жизнью, но чудом выжил. Потом иркутским детским хирургам вручили за эту операцию высшую награду в области медицины — премию "Признание". Однако сами врачи говорили, что главная заслуга в спасении ребенка все же принадлежит человеку, который в считанные минуты доставил его в больницу. Мама мальчика искала его пять долгих лет. А он нашелся сам! Прочитав в "Пятнице" статью об Антоне, военный врач Олег Стрижак без труда отыскал дом Бикининых.

Злополучный автобус

В то утро, 15 октября 2001 года, Олег Стрижак ехал на занятия. Он учился в Иркутском медицинском университете на втором курсе. Автобус был, как обычно, набит битком. Олег стоял в общей толпе, прижавшись к заднему стеклу. Он прекрасно видел, как автобус догоняли несколько человек. Среди взрослых бежал маленький мальчик с портфелем. "Наверное, не влезут", — подумал студент. Первая дверь, и это хорошо было видно Олегу (при его-то двухметровом росте!), оставалась незакрытой. В нее и заскочили опоздавшие.

Автобус резко дернулся (скорее всего, раздраженный водитель хотел "утрамбовать" пассажиров) и поехал.

— Мальчик выпал! — закричала какая-то женщина спустя пару минут.

Олег отчетливо почувствовал, как автобус мягко подкинуло, словно он проехал по какой-то преграде. В следующий момент студент-медик увидел, как из-под колес буквально выбросило того самого мальчика, который за минуту до этого догонял уходящий автобус.

Автобус остановился. Толпа высыпала на мостовую. Выбежал водитель. Пассажиры один за другим подходили к лежавшему на проезжей части ребенку, рассматривали его, качали головами... и шли обратно на остановку "Лесная".

Третья Кировская

Как-то так получилось, что возле мальчика собралось несколько студентов медицинского университета. Среди них оказался Олег Стрижак. Он первым отважился прикоснуться к окровавленному и дико кричавшему от боли ребенку. Первый же осмотр показал — у пострадавшего множественные переломы костей: сломаны ребра, тазобедренные суставы и, как предположил Олег, возможно, сломан позвоночник. Мальчик истекал кровью. Ребенка надо было срочно доставить в больницу.

— Вызывайте скорую! — кричал кто-то.

"Он до скорой не доживет", — подумал Олег и стал останавливать машину. Тут же притормозила белая иномарка "Тойота-Королла", за рулем которой сидел подполковник налоговой службы (имя которого нам пока не удалось установить. — О.Г.). Ни минуты не медля, водитель открыл дверцу, и Олег внес на руках мальчика.

— Я сел на заднее сиденье, Антон лежал у меня на коленях, — вспоминает Олег. — Мальчик потерял сознание, а когда пришел в себя, стал кричать и бить в боковое стекло ногами. Боль для ребенка была нестерпимой! Мы ехали с сиреной, которую включил водитель, не соблюдая никаких правил, на предельной скорости.

Первая больница, в которую привезли ребенка, была третья Кировская. В приемном покое сидел пожилой травматолог с седыми висками. Олег с облегчением вздохнул: "Наконец-то добрался до опытного медика!" Пожилой врач испытующим взглядом посмотрел на ребенка, истекавшего кровью, и сказал:

— Зачем ты его сюда привез? Наша больница взрослая, вези его в детскую, в Ивано-Матренинскую.

— Я тогда взорвался! "Как вы смеете? Вы давали клятву Гиппократа!" — кричал я ему, — вспоминает Олег. — Врач не захотел даже осмотреть мальчика, я не говорю уже о том, что он не оказал ему первую помощь, имея для этого все средства. "Какая разница, — кричал я, — взрослая больница, женская, детская... Вы врач! Вы обязаны оказать первую помощь!"

Под таким натиском врач все же осмотрел ребенка.

— У него множественные переломы, но я все равно не могу его принять, вези его в Ивано-Матренинскую, — сказал травматолог. — Ты пойми, я не имею на это права.

— Но дайте хотя бы скорую, — просил Олег. — У вас перед подъездом я видел три машины.

— Нет, и скорую я не могу тебе дать, он все в крови уделает. Ты же на чем-то привез его сюда? На той машине и уезжай в Ивано-Матренинскую... Дайте ему тампонов, — напоследок приказал пожилой врач медсестре.

Сестра всучила Олегу в руки пять марлевых салфеточек, предназначение которых так и осталось для него загадкой. Кровь хлестала изо рта, из открытых ран ребенка, салфеточками ее было не остановить.

Не замарайте халат!

Тащить ребенка на руках становилось все труднее. Мальчик приходил в себя и сильно выгибался — от боли. Нести вдвоем было нельзя, так думал Олег: если предположить перелом позвоночника, то ребенка вообще надо нести на носилках. Кровь, вытекавшая из ран, намочила одежду, кожаная куртка Олега спереди совсем промокла от крови.

В Ивано-Матренинской их встретил молодой врач, одетый в дорогой импортный халат. Олег бережно положил мальчика на кушетку, сбросив ногой металлические биксы, в которых хранились вата и марлевые салфетки. Врач, увидев мальчика, у которого изо рта время от времени летели сгустки крови, брезгливо сказал:

— Отверни ему голову, он замарает мне халат!

Осмотрев ребенка и выслушав Олега, он отправил Антона в операционную.

— Дайте носилки! — попросил Олег. — Вы же видите, в каком он состоянии!

— На руках донесешь! — сказал врач. — Нет у меня носилок.

Операционная находилась на втором этаже, у Олега от усталости уже подкашивались ноги. Он с трудом преодолел два лестничных пролета с тяжелой ношей на руках. Ребенок все время выгибался от боли, его приходилось прижимать к себе, чтобы не уронить. Кровь хлестала непрерывным потоком.

— Ой, скорее, скорее, кладите ребенка сюда, — увидев Олега с мальчиком на руках, засуетилась операционная сестра.

Обследование показало, что у мальчика переломаны все кости: ключицы, тазобедренные суставы, челюсти, ребра. Слава Богу, вопреки опасениям Олега, позвоночник оказался целым. Но врачи обнаружили еще и полный отрыв трахеи. С такой травмой еще ни один человек в мире не выживал.

В первый раз за это злосчастное утро Олег услышал человеческие слова. Он понял, что здесь Антону окажут помощь. Когда мальчика повезли на операцию, Олег вышел из больницы...

Внука назовем Олегом

Мама Антона искала Олега все эти годы. Но как найти человека, не зная ни имени его, ни фамилии? Она просто ходила по микрорайону Зеленому и спрашивала, не видел ли кто парня, который подобрал ее сына и увез в больницу. Встречные пожимали плечами, никто не слышал о нем, никто не видел. Олег в это время жил в Томске. А когда приехал, товарищи ему передали, что его разыскивают: и в газетах, и по телевидению не раз звучала просьба разыскать парня, спасшего мальчугана. Но тогда Олег был не готов к такой встрече — слишком свежи в памяти все события того рокового понедельника.

Прошло пять лет, отец показал Олегу статью в "Пятнице".

— Он сказал мне: "Неужели ты не хочешь посмотреть на ребенка, которого спас?" И я решился, — говорит Олег. — Наверное, пришло время.

Так все герои нашей статьи встретились спустя пять лет.

— Правда, он похож на ангела? — вытирая слезы, спросила меня Татьяна, мама Антона, когда мы встретились. — Олежка — ангел-спаситель моего сына. Мы решили, что первого внука назовем в его честь.

Олег с Антоном теперь друзья.

Дорогое приглашение

В этой истории все переплелось: человеческая подлость и милосердие, граничащее с подвигом. Мы рады, что нашли Олега — этот человек недаром носит звание военного врача. Сегодня бывший студент мединститута Олег Стрижак — старший лейтенант, начальник медицинской службы военной части.

Мы уже писали о том, что иркутские детские хирурги лучшие в мире. Они сделали уникальную операцию, и бригада врачей во главе с Владимиром Подкаменевым получила за это премию "Признание". Иркутским медикам вручали эту премию в Кремлевском дворце, Антона и его маму тоже пригласили на эту церемонию.

Вот только тридцать пять тысяч рублей, которые потратила на поездку Татьяна Бикинина, Министерство здравоохранения семье так и не вернуло. Хотя летом в Москве все было по первому разряду: и шикарная гостиница, и перелет самолетом туда и обратно, и даже передача "Здоровье", где Елена Малышева рассказывала о чудесном спасении ребенка.

Метки:
baikalpress_id:  4 038