Бывшая первая леди Иркутска

Она общалась с многими мировыми лидерами, но у нее никогда не было личных парикмахера и портного

Недавно еженедельник "Пятница" рассказал о приезде в наш город членов иркутского землячества "Байкал", объединяющего бывших иркутян, ныне живущих в Москве. Но об одной гостье мы решили рассказать отдельно. Это Мария Ивановна Щетинина. Ее муж — Семен Николаевич Щетинин — 11 лет был первым секретарем Иркутского обкома КПСС. В переводе на современный язык — это главный человек в области, то есть губернатор. До сих пор она вспоминает холод, темные улицы, старый дом, диван с клопами и пустые прилавки в магазинах. Именно так в далеком 1951 году Иркутск встретил свою будущую первую леди.

"Нас провожали со слезами"

Щетининых направили из Донецка в далекую Сибирь по заданию компартии. Когда охранник Донецкого горкома узнал, куда отправляют Щетининых, заплакал: "Семен Николаевич, куда же вы едете? Там же одни ссыльные. Я сам там в централе сидел".

Действительно, имея хорошую должность (к моменту отъезда Семен Николаевич был секретарем Донецкого горкома компартии. - Авт.), положение в обществе, влиятельных друзей, сегодня вряд ли кто-то бы решился бросить все это и уехать к черту на кулички. Но тогда приказы партии не обсуждались. Сказано: надо - значит, надо! Поэтому Щетинины, погрузив в вагон свои вещи, вместе с двухлетней дочкой Леночкой и парализованным отцом Марии поехали в Иркутск.

Город встретил их темнотой и пронизывающим осенним ветром. Хорошо, что дом, где их поселили, находился недалеко от железнодорожного вокзала - на улице Чкалова.

Наутро Мария Ивановна пошла за продуктами и поразилась дефициту, который творился в иркутских магазинах.

"В гастрономе на Карла Маркса были пустые полки. Из продуктов здесь продавали только крабов, кофе и красную икру", - вспоминает Мария Ивановна. Женщина пошла на Центральный рынок, но и здесь ей не удалось купить ничего, кроме молока, замороженного на палочке. Щетининым не оставалось ничего другого, как растопить молоко, накрошить туда хлеб и подкрепиться этой тюрей. Примерно так они перебивались неделю, а потом в Иркутск прибыл контейнер с их вещами и запасом продовольствия. "Нас предупреждали, что в Сибири плохо с продуктами, поэтому мы набрали с собой и крупы, и мясо", - рассказывает Мария Ивановна.

Дети иркутского подземелья

Семен Николаевич устроился работать вторым секретарем Иркутского обкома, а Мария Ивановна стала преподавать русский язык и литературу в школе по улице Доронина (позже ее переименовали в Российскую. - Авт.). Ей дали пятиклашек. Почти всех своих учеников она помнит до сих пор.

Например, была в ее классе девочка Рая, которая часто пропускала уроки. Учителя были обязаны ходить по домам таких учеников, выяснять, почему дети не ходят в школу, и возвращать их за парты. Семья Раи жила в подвале Дворца пионеров на улице Желябова. Свой первый визит к детям подземелья Мария Ивановна помнит во всех подробностях:

- В этом подвале жило несколько семей. Они были отгорожены друг от друга тоненькими листами фанеры. Я зашла к Рае и увидела, что она лежит на кровати, покрытой какими-то лохмотьями, а рядом с ней грудной ребенок. Оказалось, что ее родители накануне получили зарплату и ушли в запой, а девочка была вынуждена водиться с младшим братишкой.

После визита учительницы Рая стала ходить в школу, а потом снова пропала. Мария Ивановна опять пошла к ней домой.

- Они уже переехали в другую квартиру, но выглядела она ничуть не лучше подвала. Дети спали на полу на лохмотьях. На этот раз дома была мать Раи. Она стояла смертельно бледная, прислонившись к стене. Женщина рассказала, что работает донором, сдает кровь, чтобы хоть как-то прокормить детей. А когда я спросила, почему Рая не ходит в школу, она расплакалась: "У нас с дочкой одно пальто на двоих. Если я куда-то иду, она сидит дома, если она идет в школу, я не могу никуда выйти".

Мария Ивановна признается, что в той ситуации сама она, одетая в меховую шапку и доху, чувствовала себя ужасно неудобно. Она собрала родительский комитет, на котором решили купить Рае пальто. Потом у этой девочки все сложилось хорошо - она окончила техникум, устроилась на работу и стала самостоятельным человеком.

Таких голодных, обделенных родительской любовью детей в классе Марии Ивановны было много. Для них учительница была как вторая мама - они провожали ее гурьбой до дома и встречали около школы. А она старалась не заводить себе любимчиков, потому что знала, что стоит кого-то выделить, ему же будет хуже - дети не простят особого отношения, побьют выскочку.

"Кастро пил водку, а Тито веселился"

В 1955 году Семена Николаевича Щетинина направили на учебу в Москву. Через год он снова вернулся в Иркутск, а по прошествии еще одного года был избран первым секретарем Иркутского обкома КПСС, а Мария Ивановна стала первой леди Иркутской области. И хотя супруги доверяли друг другу, все серьезные политические вопросы решались без участия жены. "Он никогда не рассказывал мне о проблемах, чтобы не волновать. Даже когда Сталин находился при смерти, я узнала об этом не от мужа, а от соседей, хотя он, конечно же, уже давно знал об этом", - говорит Мария Ивановна.

Она рассказывает, что, несмотря на большой пост, у ее мужа не было охраны - партия посчитала, что это лишнее. Зато ему выделили шикарную служебную машину "Чайка", чтобы выглядеть достойно перед иностранными делегациями, которых в те годы в Иркутск приезжало великое множество - из Кореи, Польши, Вьетнама, Германии, Югославии. На многих этих встречах присутствовала и первая леди.

- Личного парикмахера и портного у меня никогда не было. Должность мужа я никогда не использовала, чтобы пролезть без очереди, по блату. Да, честно говоря, тогда и парикмахеров хороших в Иркутске не было, стригли безобразно. Легче было сделать укладку самой. Одеваться старалась в платья, которые поновее. Но каких-то строгих требований к внешности первой леди тогда не было, поэтому одевались в то, что есть, - улыбается Мария Ивановна.

Лидер Югославии Иосиф Броз Тито запомнился Марии Ивановне как степенный и солидный, но в то же время очень веселый человек. Кстати, Щетинины были первые российские дипломаты, которые побывали после Второй мировой войны в Югославии. Только после их удачного визита туда отправился глава государства Никита Хрущев.

А вот глава ГДР Вальтер Ульбрехт, как истинный немец, даже в гостях сохранял деловой тон и пунктуальность. От этого политика ждать шуток было бесполезно. Но, пожалуй, больше других в Иркутске ждали визита кубинского лидера Фиделя Кастро. Он прибыл в Иркутск в своем традиционном наряде - военной форме. "Люди толпами выходили на улицы города, чтобы увидеть машину, в которой проедет Фидель. Иркутяне бежали за автомобилем, кричали, махали руками. Радость была необыкновенная. Меня на эту встречу не брали, поэтому я тоже видела Кастро из толпы. Но вечером муж мне рассказал, что на Байкале Фидель впервые в жизни попробовал русскую водку. Он сам попросил налить ему стопку, потому что очень замерз", - рассказывает Мария Ивановна.

"В Иркутск тянет до сих пор"

Из Иркутска Щетинины уехали в 1968 году. На этот раз партия направила Семена Николаевича послом в Монголию, а в 1973 году супруги окончательно переехали в Москву.

В столице для нее самые близкие люди - члены иркутского землячества "Байкал". Они постоянно обмениваются новостями про свой родной город. "Мы про наш Иркутск знаем все - какая погода, что случилось, как развивается город. В этот приезд мне больше всего понравилось то, как изменилась Листвянка - появилась современная гостиница, а на улицах стало гораздо чище. Иркутск тоже изменился в лучшую сторону - привели в порядок центр города. Улицу Ленина я даже не сразу узнала - такая она стала красивая. Но огорчают окраины - неухоженные дворы, старые дома. Это сразу бросилось в глаза", - вздыхает Мария Ивановна.

Она признается, что ее до сих пор тянет в Иркутск, хоть наш город и был для нее лишь небольшой страничкой жизни, но это были очень счастливые годы. Поэтому, несмотря на почтенный возраст и плохое здоровье, она сразу же согласилась ехать в Иркутск. "Возможно, это мое последнее свидание с Иркутском - все-таки возраст берет свое. Но, если позволит здоровье, я обязательно приеду сюда снова", - уверена Мария Ивановна.

Чем запомнился Семен Щетинин?

При нем был создан Иркутский научный центр с восемью институтами АН СССР; введены в строй Иркутская и Братская ГЭС, начальный участок БАМа — железнодорожная магистраль Тайшет — Лена; начато строительство Усть-Илимской ГЭС, а также ряда производственных предприятий в Братске и Усть-Илимске.

Загрузка...