Близкие родственники

Лида, конечно, понравилась Вале: в то лето его особенно допекли знакомые и приятельницы, приятельницы - в особенности. Надоели те, кого раньше называли людьми его круга. Их разговоры, непредсказуемость (точнее, предсказуемость, конечно), истерики, замкнутость, моды, разговоры о моде, чего бы это ни касалось - тряпок или книжек. Даже когда Лида начала свой сбивчивый рассказ о том, что ее тоже постигло разочарование - подруга увела парня, в которого Лида была влюблена с первого курса, Валю и это не раздражило, скорее умилило. Ничего он там не запомнил, никаких подробностей - какая подруга? какой парень?

- Все неважно, - сказал он Лиде. - Важно, что есть ты.

- И ты, - поспешила добавить Лида, в кино как-то видела, что именно такими словами обмениваются влюбленные, когда на них обрушится чувство любви.

А дальше события понеслись с большой скоростью; не успел Валя еще как следует приглядеться к Лиде, как нужно было уже бежать в загс, потому что Лида ждала ребенка. Еще были долгие разговоры с Анной Михайловной, матерью Вали, которая на Валю жизнь положила, все ему - образование, скрипка, лучшие учителя и отдых на море. Пока Анна Михайловна перечисляла, чем она пожертвовала ради сына, Лида сидела в соседнем дворе на лавочке и ждала решения своей судьбы, и это несмотря на то, что заявление в загс они уже подали и нужно было как-то об этом сказать Валиной матери, потому что мать для Вали - это все. Жуткий, жуткий тогда разразился скандал, когда до Анны Михайловны все-таки дошло, что все эти намеки Валины - это не просто абстрактные какие-то рассуждения на тему перемены его жизни, а нечто вполне реальное, как реальна девушка, которая вот уже стоит в прихожей. Валя психанул, что мать ничего не хочет понять, убежал на улицу и за руку приволок Лиду. Тогда шел дождь, и Лида совсем промокла, и капли дождя стекали по лицу, как слезы. Такая, в общем, трогательная. Анна Михайловна в первую минуту опешила, потому что девушка совсем не походила на тех эффектных длинноволосых красавиц, которые приходили к ним. Анна Михайловна так удивилась, так удивилась, что просто замолчала и смотрела на Лиду. А Лида, красная, на нее. Такая вот немая сцена. Но потом все-таки какой-то разговор начался, даже чай попили.

Свадьба была сумбурной. Праздновали сие событие у Анны Михайловны, слухи о свадьбе каким-то образом, не без помощи, конечно, самой Анны Михайловны, просочились в компанию друзей-подружек Вали, все пришли поздравить молодоженов. Вот так на конце стола - невеста с женихом, невеста в идиотском платьице из искусственного шелка, тесном ей в талии, рядом невестина мама в сделанной наспех и по случаю химочке, дальше Валины приятели и, конечно, Анна Михайловна, любезная и величественная.

Маша родилась копией Анны Михайловны - и лицо, и повадки, и крошечные ямочки на щеках, так что когда Анна Михайловна увидела первый раз внучку, то полюбила ее навеки, и все разговоры о том, что она положила ради Вали жизнь, исчезли и испарилась, потому что в Маше уже был смысл, опять возродились мечты, тут были и лучшие учителя, и занятия музыкой, теперь, конечно же, фортепиано, и поездки на море. Так что к тому времени, когда Валя разошелся с Лидой, девочка была защищена от жестокого мира крепкой стеной любви. Ведь большую часть своего восхитительного младенчества, а затем и детства она провела в доме бабушки, окруженная вниманием, книгами, режимом, правильным питанием и регулярными прогулками на свежем воздухе в любую погоду.

Лида заканчивала институт, Валя безуспешно пытался найти свое место в жизни, но поиски места сводились в основном к долгим беседам с приятелями и приятельницами о смысле жизни, пока Лида зубрила свои учебники. К окончанию института Валя с Лидой окончательно потеряли способности говорить друг с другом тихо, без оскорблений (Валя) и без слез (Лида). И разошлись.

Лидина мама разменяла свою квартиру, уехала в пригород, так что с жильем у Лиды было все хорошо, а Валя вернулся к Анне Михайловне, но ненадолго, потому что в ее доме уже прочно воссиял культ Машеньки, и Валя, со своим поиском смысла жизни и привычкой спать до обеда, очень мешал матери давать гармоничное воспитание его дочери. Так что Валя, как он думал, временно поселился у одной своей приятельницы. Они там вместе недолго решали свои вопросы о мироздании, пока не приехали с Севера ее родители и не забрали обоих в далекие края, чтобы там, значит, среди иных пейзажей и температур, обрести себя. Тем более что и у девушки были основания обрести себя, став матерью. Короче, у Вали, таким образом, образовалось все другое - вплоть до ребеночка.

Анна Михайловна погоревала насчет отъезда любимого сына Вали, но особо заморачиваться ей в тот момент было некогда, потому что в то время как раз Маша подцепила жесточайшую ангину (Анна Михайловна кляла себя, как она пропустила первые симптомы), так что прощание было коротким и бесслезным.

Какое-то время Валя даже слал матери деньги на жизнь, около года, наверное, а потом, после уговоров Анны Михайловны не делать этого - им и так всего хватает, полностью переключился на жену и ребенка, которые рядом. Иногда, впрочем, звонил.

Дальше про Лиду. Сначала Лида делала ремонт в разбомбленной квартире, ремонт хотелось быстро, но там пришлось все менять, начиная с электропроводки, и если бы были деньги, тогда, конечно, все быстро бы и получилось, но денег было в обрез, потому что Лида еще пошла на курсы, а потом у нее случился роман с мужиком, который и делал ремонт, так что вообще ерунда - ни ремонта, ни романа. Точнее, Лида думала, что будет роман, конечно, а у мужика семья. Он Лиде так и сказал - я жене всем обязан. Но Лида влюбилась, прибегала к Анне Михайловне, приносила дочке гостинчиков и врала про свою занятость. А мужик приходил как будто белить-красить, но на самом деле Лида его отвлекала - потом, потом, еще и кормила, и бегала в лавку за беленькой, а когда уходил, она долго плакала и все-таки заставляла себя еще и учиться, потому что время было вокруг суровое и помощи ждать было совершенно неоткуда - не от этого же мужика, у которого жена - это все. И тем более дети.

Потом мужику Лида надоела, потому что ни работы, получается, ни чувств, тем более что жена, конечно, спрашивает - если ты ходишь красить-белить, то где деньги? А он же не будет при таком раскладе с Лиды брать деньги? И Лида плакала, плакала, все просила его не уходить, ремонт, ладно, оставь, как-нибудь. А мужику все это надоело - эта разрушенная квартира, которую сам и довел до этого состояния, и эта женщина, к которой совсем не хотелось привязываться, потому что у него дома - та же песня и те же слезы и мольбы. А если вспомнить, что его жена ждала его из армии, ездила туда к нему, а когда у него язва случилась с чуть ли не прободением, то она в больнице буквально жила, ни есть, ни спать. И дети. Двое. Столько водки, конечно, не выпьешь, чтоб все забыть. И даже совесть. Поэтому он сказал: конечно, конечно, завтра и приду. И не пришел больше уже никогда. А Лида сидела посреди этого хаоса, в который превратился ее дом, и хаоса, в который превратилась ее жизнь, - как в параличе. И ждала, ждала... Как собака, которую хозяин бросил на вокзале.

Анне Михайловне она врала по-прежнему, но Анну Михайловну как-то мало заботили причины, по которым Лида мало навещает Машу, Анну Михайловну уж скорее раздражали визиты, пусть и нечастые, Лиды. Маша смотрела на Лиду с удивлением, переводила взгляд на бабушку и мгновенно успокаивалась. Бывало и так, что она просто головы не поворачивала в сторону матери, увлекшись игрушками или просмотром мультиков.

Придя домой, Лида еще пуще принималась рыдать и так вот и жила - глупо и нервно, если бы на работе не начало кое-что получаться, ее даже отправили в Москву еще там чему-то поучиться, и когда она вернулась из столиц и вошла в свою квартиру, то, конечно, ахнула, застыдилась и буквально за считанные дни привела жилье в порядок - чтоб перед дочерью не было стыдно. Кстати, жить в чистоте - это и не требует больших денег.

Анна Михайловна приводила Машу, даже оставляла ее у матери ненадолго, но Лида не решалась даже и заикнуться о том, чтобы забрать дочь. Зато всю свою накопившуюся энергию бросила на работу. Это же известно: если у мужика пошла карьера - ищи за спиной женщину, а если женщина рванула по этой лестнице - то у нее разбитое сердце. Аксиома. Неудачи в личном компенсируем вот так вот незамысловато.

Так что на работе - и предприимчивость, и энергия, и хватка. Мужики про Лиду уважительно говорили - львица. Зато все мечты Анны Михайловны сбылись - насчет лучших учителей, уроков музыки и отдыха на море для Маши. Лида денежки приносит регулярно и обильно. Анна Михайловна распоряжается деньгами разумно. С Лидой они пьют чай на кухне и рассуждают в основном о политике. Иногда Анна Михайловна ловит себя на мысли, что ей Лиду хочется пожалеть, но жалеть не получается. Да и как жалеть успешную, красивую и небедную.

Случались у Лиды и романы, в основном среди своих - таких же успешных, красивых и небедных, но это так, между работой. Никакой романтики, если повернется у кого язык назвать романтичным вечер в кабаке, под музычку, под угодливые улыбки официантов. Ах, да - со свечами.

Иногда Лида говорила себе - устала, ехала тогда "расслабиться", как правило, в компании таких же разведенок-подружек, где они мыли кости своим знакомым, вяло перебирали сплетни и тарились в магазинах. После таких девичников Лида ничего не чувствовала, кроме скуки.

А потом... А потом в их контору пришел новый программист. Андрей. Моложе ее лет на пять. Все другое. Садится вечером на маршрутку и отказывается, если кто из сотрудников предлагает его подвезти. Помог разобраться ей в компьютере. А через пару недель она поняла, что влюбилась без памяти. Они по этому поводу даже напились с Анной Михайловной, кажется, впервые в жизни. Лида плакала и, размазывая тушь по щекам, причитала:

- Таких, как он, не бывает!

И Анна Михайловна смотрела с уважением и сочувствием, как на бедную, бедную родственницу. О том, что Андрей пригласил ее в кино, Лида рассказала Анне Михайловне и все спрашивала совета - как ей себя вести.

Анна Михайловна, смеясь, говорила:

- Благоразумно.

Свадьба у Лиды и Андрея была тихой: посидели в кафе - жених с невестой, Анна Михайловна и Маша.

Маша первая шепотом сказала: "Горько!" - и с нежностью смотрела на счастливую мать. С работы Лида, конечно же, ушла, сидит в декрете, нянчит близнецов и абсолютно счастлива. Помогают им, конечно же, Маша и Анна Михайловна.

Соседи ломают голову, кто кому кем приходится, зато Андрей особо любознательным важно отвечает - близкими родственниками.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments