Искалечить электричку

Каждый день вандалы бьют стекла и режут сиденья в пригородных электричках

Каждый год железная дорога тратит огромные деньги на ремонт пригородных электропоездов. Только за семь месяцев этого года на замену выбитых стекол было истрачено 21 325 рублей, на замену кожаных сидений — 37 266 рублей. Это без учета тех денег, которые были выплачены рабочим. Вандалы, приносящие такие убытки железной дороге, не понимают одного: эти траты ударят и по ним. Они делают нерентабельным и даже убыточным использование пригородных электричек.

Камень в окно

— Три дня назад мы возвращались с маршрута Слюдянка — Иркутск-Пассажирский, — рассказывает проводник поезда Эльвира Вознюк. — И мне прямо в кабину камень прилетел. Конечно, я испугалась, сижу вся засыпанная осколками. Приятного мало. Выглянула: четверо подростков, лет 12—15 примерно, кричат вдогонку поезду, смеются. Им-то что — все как с гуся вода.

Эльвира Вознюк работает проводником электропоезда в хвостовой кабине. И ей частенько приходится видеть вандалов, закидывающих электропоезд камнями. Как она говорит: "Слава Богу, пока никого не убили". Хотя и такое вполне возможно. Камень, влетая в стекло поезда, движущегося на большой скорости, может попасть в любого из пассажиров. Были случаи, когда камни влетали через лобовое стекло в кабину машиниста.

— Убытки большие мы несем из-за вандалов, — признается Петр Петрович Тыщенко, замначальника депо по ремонту. — Бьют стекла, сиденья режут, маркерами исписывают целые вагоны так, что химия, которая у нас есть для мытья вагонов, их не берет. Приходится менять полностью обшивку вагона. Только в прошлом году мы потратили 55 526 рублей на покупку винилист-кожи для замены сидений, изрезанных пассажирами. А стекол пришлось вставить на 41 776 рублей. В прошлом году один квадратный метр искусственной кожи стоил 74 рубля, а в этом году он уже стоит 83 рубля. Стекло тоже подорожало, один квадратный метр стоит 128 рублей, и только за семь месяцев текущего года мы истратили на покупку стекол 21 325 рублей.

Конечно, надо лучше охранять поезда. Но все-таки милиция мало что может — часто эти хулиганы остаются безнаказанными, потому что бросают камни в ночное и вечернее время, в безлюдных местах. Просто люди у нас такие...

Ранили девочку

Железнодорожники никак не могут забыть случай, который произошел три года назад. Тогда на электропоезде вывозили детей из летнего лагеря "Юный сибиряк". Ехали с Каи до Усолья-Сибирского, и на повороте между станциями Академическая и Иркутск-Пассажирский в окно влетел камень. Девочка, сидевшая у окошка, заплакала от боли: на ноге была рваная рана, осколок разбитого стекла вонзился в ногу.

— Мы оказали девочке первую помощь, — рассказывает Эльвира. — Но представьте себе состояние ребенка! Врагу не пожелаешь оказаться у окна, в которое на полном ходу поезда влетает камень.

В прошлые выходные пришла в депо электричка, в которой разбили 7 двойных стекол, которые стоят 12 780 рублей. Разбиты были не только стекла у пассажирских сидений, но и пневмодвери, которые закрывают выход на перрон, и стекла в дверях тамбура.

— За лето у нас разбили больше сотни стекол, это точно, — утверждает Петр Тыщенко. — Зимой как-то меньше бьют стекла, начинается вандализм с мая месяца, и пошло-поехало...

Режут где? В электричках, идущих до Черемхово. Станция Суховская вообще больное место. Садятся группы молодежи вечером, когда мало пассажиров, и режут, и пишут. По два вагона вырезают, бывает.

Надо вернуть милицию!

Железнодорожники утверждают, что надо вернуть в электропоезда наряды милиции. Раньше, когда по электричке проходили милиционеры, безобразий было значительно меньше. Сейчас железная дорога заключает договоры с охранными агентствами, а охранники не следуют от первой станции до конечной. Вечерние рейсы, которые едут со Слюдянки до Усолья и Мальты, а также те поезда, которые следуют до Черемхово, страдают больше всех. Вечером охрана в электричках не работает вообще, пассажиры выходят в Иркутске и в Усолье-Сибирском, а группы хулиганов, которые едут 1—2 станции, успевают изрезать и исписать несколько вагонов подряд.

— На ночных мальтинских электричках больше всего безобразий происходит, — говорит помощник машиниста Андрей Богданов. — Потому что нет должного контроля. Хулиганы чувствуют свою безнаказанность! Вот недавно это было. Подъезжаем к перрону на станции Тельма, и вдруг парень, который стоял и пил пиво, плеснул нам пиво прямо из бутылки в лобовое стекло. Сегодня пиво выплеснул, завтра бросит и бутылку. Наказывать за хулиганские выходки надо серьезно, тогда и вандализма будет меньше.

Мастера по ремонту электропоездов только и успевают менять стекла и обшивку сидений. Игорь Петрович Седельников, мастер по ремонту вагонов, говорит, что обычно режут вагоны в электричках, где нет охраны. С этим можно как-то бороться. Но как бороться с хулиганами, которые бросают камни в стекла? Как наказывать тех, кто портит электропоезда, нанося огромный материальный ущерб железной дороге?

— На этой неделе вырезали кабель на электропоезде, который стоял у самого депо. Хулиганы совсем обнаглели! — негодует мастер, прослуживший на железной дороге не один десяток лет.

Дачники, которые очень возмущаются тем, как много людей набивается в воскресенье в слюдянскую электричку, не понимают одного: чем больше вандалов в поездах, тем хуже всем нам, обычным пассажирам. И надо, наверное, начинать воспитывать в детях уважение к железнодорожникам, коль скоро мы пользуемся услугами пригородных электропоездов. Потому что зачастую бьют стекла в вагонах дети и внуки тех самых людей, кто имеет дачу в пригороде.

Цена вопроса

К ценам на материалы, которые приходится закупать, чтобы восстановить искалеченные вагоны (более 70 000 рублей), надо прибавить как минимум 300—400 тысяч рулей — годовую зарплату ремонтной бригады

Метки:
baikalpress_id:  26 195