Погост означает погостить

Иркутская ученая залезла в долги, чтобы составить и выпустить сборник сибирских слов

В Иркутске маленьким тиражом — всего в тысячу экземпляров — вышел Словарь сибирских говоров. Целых двадцать лет копила эти говоры ученый-фольклорист из педуниверситета Галина Медведева. Чего ей это стоило? Она не скрывает, что многие экспедиции были за свой счет, что однажды зимой сломала руку, а вертолет уже был оплачен. Пришлось лететь в верховья Лены в лютый мороз, со сломанной рукой, за три сотни километров от Иркутска в глухую тайгу. Ей бы дома на больничном сидеть, а она обходила в заброшенной сибирской деревеньке дом за домом, да еще при этом несла на себе всю аппаратуру. Вертолет вернулся за фольклористкой только через неделю.

Как вор ботало украл

В своих поездках по дальним деревням и селам Галина Витальевна не только на диктофон записывала речь коренных сибиряков, она их еще и на видеокамеру снимала. На презентации первой книги словаря (а их будет выпущено аж 19 томов!) слушатели могли увидеть тех людей, чьи рассказы стали иллюстрацией к словарной статье.

Например, на диск записан маленький отрывок из рассказа бабушки Ксении Рукосуевой (она 1918 года рождения!) из деревни Яркино, что на реке Чадобец, Кежемского района, Красноярского края. Про ботало. Все знают, что боталом коровьим называют в просторечии болтуна, враля, для которого соврать, наобещать с три короба и не сделать ничего не стоит.

Так вот, ботало — это металлический колокольчик, который подвешивали на шею скоту. Размером этот колоколец с хороший мужицкий кулак, и предназначался он всегда блудливой корове. Когда корова идет, она задевает этот колокольчик, и раздается глухой звон. Только колокольцы для скота не такие красивые и звонкие, как те, что под дугу подвешивают. Язык в них часто сделан из железного болта, который болтается в такт движению и при этом издает звук. Вот и называются боталом.

Баба Ксеня (так ее зовут в деревне) рассказывает о том, что в их деревню как-то прикочевали тунгусы с оленями. У каждого оленя на шею было подвешено ботало, чтобы он в тайге не потерялся, не отстал. И пока тунгусы стояли в деревне, кто-то из местных украл ботало, снял с одного из оленей. Тунгусы очень расстроились. Металл же дорого стоил. Вот они и стали добром просить вернуть это ботало. "Отдайте ботало, кто взял", — упрашивали тунгусы. И предупреждали: "Потом будете догонять, чтобы отдать!" Но ничто не помогало! Ни один из деревенских не признался в том, что украл он. И вот тунгусы укочевали. А вор тут же объявился. С ним творилось что-то неладное. Он не находил себе места, бегал по селу как помешанный и даже нацепил на шею конский хомут (хомут в народе — символ того, что человека сглазили, испортили).

Не выдержал вор — побежал бегом за тунгусским племенем. А те уже далеко от деревни успели уйти и встали в тайге на ночлег. Он прибежал к ним, когда уже стемнело, вернул ботало и переночевал с ними. Вернулся совершенно здоровым.

Месяц в рукавицах

В словаре Галины Афанасьевны Медведевой есть много народных свидетельств, примет, обычаев сибиряков.

— Моя мама, — говорит Галина Витальевна, — когда стала входить в возраст и терять память, вдруг вернулась к тому говору, каким говорили ее родители. У нее как бы исчезло индивидуальное, а стало все ярче проявляться общее, народное. Посмотрев ночью на небо, она говорила: "Месяц в рукавицах". Что это означало? Что вокруг луны белое кольцо тумана и завтра будет ветер. Или "месяц на рогу" — это ясный полумесяц предвещал ясный, погожий день. Радугу мама называла "Божья дуга", а на суетливую дочку могла и прикрикнуть: "Что ты мечешься, как кукушка в гнезде?" Елена Шастина (ныне уже покойная), профессор, знаменитая иркутская фольклористка, учила Галину Витальевну находить смысл в каждом сибирском слове, в каждом выражении.

Например, слово "погост". Что оно означает? Оказывается, в этом слове — целая философия, весь космос народных верований. Русские люди считали, что мы на земле гости. Что жизнь настоящая — она на небе. Вот погостили и домой собрались. В сибирских деревнях до сих пор не говорят о смерти как о чем-то конечном. "Пора мне на гору собираться", — скажет старуха в далеком сибирском селе. И невдомек городским, что так она сказала: "Пора мне умирать".

Как тунгус с медведем разговаривал

Словарь сибирских говоров, как пушкинского "Евгения Онегина", можно назвать энциклопедией народной жизни. Потому что в качестве иллюстраций там приведены рассказы, запечатлевшие народные обычаи, предания и верования. Например, хорошее сибирское слово "сполох". Языки пламени в Сибири называют сполохами. И всем иркутянам знакомо словечко "заполошный" — то есть суматошный, не в своем уме. Так вот, славяне-язычники считали огонь живым существом, приписывали ему разные человеческие качества. Недаром в день Ивана Купалы прыгают через огонь: по представлениям славян, он очищает душу от грехов, а тело от недугов. Но огонь может и напугать, сделать заполошным, поэтому на большой пожар смотреть нельзя. Такое свидетельство записано Галиной Медведевой в глухой сибирской деревеньке. Когда затапливали печь, бабушка говорила внуку: "Огонь пляшет — не смотри, будешь заполошным!"

Сибирские крестьяне очеловечивали животных так же, как тунгусы, эвенки, верили в то, что у них есть и разум, и душа. Это отразилось в рассказе, как тунгус заговорил медведя. В одном селе на Ангаре повадился медведь скотину задирать. Задавил корову. Узнали об этом проходившие мимо эвенки. Один тунгус говорит: "Схожу на берег, сделаю, чтоб вас не давило". Вернулся и сказал: "Пока деревня стоит, медведь ни одной скотины не задавит, я его на Ангару послал". Сибиряки, русские люди, считали эвенков людьми ведающими, знающими что-то такое, что русским было недоступно. Поэтому многие рассказы сибирских старожилов свидетельствуют о негласном запрете — нельзя обижать эвенков. Нельзя воровать у них. Иначе за все последует немедленная расплата. Так люди в Сибири учились жить мирно на одной земле.

Есть и немало забавных рассказов-анекдотов. Например, рассказ о том, как один охотник ехал по тайге на коне и песню пел. Вдруг услышал, что его песню подхватили десятки голосов и она повторяется по всему лесу. "Он как с ума сошел", — говорит рассказчик. Мужики потом сказали, что это белка-летяга его передразнивала.

Как горе переживали

Потрясающий рассказ приводит Галина Медведева о молитве. Одна бабушка, прожившая всю жизнь в деревне, рассказывала о страшном голоде. В семье было много детей, отец с матерью да старики. А кормить нечем, в доме ни крошки, дети с голоду опухли. Отчаянная женщина пошла в лес, набрала грибов "мухоморных", наварила их целую кастрюлю. Всем разлила ровно по тарелкам, чтобы всем досталась отрава поровну. Потом все легли спать, "чтобы в смерть заспаться", а женщина встала на молитву. Помолилась о легкой смерти. Утром все проснулись как ни в чем не бывало. Здоровые, сытые.

О том, как христианские верования сплетались с языческими, да еще и уживались с советской властью, в словаре тоже есть интересные свидетельства. Например, рассказ о том, как женщины ходили с иконами "дождь вызывать". Пели "Пресвятую Богородицу". Пошли однажды, только мыс обошли, как "тучи засгущались, ливень полил". После рассказчица увидела вещий сон: "Бегу в контору, где партийное собрание, кобель гонится за мной. Но остался за дверью и только дверь поцарапал". И действительно. На собрании председатель колхоза Захар Иванович стал ругать женщин за религиозность, но его никто не поддержал. Назавтра он похвалил женщин за то, что вызвали дождь: "Дождь пошел, значит, хлеб пойдет..."

Без гонорара

Словарь сибирских говоров можно читать как интересную книгу о родной старине, о легендах и сказках нашего сибирского края. Можно смотреть видео, наслаждаясь живыми рассказами старожилов. Досаду вызывает только одно: он издан тиражом всего в тысячу экземпляров, то есть достать эту книгу скоро будет практически невозможно. А пока фольклористка Галина Медведева взяла в банке кредит, чтобы оплатить накопившийся долг за квартиру. Ведь гонораров за эту книгу ей не полагается.

Книга плюс видео

В словаре сибирских говоров Галины Медведевой есть два информационных носителя: видео, записанное на диски, и великолепно изданная книга. Это соединение слова печатного и диска делает чтение словаря увлекательным занятием.

Легенда о мухоморах

Одна бабушка, прожившая всю жизнь в деревне, рассказывала о страшном голоде. В семье было много детей, отец с матерью да старики. А кормить нечем, в доме ни крошки, дети с голоду опухли. Отчаянная женщина пошла в лес, набрала грибов "мухоморных", наварила их целую кастрюлю. Всем разлила ровно по тарелкам, чтобы всем досталась отрава поровну. Потом все легли спать, "чтобы в смерть заспаться", а женщина встала на молитву. Помолилась о легкой смерти. Утром все проснулись как ни в чем не бывало. Здоровые, сытые.

Метки:
baikalpress_id:  5 847