Война на Урицкого

Между швейной фирмой "ВиД" и торговой компанией "Вэлло ди Оро" уже полгода идет бесконечная череда взаимных претензий. Яблоко раздора — старый пристрой в самом центре улицы

Конфликт идет в лучших традициях войн горожан с незаконными застройщиками. Еженедельник "Пятница" неоднократно писал о многочисленных подобных случаях в Иркутске. Как правило, жильцы старых домов протестуют против строительства новых — вблизи их квартир. Происходящее же на Урицкого — новый виток таких конфликтов. Поругались торговцы одеждой: с одной стороны, иркутские производители мужских костюмов, с другой — продавцы элитных дубленок. Драка идет за место под солнцем. В прямом смысле слова.Этот пристрой стоял на Урицкого с 1875 года. Одно время здесь располагалась конюшня, потом постоялый двор. Это было неприметное здание: теперь, когда оно снесено, не каждый иркутянин вспомнит, что здесь находилось раньше. Разве что вагончик "Городская справка" стоял где-то неподалеку (теперь его немного отодвинули).

Что не нравится "ВиДу"?

Фирма "ВиД" — единственное швейное предприятие в Иркутской области, которое не обанкротилось и производственные площади которого не превратились в торговые ряды. В 2001 году "ВиД" переехал из здания на Карла Маркса: старые стены не выдерживали производственных мощностей. На новый участок на Урицкого и строительство "Премьер-центра" в "ВиДе" возлагали большие надежды.

— Урицкого — самая торговая улица в Иркутске, — говорит Ирина Чикуленко, генеральный директор швейной фирмы "ВиД". — Понятно, что со временем в нашем городе появятся и другие места для выгодной реализации продукции. Но Урицкого для иркутян останется навсегда первой торговой улицей! Когда иркутяне говорят, что они "едут в город", подразумевается, что они едут в район Урицкого.

Строительство "Премьер-центра" было частью создания большого торгово-офисного центра, в который кроме прочих строений входил и Дом моделей.

— Конечно, после окончания строительства своего торгового центра мы интересовались старинным одноэтажным зданием, из-за которого теперь возник конфликт, — продолжает Ирина Михайловна. — И если бы в то время были объявлены торги на это здание или земельный участок (кстати, площадью 350 квадратных метров), мы бы в них обязательно участвовали. Но этого не произошло.

Проблемы в "Премьер-центре" начались в этом мае, когда за своими окнами сотрудники неожиданно обнаружили начало стройки. "Видовцы" говорят, что даже на бытовом уровне это неправильно. Когда, скажем, дачник начинает ставить новый забор, он обязательно спрашивает соседей, не помешает ли этот забор расти клубнике-морковке. По-соседски принято спрашивать, согласовывать интересы... В этом же случае сразу начались проблемы.

— Сейчас арендаторы с нижних этажей отказываются работать с нами, — говорит Ирина Михайловна. — Из-за близкой стройки и невозможности подойти к нашему центру наши клиенты и мы терпим убытки.

Ирина Чикуленко выступает против этой стройки и как бизнесмен (интересы которого уже существенно затронуты), и как иркутянка.

— Мне не все равно, что происходит в нашем городе, — продолжает гендиректор швейной фирмы. — Я поняла, что здесь что-то не так, когда узнала результаты рыночной экспертизы стоимости этого здания. Его оценили лишь в 1 миллион 700 тысяч рублей. В то время как соседнее такое же старое здание было продано с торгов за 35 миллионов 600 тысяч рублей. Есть ведь разница?

По ее мнению, здание нельзя было сносить и строить на этом месте новое, мотивируя низкой стоимостью самого пристроя. В соседней стройке Ирину Чикуленко возмущает не только то, что строительство ведется с сомнительных (по ее мнению) разрешений, но и сам метод увода от торгов земельных участков в Иркутске.

— Я хочу вернуть ситуацию в правовое русло, — говорит Ирина Михайловна.

Из ответных претензий застройщиков Чикуленко согласна лишь с одним: сам "Премьер-центр" был построен на 80 сантиметров ближе к бывшему пристрою, чем это положено, — на расстоянии 5 метров 20 сантиметров. Но теперь, когда стройка расширилась, между будущим зданием и "Премьер-центром" расстояние стало и вовсе минимальным: не пройдет никакая пожарная машина. Мало того, будущий торговый центр отрежет "ВиД" и от солнечного света. И что не менее важно — собственно от улицы Урицкого.

Что не нравится "Вэлло ди Оро"?

С 2003 года в долгосрочную аренду до 2019 года часть этого здания взяла компания "Вэлло ди Оро" (по-итальянски это значит "Золотое руно"). Компания торгует качественными дубленками и куртками.

— Этот пристрой был сделан из глины и кирпича, — рассказывает Андрей Божко, генеральный директор ООО "Вэлло ди Оро". — Как только мы арендовали это помещение, то столкнулись с реальной опасностью: в любой момент балки здания могли обрушиться на посетителей.

Была проведена экспертиза, результаты которой показали, что нецелесообразно и опасно использовать старое здание. Городские власти предложили арендаторам пристроя провести реконструкцию здания. Сегодня реконструкция производится в долевом участии: КУМИ Иркутска и компаниями "Венера" и "Вэлло ди Оро"

— Пристрой находится в муниципальной собственности,
— рассказывает Андрей Иванович. — Мы на свои, не на городские, средства взялись реконструировать это здание. Но, поскольку его состояние было катастрофичным, было принято совместное с городскими властями решение о реконструкции в пределах старого здания.

На месте старой конюшни планируется построить торговый центр, площадь которого станет в два раза больше, чем раньше. Предполагается цоколь, два этажа и мансарда. Новый фасад здания согласован с главным архитектором города Евгением Третьяковым и Комитетом по охране объектов культурного наследия Иркутской области.

— Пристрой не являлся объектом ни культурного, ни исторического наследия, — продолжает гендиректор "Вэлло ди Оро". — Кстати, обратите внимание на сам "Премьер-центр". Интересно, в каком таком иркутском стиле выполнено это здание? Не противоречит ли оно духу Иркутска, вписывается ли в старинную улицу Урицкого? Лично я думаю, что противоречит.

Одна из самых серьезных претензий "ВиДа" — новое здание отрежет "Премьер-центр" от пожарных машин: в случае пожара они не смогут спасти людей.

— "Премьер-центр" уже был в то время, когда мы стали арендовать это помещение, — говорит Андрей Божко. — По пожарным требованиям, между строящимся зданием и другими постройками должно быть не меньше шести метров. "ВиД" же построил свой центр немного ближе к пристрою, и тогда никто из этой компании не беспокоился о возможных последствиях.

Позиция Андрея Божко: все документы, разрешающие строительство, у их компании есть. "ВиД" же мешает стройке, потому что сам имел виды на здание.

— Это рейдерство в чистом виде, — говорит Андрей Божко. Напомним, что этим словом обозначают захват акций (или долей) предприятия с целью установления над ним контроля. — "ВиД" подключает многочисленные инстанции, чтобы нас замучили проверками. Строительство мы начали в июне, перед этим полгода собирали документы. Если бы не наши соседи, новый центр был бы уже построен в декабре. Пока же мы только "вышли из земли" — заменили фундамент.

Божко говорит, что если необоснованное давление продолжится, то он будет вынужден обратиться в администрацию президента России.

— Я не знаю, где найти такую справку, чтобы на нас не насылали всевозможные проверки, — сетует бизнесмен.
— Все городскиеинстанции мы прошли. Не понятно, почему в это строительство вмешиваются другие структуры?

  • Обе стороны ненавидят друг друга. Их понять можно - на кону бизнес. Раньше иркутяне и не подозревали, что творится на любимой улице кафе и магазинов. Казалось бы, здесь всегда все тебе рады: лишь становись клиентом, посетителем или покупателем. Только приноси деньги. Владельцы поругавшихся магазинов спорят, по сути, об одном - кому мы принесем свои средства, у кого что купим: у них или у заклятого конкурента. Нам бы радоваться, но почему-то все это выглядит печально.
Загрузка...