Московский консенсус

Похоже, у интеллектуальной элиты России наступает осеннее обострение: опять споры о "Давосском мире", "Вашингтонском консенсусе", "Пекинском консенсусе", "Вестфальской системе". Лично мне ближе всего позиция Михаила Веллера. Простая, ясная и четкая: "Нужно перестать держать деньги в западных банках, перестать плевать на людей, построивших страну и теперь получающих нищенские пенсии, перестать лизать зад Америке и одновременно говорить о какой-то "самостоятельной политике". Апологией Веллера я и займусь.

Консенсус волка и ягненка

С 1991 года и вплоть до осеннего листопада 2006 года мы живем по-вашингтонски. Точнее, по правилам "Вашингтонского консенсуса". Они просты: приватизация, монетаризм в экономике, бюджетный профицит, либерализация торговли, открытость национальных экономик для инвестиций. Узнаете? Конечно, узнаете. Этот рецепт был прописан российской экономике Гайдаром. Хотя вообще-то не столько Егором Тимуровичем, сколько А.Шлейфером, Дж.Хейем и Ко.

Шоковая терапия, убившая советский средний класс и развалившая вторую экономику мира, была придумана в Гарварде. Основная посылка, оправдавшая дикость и брутальность преобразований, состояла в признании неизбежной преступности эпохи первоначального накопления. Российские младопреобразователи принялись в очередной раз иллюстрировать Т.Дж.Даннинга. Тот, кто читал "Капитал" Маркса, наверняка помнит цитату: "Обеспечьте 10%, и капитал согласен на всякое применение, при 20% он становится оживленным, при 50% положительно готов сломать себе голову, при 100% он попирает все человеческие законы, при 300% нет такого преступления, на которое он не рискнул бы". Авторство этой неоспоримой истины принадлежит именно Т.Дж.Даннингу (см. книгу "Тред-юнионы и стачки"). Если верить В.Поливанову, в 1994—1995 гг. руководившему Госимуществом, то А.Б.Чубайс мыслил еще масштабнее, процентов этак из 500. Он говорил: "Что вы волнуетесь за этих людей? Ну вымрет 30 млн, они не вписались в рынок. Не думайте об этом — новые вырастут". Как выясняется, новые не вырастут. Но и те, что не вымерли, в массе своей еще ничего не откусили от капиталистического российского каравая.

К неудачникам "Вашингтонского консенсуса" можно отнести не только Россию. Это и страны Латинской Америки. Это и далекие от процветания восточные европейцы. Да и азиаты, пострадавшие от масштабного финансового кризиса, могут смело искать причины катаклизма в вашингтонских правилах.

Так что Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) не открывает никаких Америк, а всего лишь констатирует факт: "Рыночные реформы, проводившиеся в большинстве развивающихся стран начиная с 1980-х годов, не оправдали ожидания".

Вывод? Вывод прост, очевиден и банален. Рост экономики возможен только при участии и под контролем государства. Своего родного. Китайского. Или вьетнамского. Не случайно, именно Китай и Вьетнам не только добились фантастического прогресса, но и усилили свой суверенитет. И что очень важно, сохранили лицо. В то время как Россия превратилась в излюбленную мишень Голливуда. Кто такой русский? Негодяй, мафиози, почти пожиратель детей. Хотя на самом деле нужно говорить о консенсусе новых русских и их американских друзей по разворовыванию России.

  • Напомню, что Гарвардский университет был вынужден выплатить американскому правительству 26,5 млн долларов. Такова цена прекращения судебного разбирательства против гарвардских советников российских чиновников. Сами друзья российского народа А.Шлейфер и Дж.Хей, а также жена Шлейфера Нэнси Циммерман выплатят до 3,5 млн долларов в течение 10 лет. Пользуясь влиянием на Федеральную комиссию по ценным бумагам России (ФКЦБ), "чикагские мальчики" (Дж.Сакс) скупали пакеты акций крупнейших предприятий. В этом списке Ростелеком, Газпром, Пурнефтегаз, Черногорнефть, Иркутский, Братский алюминиевые заводы. Министерство юстиции США запрещает подобные операции во избежание конфликта интересов. Вот почему американские советники и их работодатель Гарвард поплатились перед американским правительством.

Совершенно иная реакция на скандал была в России. Во-первых, ее практически не было. Так, рябь на воде. Во-вторых, под разоблачениями подвели черту, не начав их. Идеолог капиталистического свинства в России, научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин (бывший министр экономики, естественно), в отличие от американской Фемиды, широко открыл глаза и сказал: "Переход России к рыночной экономике был невозможен без таких эксцессов, идея обогащения носилась в воздухе. Необходимо также признать, что все люди, которые в то время пользовались моментом, были одновременно и двигателями российской экономики. Могу также добавить, что считаю Андрея Шлейфера одним из видных экономистов и крупным авторитетом в проблемах российской приватизации". Чем не Т.Дж.Даннинг с русским уклоном! А уклон в том, что "Вашингтонский консенсус" сделал счастливыми российских банкиров. Т.е. волков, поедающих овец только потому, что кушать хочется. Или, как говорит Ясин, пользоваться моментом и обогащаться.

Свет с Востока?

К сожалению, Россия, а точнее, ее как бы элита, бросилась в мутные воды "Вашингтонского консенсуса" вполне осознанно. Так же осознанно, как китайцы отказались от него. Лондонский центр международной политики, изучив ход реформ в Китае, ввел новое понятие "Пекинский консенсус". Китайская модель предполагает не отвлеченный рост. А рост справедливый. Т.е. в интересах не банкиров, а простых людей. Правила "Пекинского консенсуса": сохранение независимости, "решительное стремление к инновациям и экспериментам" (специальные экономические зоны), "защита государственных границ и интересов", "накопление инструментов асимметричной силы" (сотни миллиардов долларов валютных резервов).

Конечно. Можно спорить о границах и длительности "Пекинского консенсуса". Говорить об экономической моде. Приходящей, как и любая другая. Однако у "Пекинского консенсуса" есть то, что делает его принципиально иным, отличным от "Вашингтонского". Пекинские правила не сводятся к экономическим инструментам. Тем более финансовым. Они скорее находятся в области политической экономии. Оперируют и политическими, и экономическими реалиями. Более того, подчиняют экономический рост социальным, общим для большинства нации целям.

Свет с Запада?

Начинать движение к пекинским рубежам на самом деле не сложно. Для этого надо выбросить из головы чикагский вздор и вернуться к еще до конца не забытому опыту стратегического планирования. Считаете это ностальгией? Призывом в треклятое советское прошлое? Полноте. Если наше, то это еще не значит плохое.

Плановые органы существуют во всех ведущих странах. Во Франции — это Генеральный комиссариат по планированию. В Канаде — Экономический совет. В Японии — Экономический консультативный совет. В Нидерландах — Центральное плановое бюро. Американец Гарри Эмерсон писал: "Пять лет планового и регистрируемого развития дают для движения вперед гораздо больше, чем двадцать лет случайных и бессистемных попыток постоянно меняющихся служащих".

Бедное, несчастное сельское хозяйство, из колхозного вновь ставшее крестьянским, оказывается, вообще не стоило забрасывать в квазирынок. По крайней мере, в идеальном Шведском государстве объем продовольствия, необходимый стране, не только рассчитывается учеными мужами. Этот объем разверстывается по административным районам (ленам). Расчетные показатели проходят согласование с фермерскими организациями и профсоюзами. Затем правительство вносит план в риксдаг. И он становится нормативно-правовым актом.

  • Беда советского планирования была в том, что его сущность в 60—80-е годы стала извращаться. На государственный "план-закон" наслоили сверхплановое задание, а затем и встречный план. Вместо нормального индикативного планирования получили плановое разложение экономики. Тем не менее к 1990 году советский ВВП достиг 64% по отношению к американскому.

Вот тут-то и подоспел "Вашингтонский консенсус". А ведь нас предупреждали — продолжайте жить своим умом. Хероси Такавама, знаменитейший японский миллиардер, напоминал: "Вы не говорите об основном. О вашей первенствующей роли в мире. В 1939 году вы, русские, были умными, а мы, японцы, дураками. А в 1985 году мы поумнели, а вы превратились в пятилетних детей. Вся наша экономическая система практически полностью скопирована с вашей, с той только разницей, что у нас капитализм, частные производители и мы больше 15% роста никогда не достигали, а вы при общественной собственности на средства производства достигали 30% и выше".

"Мудрейший" первый замминистра экономразвития г-н Дмитриев думает иначе: "Прогнозирование больше чем на два года — ненаучно". "Мудрейший" Герман Оскарович Греф говорил еще сильнее: "Точка зрения, что государство должно расширять присутствие в экономике и взять под опеку какие-то отрасли, является неандертальской".

Сегодня, к несчастью, "неандертальцы" живут на Западе и на Востоке, но не у нас. Фактически с 50-х годов XX века сельское хозяйство на Западе перестало быть рыночным. По крайней мере, его бюджетная поддержка в США на 1% ВВП почти в 20 раз выше, чем в РФ. А в ЕС в расчете на 1 гектар — в 100 раз.

Государство — это мы

Неудача в наших преобразованиях, фактический провал "Вашингтонского консенсуса" в России привели к поиску новых рецептов. Можно, конечно, заимствовать чужие. Хоть пекинские. Уже привычно. Но не лучше ли вспомнить о том, что позади нас не история города Глупова. Хоть глупостей мы понаделали немало. Необходимо мобилизовать весь интеллектуальный ресурс нации и предложить свой план развития на годы вперед. Тем более что "Московский консенсус" почти сложился. По крайней мере, основные правила уже есть. Это независимая Россия, политическая демократия, правовое государство. Нужно только всегда помнить, что государство — это мы все. Не один президент Путин и его рать. Значит, "Московский консенсус" означает строительство справедливого общества для всех. Без этого любой консенсус закончится как "Вашингтонский".

Загрузка...