Агафья Лыкова: дитя тайги

В верховьях Большого Абакана, посреди тайги, живет последняя из семьи Лыковых, Агафья Карповна. Специально для читателей "Пятницы" журналист из Хакасии Любовь Чугунекова рассказывает о своей поездке к ней

После необходимых приготовлений вертолет Ми-8, закрутив винты, потихоньку взмыл в воздух. Два часа полета прошли незаметно, и мы над целью. Когда вертолетчики делали небольшой круг над устьем реки, мы успели заметить небольшие домики, спрятавшиеся за деревьями. Бортинженер Валерий Станковский сквозь шум и рев двигателя прокричал: "Прибыли!"

Долгожданные гости после долгой зимы

Не спеша двинулись в сторону избушек: два небольших домика стоят рядом, три чуть выше. Услышав гул вертолета, Агафья Карповна заранее спустилась к нам навстречу: небольшого ростика улыбающаяся женщина, худенькая, с бледным личиком, узкими зеленовато-серыми глазами, большим ртом и плоскими губами, откуда виднелись редкие зубы. Говорила она нараспев, с довольно-таки интересным говором. Руки, скрестив, держала на груди. И эти руки, огрубевшие, с въевшейся грязью от земляных работ, рассказали очень многое о ее жизни.

Она живет в самом верхнем домике и ожидала нас у дома Ерофея Сазонтьевича Седова - ее соседа по тайге. Зима в этих местах длинная, лютая, люди в зимний период не заглядывают в эти суровые края, поэтому видно было, что хозяева искренне рады гостям. После дружеских приветствий, как у соскучившихся старых знакомых, тут же завязался оживленный разговор.

На берегу, неподалеку от домиков, возвышается строение, на которое невозможно не обратить внимание. Напоминает избушку на курьих ножках. Ножки, правда, высокие, метра три, и сделаны из толстущих бревен. Ерофей Сазонтьевич рассказал, что это лабаз, где Лыкова хранит продукты, и строила она его сама. Помолчав, добавил, что Агафья Карповна - неплохой плотник, буквально все мастерит своими руками. Легко догадаться: работа тяжелейшая и для крепкого мужчины, а тут...

В это время Агафья Карповна буднично рассказывала: "Медведь уже дважды спускался к нам, да так близко, что пришлось ружьем отпугивать".

Раритеты с Агафьиного чердака

Первые часа два я не совсем четко понимала ее старославянский говор. Но, внимательно прислушиваясь, постепенно все-таки смогла составить ей достойную компанию в разговоре. Не отступая ни на шаг, всюду, куда она позволяла, я следовала за ней в течение пяти часов. Копаясь (естественно, с ее разрешения) на чердаке, я обнаружила инструменты, которые пару веков назад были в подворье у каждого хакаса, например первобытную мотыгу - абыл. Агафья Карповна показывала, как она им ловко орудует.

Все, что бы она ни делала, получалось быстро, сноровисто. На вопрос, откуда это, она сказала, что сделала сама: накалив железо на огне, она его спокойненько загнула. Это свидетельствует о том, что она и кузнец неплохой. Попробовала и я обработать землю абылом. Хочу свидетельствовать: удобно.

На чердаке лежали серп и станок для получения нитей и витья веревок. В домашнем хозяйстве у Агафьи очень много разных по размеру берестяных изделий, сшитых берестяными же нитями. Деревянные ложки, стол, стулья, кровать возле печи она тоже смастерила сама.

Беспокойное хозяйство

- Хакасы поклоняются природе, воде, горам. Вы живете на природе, она вас кормит, домик ваш стоит в устье реки и окружен горами, нет желания им поклоняться?

- Не-ет! Я единому Богу поклоняюсь.

И как бы испугавшись греха, быстро достала и показала мне свой крест.

Хозяйство Лыковой, про которое она очень любит говорить, - две козы, козел (которого незадолго до нашего прилета пришлось забить), четыре козленка, два петушка, пять курочек и две собачки. Дарители назвали щенка Бураном, но здесь, на заимке, он превратился в Протошу.

Козел заболел, Агафья его выхаживала как могла, но в итоге его пришлось забить.

- Какие лекарства у меня были, так все им отдала (коза тоже как-то заболела, но обошлось). Сколько лекарств было, теми и поила.

- А как называются лекарства?

- Эспазган и другие без названия все отдала и старые лекарства все споила.

Одним словом, ничего не пожалели для козла и козочки.

- Да-а. Я-то эти лекарства не стала потреблять, там ведь эти штрихкоды. Помимо лекарств еще и травами, настойками из трав поить пробовала.

За козами здесь ухаживать очень тяжело. Она их каждую держит на привязи, отпустишь - медведь задерет, говорит. Учитывая, что питается Агафья только тем, что дает природа, мяса на столе почти не бывает.

- Агафья Карповна, в тайге родились, выросли, может, охотитесь?

- Я - нет. Когда братья да отец были здоровы, охотились.

- Как они охотились?

- Ямы копали. А я в основном рыбой питаюсь. Ерофей плетет морды для ловли рыбы.

Сама она это тоже делает.

- А где вы моетесь?!

- Я не моюсь.

- Как!? Совсем не моетесь? Ну, в реке-то купаетесь, наверное?

- Нет, какой-то год поскользнулась, упала, вся мокрая стала. А так, руки да лицо помою.

После того как она это сказала, я специально, подойдя к ней поближе, принюхалась. Замечу, что от нее не исходит никаких неприятных запахов.

Нет их и в доме, где ну никак не скажешь, что чисто. Что такое чистота и порядок - эти понятия ей, скорей всего, неведомы. А то, что нет запаха, - видимо, природа-мать сама очищает человека, который живет с ней в тесном контакте.

Пророчества из святых книг

Агафья отвечала на все интересующие нас вопросы, но, как только возникала небольшая заминка, она начинала с большим беспокойством рассказывать о пророчествах, о которых говорится в ее священных книгах. Книг в доме много - разных размеров, в кожаных переплетах, некоторые с замочками. Пожелтевшие от времени страницы служат людям не одно столетие. Показывая то на одну, то на другую книгу, Агафья нас предостерегала:

- ...Приближается время христианского слова, восстановят старинные церкви. А потом на лето будет лютое мучение, тогда все верные будут избиваться по всем странам и городам, об этом говорится в книге пророка Даниила. Будет всемирная гибель...

Агафья Карповна пропела несколько староцерковных гимнов. Голос ее при разговоре - не скажешь, что благозвучный, частенько ее говор трудно разобрать, но поет она красиво, очень приятно, мягко и нежно.

Спички ей ни к чему

Я с восхищением смотрела на Агафью Лыкову как на абсолютно самодостаточного человека. Она ни у кого ничего не просит: привезут, подсобят чем-либо добрые люди - просто поблагодарит.

По заготовленным семенам и рассаде можно судить, что Агафья выращивает много овощей и картофеля. С хозяйством управляется, за водой в неближний свет на реку бегает, плотничает: в хозяйстве все имеет свойство ломаться и портиться.

Ягоды, шишки заготавливает, на чай, на лекарство травы собирает, рыбачит. Надо заметить, что в гору Агафья бегает очень быстро: здоровых парней обскакала, когда они по ее просьбе ходили за сухостоем. Спустившись, те вслух восхищались ее великолепной спортивной формой.

Очень понравилось, как Агафья из двух камней добывает огонь. Она чиркает камушками, как мы спичками или зажигалкой. Берет кремний, трут и камень. Чирк, чирк - и вот огонек зажегся.

Несмотря на то что навещающие гости привносят в жизнь Лыковой частицу цивилизации, в основном она надеется только на себя. Беспокоило лишь одно: пока Агафья Лыкова во всем управляется сама (дай ей Бог здоровья на многие годы!) - а как же потом?

Зов предков

Абсолютно неверно мнение, что после того, как семья Лыковых прославилась на весь мир, Агафья Лыкова живет без забот, едва ли не все необходимое ей доставляют. Это далеко не так, ведь гости бывают в году два-три раза, ну в другой раз - четыре. А в году - 365 дней. И чтобы прокормить себя, уберечь от природных капризов, приходится работать не покладая рук изо дня в день.

Но Агафья Карповна на свою судьбу не жалуется. Нас она встретила с улыбкой, приветливо, так и проводила с добрыми пожеланиями. Поражают ее глаза: они выглядели как у невинного ребенка, как будто бы ей и не 60 лет вовсе и не было в жизни никакого горя, изнуряющего голода и потерь близких ей людей.

Последняя из Лыковых

В 1978 году совершенно случайно в глухой алтайской таежной глуши группа геологов наткнулась на проживавшую в избушке старообрядческую семью, словно попавшую в XX век прямиком из XVII... Ошарашенно, словно на марсиан, смотрели люди друг на друга. Потом пришло доверие, симпатия и сотрудничество. В 1982 году серия статей журналиста "Комсомольской правды" Василия Пескова "Таежный тупик" прославила семью Лыковых на весь Советский Союз, на весь мир. С умилением читали наши люди о том, как таежные робинзоны познавали современную цивилизацию. Глава семьи Карп Лыков о целлофановом пакете: "Надо же, стекло, а мнется..." Или то, как он впервые в жизни смотрел телевизор, - тогда на это двойное шоу сбежалась половина геологической базы: человек из XVII века перед голубым экраном... Теперь из той большой семьи - отец Карп Осипович, мать Акулина, два сына, Саввин и Дмитрий, да дочери Наталья и Агафья - осталась только Агафья, самая младшая...

Старообрядчество, староверие

Это совокупность религиозных течений и организаций, направленных против церковных реформ патриарха Никона (никонианства). Понятие "старообрядчество" появляется после раскола Русской православной церкви в середине XVII века. Старообрядцы продолжили церковную традицию, практикуемую до введения этих реформ.

Известные старообрядцы

Аввакум Петров (протопоп Аввакум)

Савва Морозов - предприниматель

Павел Рябушинский - предприниматель

Феодосия Морозова (боярыня Морозова)

Матвей Сидорович - предприниматель, фарфорозаводчик

Сироткин Дмитрий Васильевич - крупнейший российский судовладелец, дважды городской голова Нижнего Новгорода

Платов Матвей Иванович - атаман Донского казачьего войска, генерал от кавалерии

Шмелев Иван Сергеевич - писатель

Клюев Николай Алексеевич - поэт

Гучков Александр Иванович - российский политический деятель

Преследования старообрядцев

Бегство старообрядцев началось после Собора 1667 года. Бежали в Польшу, Литву, Швецию, Пруссию, в Турцию, в Китай и в Японию. При Петре I, по сведениям Сената, находилось в бегах более 900 тысяч душ. В отношении к общему числу тогдашнего населения России это составляло около десяти процентов, а в отношении к исключительно русскому населению это количество бежавших составляло гораздо больший процент. За границей старообрядцы селятся большими колониями, строят свои церкви, монастыри, скиты. В России существовали свои крупные старообрядческие центры.

Керженец - название реки в Нижегородской губернии. В густых лесах вдоль реки к концу XVII века существовало до сотни старообрядческих обителей - мужских и женских. Разгром Керженца начался при Петре I. В Нижнем Новгороде был казнен знаменитый старообрядческий диакон Александр, составивший книгу ответов на вопросы Питирима: ему отсекли голову, а тело его сожгли и пепел бросили в Волгу. После разгрома Керженца староверы бежали в Пермский край, в Сибирь, в Стародубье, на Ветку и в другие места.

Ветка находится в современной Белоруссии. Во времена раскола находилась на территории Польши. Первый разгром Ветки произошел в 1735 году.

40 000 человек были переселены в Восточную Сибирь и Забайкалье. Эти события получили название "Первый выгон". В 1765 году произошла вторая выгонка, а позднее и третья. Последняя партия старообрядцев была доставлена в Забайкалье в 1795 году.

Иргиз - приток Волги в Саратовской и Самарской губерниях. Заселен во времена Екатерины II по приглашению императрицы. В царствование Николая I все иргизские монастыри были разгромлены и отобраны у старообрядцев.

Метки:
baikalpress_id:  26 191