Невозможно уехать

Транспортная проблема в Иркутске снова стала самой обсуждаемой и проклинаемой в народе

Примерно в начале сентября в городе значительно сократилось количество маршруток. Это уменьшение тут же обернулось чудовищными битвами и давками между пассажирами на остановках. Многие читатели "Пятницы", рассказывая о происходящем журналистам еженедельника, вспоминали 80-е годы, когда люди часами стояли на остановках в ожидании транспорта.

Опасно для жизни

"Давка в маршрутке! Разорвана юбка... Я до работы дойду? Сломаны ногти... треснул каблук! Целое утро замкнутый круг!" - так в стиле японской поэзии описала ситуацию одна поэтесса. Но бывают ситуации и похуже, когда дело заканчивается ушибами и переломами.

Наталья Жемердеева, заведующая приемным отделением 3-й городской Кировской больницы, рассказывает, что за этот год количество травм, связанных с транспортными давками, увеличилось. "У нас было 5 человек за этот год. Я считаю, что это много. Парочка сотрясений, был случай, когда мужчина получил перелом голени. Лично меня пару раз роняли, но я никуда не обращалась. Похромала день, ну и ладно".

Сейчас в Кировской больнице лежит 57-летний иркутянин Виктор Артемьев, получивший в результате давки перелом костей голени. Трагедия произошла на остановке: когда подошел автобус, толпа сбила Виктора Михайловича с ног, и по нему проехался автобус.

На ногу Виктора Михайловича страшно смотреть. Вставать он не может - на ноге сложная конструкция из металлических штырей и ободков. По его словам, на лечение уже затрачено больше 30 тысяч рублей. Настроение у больного неважное, он говорит, что к нему уже приходил следователь из прокуратуры. Возбуждено уголовное дело.

Нам невыгодно возить задаром

Маршруток действительно стало меньше, это подтверждают сами перевозчики. По словам Ирины Орловой, председателя Ассоциации маршрутных такси, на некоторых маршрутах машин стало наполовину меньше. К примеру, раньше по 45-му маршруту ходило до 75 машин, сейчас 40. Реже стали ходить 21-й и 49-й маршруты.

Причина простая - люди уходят из этого бизнеса. Он стал нерентабельным из-за того, что стоимость проезда не поднималась почти 4 года. Ирина Орлова считает, что сегодня цена 8 рублей абсолютно нереальна. Поднялись цены на автомобильные запчасти и дизельное топливо (с 7,60 рубля до 19,80 за литр). Сейчас, по мнению перевозчиков, стоимость проезда должна быть не менее 12 рублей.

- К зиме будет еще хуже, - обещает Ирина Вильевна, - если не поднимется стоимость проезда. У меня у самой душа болит, когда вижу эти огромные очереди на остановках. Но и водителей понять можно.

Кто не пускает перевозчиков на рынок?

В том, что тарифы не повышают, маршрутчики винят областные власти, так как именно областной Комитет цен отказывается повысить расценки. Главная причина отказа - нет документов, доказывающих реальные затраты на перевозки. А собрать их, по словам частных предпринимателей, крайне затруднительно.

Попробуем разобраться с тарифами с помощью председателя Комитета цен Иркутской области Павла Прощука. По его словам, оснований для повышения стоимости проезда в маршрутке нет. И у него есть веские аргументы:

- Все говорят, что маленькие тарифы... Но я не могу понять одного: если есть предельный тариф 8 рублей, то почему некоторые предприниматели возят людей по пять и по шесть рублей? Они что, себе в убыток возят? Предприниматели не могут работать себе в убыток. Значит, это выгодно. Однозначно!

Причину транспортного кризиса в Иркутске Павел Иванович видит в другом. По его словам, многие перевозчики готовы работать на этом рынке по существующим тарифам, но их туда не пускают. На вопрос "Кто не пускает?" Павел Иванович дипломатично ответил: "Это не мой вопрос, я не распоряжаюсь транспортом. Но, когда я разговаривал с перевозчиками, они говорили, что у них есть свободные автобусы, они их могут выставить. Вот пусть город и разбирается с этим вопросом. Обеспечение перевозок граждан - это вопрос муниципалитета".

Также выяснилась интересная деталь - оказывается, инициировать вопрос о повышении тарифов должны сами перевозчики, но они в Комитет цен почему-то не обращались практически год. Последние разговоры об этом были в конце прошлого года, но маршрутчики до сих пор не выходили с очередным обращением.

Наконец Павел Прощук привел последний аргумент в защиту существующих тарифов. Мировые цены на нефть падают. "Соответственно, и у нас идут разговоры, что цены на топливо будут снижаться. Ну и тогда о чем мы говорим?"

Это не наша прерогатива

Мы попытались выяснить, что думает и, самое главное, намерена предпринять администрация города Иркутска для разрешения маршрутного кризиса. Однако разговор на эту тему с Александром Фирсовым, начальником отдела транспорта и связи мэрии, оставил ощущение тотальной безысходности. На первый же вопрос: "Почему стало плохо с транспортом?" - Александр Лазаревич неожиданно задал встречный вопрос: "Где?" Складывается впечатление, что городские чиновники, разъезжающие в служебных автомобилях, ничего не подозревают о том, что творится на остановках.

Наконец после продолжительной паузы Александр Фирсов все-таки лаконично ответил: "Водители уходят с этого рынка услуг. Тарифы не поднимались три года".

Я попросила уточнить, как городские власти намерены решать проблему цен.

На этот счет Александр Лазаревич ответил: "Это прерогатива регионального Комитета цен".

Означает ли это, что город возлагает ответственность за происходящее на администрацию области? Александр Лазаревич уклонился от прямого ответа: "Я не возлагаю ответственность. Я просто говорю, что решение этого вопроса находится в компетенции областной администрации".

Далее весь разговор состоял из одних "не".

- Какие меры будут предприниматься городом?

- Это не лежит в нашей компетенции, - недовольно ответил Александр Фирсов.

- Но вы можете выйти с предложением... Проявить инициативу...

- У нас нет оснований ходатайствовать за коммерсантов, чтобы им подняли тарифы. А они их не могут обосновать, потому что не ведут учет своих расходов. Зарплата у них никак не фиксируется.

Получается замкнутый круг. Городские власти кивают на областную администрацию. Та в свою очередь - на муниципалитет. Маршрутчики клянут и тех, и других последними словами. А иркутяне в бессильной ярости продолжают терять время и здоровье в нескончаемой борьбе за место в маршрутке.

Обуздать дикий рынок

После невнятных объяснений начальника отдела транспорта и связи Александра Лазаревича Фирсова, в редакции "Пятницы" совсем уже отчаялись найти человека, который объяснил бы ситуацию с транспортом в городе и обозначил бы пути выхода из кризиса. Когда верстался номер, нам удалось получить комментарий от другого чиновника мэрии - Олега Шандрука, первого заместителя главы администрации, председателя Комитета по жилищно-коммунальному хозяйству администрации Иркутска. Вот что он рассказал "Пятнице" по поводу транспортного кризиса и о путях его разрешения.

Об ответственности перевозчиков

- Согласно существующему в стране федеральному законодательству, человек, который хочет заниматься пассажирскими перевозками, получает в федеральном управлении дорожного надзора лицензию, выходит на маршрут и едет. При этом он может заключать какой-либо договор с мэрией города, а может его и не заключать. Следовательно, он сам решает, сколько, когда и каких машин он выставляет на линию, без четко определенной ответственности с его стороны. В результате правила игры в этой сфере начинает диктовать плохо регулируемый, можно сказать, дикий рынок.

Чтобы нормализовать ситуацию в городе, мы, во-первых, завершаем работу по исследованию передвижения пассажиропотоков в городе, где учитывается потребность транспорта в каждом конкретном микрорайоне, просчитывается интервал движения, количество и вместимость машин, необходимых на каждом маршруте.

Во-вторых, разрабатываемый сегодня порядок пассажирских перевозок в городе предусматривает конкурс, где должно быть четко прописано, что перевозчик, выигравший право на обслуживание определенного маршрута, обеспечивает необходимое количество машин и согласовывает свое расписание с мэрией. Перевозчик должен знать, что это его бизнес, он получает от этого доходы, обеспечивает рабочие места для своих водителей и выполняет муниципальный заказ на перевозку пассажиров. И если по договору у него должно ходить в часы пик 40 машин, то 40 и будет ходить, если 35 - то 35. Другого варианта просто не может быть... Я думаю, что, если правильно организовать движение и вместимость автобусов, таких диких очередей, которые есть сегодня по утрам в том же микрорайоне Университетском, просто не будет. У нас и сейчас есть примеры - Иркутск II, маршрут 28Р, когда на частных маршрутах есть старшие, сформировано расписание, и в результате автобусы ходят как часы. Поэтому я еще раз говорю, что в городе должен быть конкурс. Ответственность должна быть, и если кто-то думает, что все останется по-старому, то этого не будет.

О тарифах

- Для того чтобы областной Комитет цен поднял частным перевозчикам тариф, нужно доказать его обоснованность. Все расходы должны быть подтверждены документально - аренда гаража, ремонт и работа механика, стоимость запчастей, резины, топлива и так далее. Особых проблем я в этом не вижу. Если рынок сегодня диктует цену 10 рублей, то, пожалуйста, 10... Да хоть 20 рублей! Только обоснуйте это, и тогда вас поймет и областной Комитет цен, и население города. Мы готовы со своей стороны оказать маршрутчикам любую посильную помощь, но я повторяю, что если поднимать тарифы необоснованно, то может начаться полная вакханалия.

История маршрутных бунтов

Стоимость проезда в иркутских маршрутках в 8 рублей установилась в декабре 2002 года. До этого иркутяне платили 6 рублей (теперь в это уже трудно поверить). Вопрос о необходимости повысить стоимость проезда муссируется уже не первый год. Впервые он был поставлен в январе 2004 года (кстати, тогда же подорожал проезд в муниципальном транспорте с пяти рублей до шести). Маршрутчики самостийно наклеили на двери машин таблички "Проезд 10 рублей". По этому поводу разразился большой скандал: городские власти немедленно выступили с заявлением, что это незаконно. Водителям маршрутных такси приказали немедленно вернуть старые восьмирублевые наклейки и пригрозили штрафами. Маршрутчики на какое-то время затихли, но в конце прошлого года снова принялись за старое, потребовав повысить цены до 10-15 рублей. Власти Иркутской области сочли это требование необоснованным. В ответ в феврале маршрутчики устроили забастовку прямо под окнами администрации города. Они снова потребовали от городских властей повысить тарифы. Забастовку снова объявили незаконной, виновных обещали наказать, 8 рублей удалось отстоять. Однако с того момента проблемы начались у пассажиров.

Цена у соседей

В Красноярске стоимость проезда в маршрутных такси такая же, как у нас, - 8 рублей. Но там ездят только автобусы ПАЗ, причем на газе. В Улан-Удэ проезд стоит 9 рублей днем и 10 - вечером. В Кемерово стоимость проезда в маршрутных таксомоторах городского сообщения в этом году повысилась с 8 до 9 рублей. В Чите маршрутки стоят 13 рублей, а в отдаленные районы (типа Ново-Ленино в Иркутске) - 15.

Загрузка...