Секретный генплан

На этой неделе городские власти снова обсуждали новый генеральный план Иркутска, который должен быть утвержден в начале следующего года. Пока главный документ города держится в большом секрете. В этом корреспондент "Пятницы" убедилась дважды.

Сначала власти собрали журналистов в кабинете вице-мэра, но попросили не снимать чертежи на камеры: "Показывать нельзя! Снимите как-нибудь сбоку, чтобы ничего не было понятно". Но мне показалось, что, если бы дело доверили главному архитектору Иркутска Евгению Третьякову, народ бы уже знал все подробности, потому что он совсем не разделял серьезности коллег: "На чертежах есть спорные места, наоборот, надо его показать, — пошутил он, но, когда увидел, что присутствующие не смеются, а как-то вяло улыбаются, добавил: — Для противников. Специально, чтобы запутать".

Второй раз секретный генплан обсуждали на градостроительном совете. Хотя народу в актовом зале мэрии было немного и сидели они тихо, понять все равно ничего не могли. Докладчики из института Иркутскгражданпроект почему-то говорили невнятно и мимо микрофона. Примерно после десяти минут такой пытки не выдержал глава Правобережного округа Николай Хиценко: "Да говорите же в микрофон, а то ничего не понятно!" Но, похоже, так и было задумано, потому что докладчик пропустил это замечание мимо ушей. А раз никто ничего не понял, вопросов ни у кого не было.

Тем не менее корреспонденту "Пятницы" удалось кое-что услышать. Перспективы у нашего города до 2020 года (именно на столько лет рассчитан новый генплан. — Авт.) не очень радужные — нам может не хватить питьевой воды и тепла. Существующие сегодня мощности не смогут обеспечить нас этими благами в достаточном количестве. Поэтому, по мнению разработчиков генплана, надо строить новые водозаборы и теплоэлектростанции. Авторы проекта представили несколько вариантов, где могли бы располагаться эти объекты. Однако поставщики воды и тепла внесли ряд своих замечаний. Например, по мнению проектировщиков, городу нужен резервный водозабор на случай возникновения чрезвычайных ситуаций. Они определили, что для этого можно использовать Ушаковское водное месторождение. Между тем представители МУП "Водоканал", также присутствовавшие на обсуждении, парировали, что вода этого месторождения не пригодна для питья, поэтому создавать там резерв бессмысленно. Кроме того, разработчики получили еще ряд замечаний от энергетиков. Поэтому все, что касается развития инженерной инфраструктуры в Иркутске, придется обсуждать еще, и, видимо, не один раз, пока не договорятся теоретики и практики.

Зато с экологией в нашем городе, возможно, будет все в порядке. По крайней мере, Институт географии СО РАН подготовил очень подробные рекомендации по этому разделу. Основные — постепенно ликвидировать мелкие котельные и перейти с угля на экологически чистый газ. Помимо этого необходимо вынести промышленные предприятия из центра города и жилых зон. Под этот вынос могут попасть: дрожжевой завод, хлебозавод, литейный цех завода тяжелого машиностроения. Не менее важные предложения — вынос аэропорта и закрытие кладбищ, расположенных на территории города.

Главное, чтобы новый документ понравился депутатам городской думы, а у мэрии хватило денег на его выполнение. Иначе все планы властей так и останутся большим секретом для горожан.

Что такое генплан

Генеральный план города — основной документ, где прописаны границы населенного пункта, планы по его застройке и экологическая безопасность. Срок действия этого документа — 30 лет. Сейчас в Иркутске разрабатывается план, по которому наш город будет развиваться до 2030 года.

Загрузка...