Кондопожский пролог

Честно говоря, мне всегда нравилось слово Кондопога. Загадочное какое-то. Но большинство граждан вряд ли его слышали и что-либо знали о городе с таким названием. Неудивительно. Типичная малонаселенная глубинка. Железнодорожная станция, ГЭС, ЦБК. Обработка камня. Самое главное — расположение города, на берегу Кондопожской губы Онежского озера. Да деревянная шатровая Успенская церковь XVIII века. И вот — оглушительная слава. На всю Россию. Но слава столь же сомнительная, сколь и громкая. Небольшая гражданская война в отдельно взятом городке. Эпилог, впрочем, приемлемый. Город замирили. А если не эпилог это, а пролог? Пролог к большим, настоль же ужасным событиям.

Кондопожские страсти глазами местных

Начиналось все как обычно. Как везде. Пришли молодые ребята в ресторан "Чайка". Не поделили что-то в процессе потребления пива с барменом. Эка невидаль. Дальше по сценарию "Драку заказывали?". Подрались. Нюанс был только в том, что местные подрались с местными чеченцами. Чеченцы уехали, но вернулись. С подмогой. С вооружением. А как иначе назвать бейсбольные биты, обрезки труб, нунчаки, ножи. Местные пацаны не были готовы к продолжению "банкета". Они пили пиво, считая, что инцидент исчерпан. По своей русской логике: повздорили, подрались, выпустили пар, разошлись, забыли. Однако чеченская логика другая: обидели — отомсти. И отомстили: двоих убили, пятерых отправили в реанимацию. Фактически местным объявили войну. И они ее были вынуждены принять. Ресторан, магазин, палатки, рынок, зал игровых автоматов запылали как поминальные костры. Тут и милиция "подоспела". Более ста участников событий (в прессе — "погромов") арестовали.

Местные требования

Во-первых, требования были сформулированы не толпой. Митингом. Организованным с применением новейших коммуникаций (форумов в Интернете). Организатором митинга выступило Движение против незаконной миграции. Две тысячи человек — в 35-тысячном городе! Требования: "проверить всех проживающих в городе выходцев с Кавказа и из Азии на принадлежность к криминалу, законность нахождения в городе этих лиц, наказать коррупционеров, которые продают город чужакам".

Мнение чужаков

"Чужаки", т.е. кавказцы, спешно покинули город, двести человек отправились к родственникам, друзьям и знакомым в Петрозаводск. Около шестидесяти разместились в петрозаводской гостинице "Уют". Лидер чеченцев в Карелии Магомед Матиев возмущен: "Мы приехали сюда, спасаясь от бомбежек в Чечне, а теперь гонят и отсюда. Если правоохранительные органы нас не могут защитить, то мы попросимся в соседнюю страну — Финляндию или еще куда-нибудь". По мнению М.Матиева, у беспорядков чисто экономические причины. По его словам, местные уголовные авторитеты хотят либо заставить чеченцев платить им дань, либо выгнать чеченских предпринимателей как конкурентов.

В 2003 году авторитеты уже пытались расправиться с чеченцами руками бывших десантников. Не получилось — беспорядков удалось избежать. Но зачинщики тех событий от своего не отступили. "Нанятые уголовными авторитетами молодчики стали крушить ресторан и бить всех, кто оказывался на их пути, и мои земляки были вынуждены защищаться" — матиевская версия завязки событий. Кроме того, господин Матиев настаивает на адекватной реакции диаспоры на безобразия: "Троих участников драки в ресторане с чеченской стороны, Ислама Магомадова, Асламбека Баканаева и Саида Эдисультанова, мы сами привели в прокуратуру, узнав, что их разыскивает милиция. Я не хочу предварять результаты расследования, но убежден, что эти ребята действовали только в целях самообороны".

Вердикт либеральной общественности

Глашатаем либеральной точки зрения в очередной раз стал Георгий Сатаров, президент фонда ИНДЕМ. Как всегда, виноваты власти. На сей раз — в бессилии. А освещение событий в СМИ — прямое поощрение ксенофобов-погромщиков. Впрочем, слово Георгию Сатарову: "...вал агрессивной ксенофобии в стране: телевизионные репортажи с места событий с большим кайфом показывают, как здорово поступили жители Карелии, и делают из погромщиков народных мстителей, а их действия преподносятся как позитивный народный взрыв... Стычки, аналогичные той, что произошла в Кондопоге, были и пять, и десять лет назад. Но они не приводили к подобным последствиям, а значит, в стране создана атмосфера, которая провоцирует подобные вспышки насилия". Националистические настроения нужны как власти, так и националистическим группировкам. Первым — для усиления влияния, вторым — для прихода к власти.

Уникальная Кондопога?

К сожалению, события в Кондопоге не уникальны. За последние годы столкновения происходили хоть и не часто, но регулярно.

  • 21 апреля 2001 года громили рынок в московском Ясенево.
  • 30 октября 2001 года — битва с кавказскими торговцами происходила в Москве, на рынке около станции метро "Царицыно", в районе станций "Каховская" и "Каширская".
  • В мае 2002 года в райцентре Частоозерье, Курганской области, дрались четыреста человек русских и чеченцев.
  • В сентябре — октябре 2003 года и 23 сентября 2005 года местные дрались с чеченскими студентами в Нальчике.
  • 14 февраля 2005 года жгли дома цыган в городе Искитиме, Новосибирской области.
  • 23 марта 2005 года в Новороссийске громили армянские магазины и кафе. 6 августа 2005 года дрались аварцы и чеченцы селений Мосхоб (Дагестан) и Новосельская (Чечня).
  • 18 августа 2005 года в селе Яндыки, Астраханской области, дрались калмыки с чеченцами.
  • В июне 2006 года в донском Сальске дрались русские и дагестанцы. Можно вспомнить еще Харагун, Читинской области, и Сыктывкар, столицу Коми, отметившихся беспорядками также этим летом.

Почему это происходит

Первый факт. В конфликтах почти всегда участвует, хотя бы с одной стороны, кавказская диаспора. А ведь помимо русских и кавказцев в России живут и порой не очень ладят между собой представители многих других национальностей. Но резни нет. Значит, кавказский мотив в разжигании конфликтов и переходе их в горячую фазу очевиден. Кавказцы не просто горячие парни. Они все еще живут по обычаям предков. Они должны уметь отстоять свою честь и достоинство. Но честь и достоинство, по их понятиям, подразумевает очень часто стремление к доминированию. Достижение этого доминирования средствами, не приемлемыми для других. Холодное и горячее оружие не входят в арсенал обычных наших праздношатающихся и ищущих приключений подростков. О взрослых, т.е. молодых мужчинах, и вспоминать нечего. Месть обидчику, тем более кровавая, приходит на ум одному из миллиона наших некавказских граждан. Для них же это дело обычное, житейское, так сказать.

Факт второй. Кавказцы, как правило, не занимаются делом в привычном российском смысле слова. Они не валят лес, не строят дома и дороги, тем более не работают на промышленном производстве. По крайней мере, в массовом порядке.

Чаще всего они занимаются торговлей, мелкорозничным бизнесом. При этом у местных жителей нередко создается мнение, что этот бизнес крышуют власти и милиция. И не без основания. К тому же поводом для массовых незаконных действий, как правило, выступают вызывающие поступки приезжих или преступления с их стороны. Местные власти очень медленно приступают к разбирательствам и тем более к нормальному, с процессуальной точки зрения, наказанию виновных. И это еще один прискорбный факт.

Если говорить о более широком контексте межэтнических столкновений, то и здесь все совершенно определенно и понятно. Та нищета, в которую ввергнуто большинство населения провинциальной России, не может не провоцировать асоциальные настроения и асоциальное поведение молодежи. Что делать в Кондопоге, Харагуне, Сыктывкаре, в любом городе, а тем более городке С., если вам двадцать лет и у вас несколько монет в кармане? Учеба, нормальная работа, возможность создать приличную семью для многих стали недостижимой роскошью. Отсюда тяга к алкоголю, наркотикам, прочей дури и дряни. Человек без работы, тем более мужчина, не может не ощущать чувства неполноценности. Его компенсацией выступают агрессивность, стремление к разрушению, деструкция. Пока есть рамки, через которые перейти нельзя в силу привычки, асоциальность таится. Но она просыпается, когда возникают непривычные обстоятельства и не вписывающиеся в принятые стандарты поведения люди. Так называемая ксенофобия представляет собой всего лишь трансформацию чувства недовольства собой и внутреннего дискомфорта. Происходит неизбежный взрыв социального горючего.

  • Незаконные, да и законные мигранты, часто слишком широкой волной заливающие российские медвежьи уголки, настроены далеко не благодушно и тем более благодарно по отношению к местным. Мигрантов много, они самодостаточны, чтобы жить диаспорой, замкнутой и закрытой для других группой. Они не хотят вписываться в окружающую среду, следовать ее ценностям и нормам. Но кто бы что ни говорил, эти нормы, в том числе и местные обычаи, давно уже находятся в соответствии с писаными законами. Чего не скажешь о правилах, нормах и стереотипах диаспор.

Власти же, не имеющие опыта работы в новых условиях да и не желающие его приобретать, пускают все на самотек. Атмосфера посткоммунистической России за это. Если есть невидимая рука рынка, если рынок — панацея от всего и вся, если его правила универсальны, значит, рано или поздно все утрясется. При этом приезжие, как правило, агрессивно-активны, у них есть желание утвердиться на новом месте, есть понимание, с кем и чем надо делиться, есть первоначальный капитал. Такие новоселы становятся вмиг милее не вписывающихся в "рынок" земляков, с которых нечего взять. На национальный криминал власти фактически вообще не реагируют. Досужую фразу о том, что у преступности нет национальности, теперь надо понимать только так: с ней нельзя бороться, ибо не политкорректно. Хотя при желании можно узнать, какие этнические криминальные группировки есть, скажем, в Москве и чем они занимаются. Точнее, кто на чем специализируется.

Кто защитит русских?

Вопрос на сегодня риторический. Ответ — никто. По крайней мере, на власть, правоохранительные органы надеяться сложно. Или все-таки невозможно?! В 2002 году неизвестные убили атамана станицы Ищерской Николая Ложкина. Затем убили атамана Червленой Михаила Сенчикова. Атаман всего Наурского отделения Терского казачьего войска Анатолий Черкашин, двухметровый детина, косая сажень в плечах, имеет пять охранников. В подчинении Черкашина сейчас 4500 казаков. Раньше в пятидесятитысячном районе их было с чеченцами напополам. Куда другие делись?

Забыл, видать, атаман Владимир Путин о казаках. Что уж говорить о других. Вот и вспоминается мне, иной раз и к ночи, Отто фон Бисмарк. Большого ума был человек и русских знал как родных. "Русские медленно запрягают, но быстро ездят", — говаривал он. Боюсь, как бы нам в очередной раз запряженной телеги не дождаться. Если помните, тачанка она называется.

Загрузка...