Воровку посадили

Но жертвы преступницы из Усолья-Сибирского не получат назад украденное, так как не явились на судебное заседание

Екатерина Наифатева, гастролерша-аферистка из Усолья-Сибирского, наконец-то предстала перед судом. Ее жертвами стали несколько десятков пенсионерок из Усолья, Иркутска и Ангарска. В свой карман преступница смогла положить в итоге несколько сот тысяч рублей. Она представлялась сотрудницей Пенсионного фонда, усыпляла бдительность бабушек, выгребала их сбережения, ценные вещи и скрывалась. Деньги тратила на наркотики. На прошлой неделе суд вынес ей на удивление суровый приговор.

Криминальный талант

Мы рассказывали читателям "Пятницы" о мошеннице из Усолья-Сибирского несколько раз. Сначала в феврале этого года, когда в своем городе неизвестная девушка буквально пачками обворовывала доверчивых пенсионерок. Бедные бабушки плакали, что она унесла все деньги. И оставленные на похороны, и даже просто на черный день. Местные милиционеры говорили тогда об огромных объемах украденного. По их подсчетам, речь шла чуть ли не о миллионе рублей. Однако поймать "сотрудницу Пенсионного фонда" никак не удавалось.

Вскоре о шквале посещений беззащитных старушек неизвестной дамой стали сообщать уже из Ангарска. Чуть позднее волна пенсионных преступлений буквально захлестнула Ленинский округ Иркутска. Словно по графику — сутки через двое — молодая женщина якобы из Пенсионного фонда заходила в квартиры пенсионеров и уносила оттуда все ценности.

17 апреля из Свердловского РУВД Иркутска еженедельнику "Пятница" сообщили, что в итоге трехдневной оперативной работы в Усолье возле одной из наркоточек задержали некую Екатерину Наифатеву. Сотрудники угрозыска намекнули, что это именно та самая воровка. Судебное заседание назначили на 12 сентября.

Престарелые жертвы

Мы были уверены, что возле зала заседаний будет большая группа обворованных рассерженных бабушек. Но увидели только одну. Валентина Никитична Бурак объяснила нам свое единоличное присутствие просто.

— Остальным, скорее всего, просто не позволило здоровье, — рассуждает Валентина Никитична. — Я в свои 77 лет веду совершенно здоровый и активный образ жизни, занимаюсь гимнастикой. Поэтому до сих пор на ногах.

В квартиру Валентины Бурак Екатерина Наифатева постучала 29 марта. Пенсионерка живет одна, к незнакомым относится с повышенным вниманием. Но внешний вид незнакомки внушил ей полное доверие.

— Она показалась мне такой культурной, вежливой, — вспоминает Валентина Бурак. — К тому же очень хорошо одета, вся в золоте. На воровку совсем не похожа.

Как и в предыдущих случаях, Наифатева сказала, что она из Пенсионного фонда. Добавила, что Валентине Никитичне как ветерану тыла от государства положена надбавка в 350 рублей. Загвоздка в том, что у нее нет мелких купюр. Только тысячные.

Валентина Бурак пригласила гостью за стол, напоила кофе. Забегая вперед, скажем, что многие представители милиции и прокуратуры отмечают умение Екатерины общаться с людьми, вызывать в них чувство полного расположения к своей персоне.

— Она пожаловалась мне, что на нее недавно напали, ударили по голове и забрали больше двадцати тысяч рублей, — продолжает Валентина Никитична. — Мне стало ее очень жаль. Я даже ей лекарства принесла.

Принесла бабушка и кошелек с деньгами. Она разменяла Екатерине тысячу и положила кошелек на край стола. А когда та стала собираться, увидела, что его уже нет.

— Я будто бы под гипнозом была, — говорит пенсионерка. — Я хотела ее спросить про кошелек, но почему-то язык не поворачивался.

Только когда воровка ушла, Валентина Никитична обратилась в милицию.

— Я человек не злобный, — говорит иркутянка. — Но считаю, что за такие действия человек должен отвечать. А мне еще очень важно вернуть мои 1140 рублей, которые она своровала.

Когда мимо нас в зал суда проводили Екатерину Наифатеву, ее жертва Валентина Бурак стояла спокойно.

— Вы не бойтесь, я не стану на нее бросаться, — улыбнулась бабушка суровым приставам.

"Я жила на то, в чем вы меня обвиняете..."

Подсудимая выглядела почти невозмутимо, только наручники доставляли ей неудобство. Одета Екатерина была хорошо, маникюр, косметика. Создавалось впечатление, будто не из камеры ее привезли, а от мастера-визажиста.

Судебное разбирательство проходило в особом порядке. Это означает, что не было ни вызова многочисленных свидетелей для пошагового установления картины преступлений, ни других процедур, способных растянуть суд на недели, если не на месяцы. Наифатева согласилась полностью признать свою вину по обвинениям в 12 преступных эпизодах. И ей, и остальным участникам процесса так гораздо удобнее.

Суд длился два часа. Екатерина почти ничего не отрицала. Только на вопрос судьи, принимала ли она наркотики, Наифатева сказала, что никогда в жизни, а деньги, в отличие от мнения обвинителя, тратила не на наркотики, а на обеспечение старшей сестры и ее детей.

Однако в дальнейшем она стала противоречить самой себе. Когда судья спросила Екатерину, на что же, собственно, жила она сама, подсудимая сказала: "На то, в чем меня здесь обвиняют".

Выяснилось также, что детей и мужа у Екатерины нет, родителей тоже. А когда ее арестовали и провели медэкспертизу, Екатерина узнала о том, что заражена туберкулезом и ВИЧ-инфекцией.

Еще она сказала, что уже привлекалась ранее к уголовной ответственности, в том числе и за кражу.

Вообще во время суда Наифатева вела себя уверенно, в ее речи не проскользнуло ни одного блатного или грубого слова. Если учесть ее способности располагать к себе людей, нетрудно предположить, каких успехов добилась бы Екатерина в каком-нибудь легальном бизнесе.

Когда Екатерине предоставили последнее слово, выяснилось удивительное обстоятельство. Наифатева сказала, что 4 августа этого года она уже была осуждена судом Ангарска на шесть лет, и попросила не судить ее на сей раз строго, потому что слишком долгого срока она просто не вынесет.

Судья поинтересовалась, по скольким эпизодам судили Наифатеву. Та ответила, что по... 27! Судья и обвинитель с трудом скрыли свое удивление.

Во время оглашения приговора судья сказала, что в деле нет указаний на то, что приговор Ангарского суда вступил в законную силу. Значит, на данный момент Наифатева не имеет срока, и, соответственно, это не является отягчающим обстоятельством. Приговор — 4 года и шесть месяцев в колонии поселения. Однако, если учесть, что в Ангарске ей уже назначили 6 лет общего режима, становится ясно, что сроки будут сложены и отбывать наказание Екатерина отправится в колонию общего режима, а не на поселение. По крайней мере, судья Алла Захарцова это не отрицает.

Также Алла Владимировна сообщила, что иск Валентины Бурак подсудимая должна будет удовлетворить. То есть через десять лет, когда Наифатева выйдет на свободу, она должна будет со своего дохода расплатиться с пенсионеркой. Остальные иски удовлетворены не будут, потому что потерпевшие на заседание не явились.

Метки:
baikalpress_id:  6 372
Загрузка...