Россия под газом

Газ и Россия. На сегодняшний день слова эти — два понятия почти тождественных. Синонимы — точно. К миру мы разворачиваемся своим газовым нутром все больше. И все больше дуреем "под мухой". Или "под газом". И если вы помните, эти выражения тоже тождественны. Почему же так?

Газ как газ

Поговорим сначала о газе. Природном. Бог послал нам газ щедрой рукой. И мы это поняли. И уже 60 лет живем почти одним газом. Начиналось все по-советски. 325-миллиметровая нитка, в 4 раза тоньше нынешней, положила начало главному российскому бренду (как теперь принято говорить) ОАО Газпром. Невероятный, по нынешним временам, трудовой героизм был главной движущей силой нашего газа. Нет никаких преувеличений в словах генерального директора Югансктранса Леонида Чернощекова: "Вся история газовой индустрии России — это этапы героических трудовых свершений, самоотверженной борьбы поколений газовиков за становление отрасли".

Начало положили геологи. В 30-е годы они открыли Елшанское, а вскоре Курдюмское газонефтяные месторождения в Саратовской области. Заложили первую советскую газовую скважину практически с началом Великой Отечественной войны. А осенью 1942 года всего за 35 дней и ночей проложили (прокопали вручную) первые 16 километров под газопровод до Саратовской ГРЭС. В 1943 году последовал фактически боевой приказ — "дадим Москве саратовский газ". Год Сталинградской битвы стал и годом начала строительства газопровода имени товарища Сталина. 843 километра газопровода стали одной из дорог, соединивших победу и всю нашу послевоенную жизнь, включая сегодняшний день. Газопровод работает до сих пор.

  • 1,5 млн кубометров газа в день первой трубы вливаются в 547,9 млрд кубических метров, добываемых Газпромом сегодня. Нынешний российский гигант — это 29 трлн кубометров разведанных запасов природного газа (хотя 20 лет мы умудрились практически ничего не искать) и более 1,2 млрд тонн газового конденсата. Прирост добычи за последние 5 лет равен всему потреблению немаленькой, по мировым меркам, Аргентины — примерно 36 млрд кубических метров.

Но и всей родной России Газпрому уже мало. Поиск и разведку он ведет и во Вьетнаме, и в Индии, и в Венесуэле, и рядом — в Узбекистане. Перспективные проекты намечаются в Таджикистане, Киргизии, Ливии, Алжире, Иране, других странах.

Газпром — крупнейший мировой экспортер. Треть газа он реализует на международных рынках. В 2004 году Европа купила 153,2 млрд кубических метров газа. В 2005-м — 156,1 млрд кубических метров. Это четверть всех потребностей одного из важнейших экономических центров мира. Шедевром воплощения самой передовой технической, экологической, экономической и управленческой мысли должен стать Северо-Европейский газопровод, начатый в прошлом году.

Не забывают газовики и про родину. Исполнение газпромовской программы российских регионов даст газ в дома 11 млн россиян.

Газа много не бывает

Блеск Газпрома у всех в глазах. Лихорадочный блеск Газпрома — это во многом блеск золотой лихорадки. Вот он фарт, сам прет в руки. Такова "газовая" психология. Однако, как все мы знаем, не все золото, что блестит.

Как это ни дико, России уже не хватает энергии и газа. Из фактора стабильного роста целых регионов газ превращается в фактор пределов роста. Дело в том, что Россия переходит на новую модель развития, в которой снижение энергоемкости валового внутреннего продукта сочетается с ускорением спроса на энергию. При этом аппетиты оказываются значительно скромнее реального потребления.

  • На 2006 год рост спроса на энергию предполагался в 2,2%, но только за 9 месяцев прирост потребления энергии по стране составил 4,6%, а в московской энергетической системе — 6,4%, в рекордной тюменской — 10%. Электростанции, котельные, промышленные предприятия требуют все больше газа. И его израсходовано в 2006 году на 44 млрд кубометров больше, чем в 2000-м.

В качестве меры, сдерживающей естественные потребности экономического роста, правительство начинает рассматривать возможный отказ от регулирования цен на газ для промышленности.

Поможет ли это самоедство? Пример Европы говорит об обратном. За 2000—2005 годы рост номинальных цен на газ для потребителей в Западной Европе составил 37%, но он не спровоцировал падение спроса. Более того, рост потребления газа за это время — 16%. В России будет то же.

Реальная альтернатива — наращивать крайне капиталоемкую добычу нефти и газа и новые источники энергии или обеспечивать экономический рост за счет улучшения структуры потребления энергии и повышения качества ее использования.

Как второе возможно? Возможно. Но нужны программы управления спросом. Нужно покупать пиковую мощность у неэффективных пользователей. Пример. Утепление окон и частичная замена ламп накаливания на компактные люминесцентные лампы дадут экономию в 1350 МВт. Это обойдется в 37 млн долларов. Строительство новых мощностей на эти же 1350 МВт обойдется в 1350—2700 млн, конечно, новые стройки все равно будут необходимы, но на них потребуется уже не 10—15 млрд, а 4—7.

Скромные расчеты непосредственно по газу рисуют аналогичную картину. Более эффективное использование голубого топлива может позволить экономию в 170 млрд кубометров. А это 40% его потребления. Российский экспорт сегодня — почти того же объема. Вот и решение задачи стабилизации экспортных газовых поставок.

Экстраполяция данных тенденций до 2020 года подсказывает необходимость именно такого подхода. Ведь ресурс повышения энергоэффективности в 2—4 раза выше ресурса наращивания энергетических мощностей.

Вывод. Наращивать производство не надо. Необходимо создать государственные органы, которые займутся стратегией повышения энергетической эффективности страны и разработают необходимую для этого нормативно-правовую базу.

Страна этилового спирта

Проблема газа, как мы видим, — проблема не столько ресурсная, сколько головная. Не нужно семь раз резать. Нужно один раз всерьез заняться решением задачи эффективного использования того, что фактически разбазаривается.

  • Проблема потребления алкоголя в России — это тоже головная проблема. И даже душевная. Spiritus ("спирт", но и "дух", "душа") в любом виде — будь то водка завода "Кристалл" или набодяженное пойло — не сводится к качеству и цене выпиваемых напитков. Россия давно и много, слишком много пьет. Пьет в элитных заведениях и под забором. Для многих пьянка стала единственно доступным и даже достойным приключением. Вот в чем корень проблемы. А точнее — зла.

С пьянством не борются. Пьянство не порицается. Бедный Владимир Креститель давно стал дельфийским оракулом для всех и всяких категорий сограждан. Всяк дурак к месту и не к месту произносит: "Веселие на Руси есть пити". И с этой индульгенцией мешает жить другим и губит жизнь собственную. Но ходить под хмельком, или под газом — не зазорно, а почти нормально.

Бездумность и безнравственность роднит наше отношение к разбазариваемому газовому богатству и к безмерному потреблению алкоголя.

В атмосфере всероссийского бардака вольготнее всего себя чувствует родное государство. Точнее, чиновники, узурпировавшие право властвовать и управлять. Их "деятельность" в газовом и алкогольном деле достойна пера нового Гоголя. Создав на голом месте винно-водочный кризис, чиновники если и дули в ус, то вряд ли это было заметно. Но прорычал Кремлевский Лев, и агнец заблеял. Грозно надув свои розовые щечки на совсем нестрашном лице, Фрадков отчитал министров и поручил своему вице Жукову найти виновных. Жуков посмотрел окрест и нашел. Среди плотвы, само собой. Виновниками оказались сплошь замы — из Минфина, МЭРТа, Минсельхоза. Им влепили выговоры, виновным еще мельче — дисциплинарные взыскания. Начальники оказались в очередной раз женами цезаря и избежали всяких подозрений.

Государство, ау!

Газ и "под газом" — две самые видные российские реалии. В них, как в зеркале, отражаются все наши достоинства и недостатки. Главный недостаток — невнятность государства, его невыразительность, одутловатость и расплывчатость. Как алкоголика выдают трясущиеся руки, мешки под глазами, размытость черт лица, так государственное нездоровье передают его судорожность и нетвердость в решении общенациональных задач.

  • Можно много спорить о вмешательстве-невмешательстве государства в жизнь общества. Бесспорно одно — без государства обеспечить социальное благополучие граждан и процветание экономики не получилось. Однако для государственного капитализма в России характерны пассивность в социальной экологии и неэффективность в управлении экономикой.

Чтобы всегда у всех был газ и страна не ходила "под газом", чиновничество должно работать: формулировать цели и достигать их.

То, что мы наблюдали в последние дни в производстве и на рынке газа и винно-водочной продукции, с определенностью говорит об обратном. Цели — туманны, средства — негодны, помыслы — корыстны. Коррупция и злоупотребления по-прежнему процветают, а государство служит ширмой, за которой лихие люди реализуют личные интересы.

Так, может, не будем ждать манны небесной, сограждане? Может, дружно бросим пить и на трезвую голову спросим со слуг народа за их службу нам, российскому народу?

Иначе под вечную сурдинку о пользе и вреде государственной монополии в одни специализированные магазины будет по-прежнему поступать спиртосодержащая жидкость под названием "водка", а в другие — спиртосодержащая жидкость под названием, скажем, "Трояр". Замечательность последней изначально состоит не столько в том, что это "тонизирующее средство для ванн". И даже не в том, что в это тонизирующее средство для ванн входит "женьшень-2", он же, очевидно, "экстракт женьшеня". Главная прелесть "Трояра", тонус коже твоей придающего, в том, что на самом-то деле это обыкновенный этиловый спирт, 90% об. Денатурированный. Очевидно, тем самым женьшенем. И кто же такое сокровище замахнет в ванну? По крайней мере, не смиренный житель сибирских медвежьих углов, давно не видевший ни приличной зарплаты, ни хорошей и по карману водки.

Метки:
baikalpress_id:  25 852