Куда исчез Игорь?

В Омске пропал солдат из Черемхово

7 июля этого года из военной части при Омском танковом инженерном институте исчез 21-летний солдат-срочник Игорь Хуснутдинов из Черемхово. Руководство института утверждает, что это побег, однако некоторые обстоятельства заставляют родных и близких сомневаться в этой версии. Слишком много в этой истории непонятного и даже загадочного.

Не обращайтесь в прокуратуру

Странностей в исчезновении Игоря Хуснутдинова очень много. Все, кто его знает, утверждают, что парень он спокойный и рассудительный. C отличием окончил профессиональное училище. Никто никогда не подумал бы, что он способен пойти на такое. Тем более что от службы в армии Игорь не уклонялся. Напротив, даже наказал матери, Надежде Александровне, скрыть от призывной комиссии медсправку, которая могла бы поставить крест на военной службе. Дело в том, что незадолго до призыва у Игоря открылось сильное кровотечение из носа. Пришлось даже лечиться в областной больнице.

Первые полгода Игорь находился в учебке под Читой. В июне 2006 года был переведен в часть, обслуживающую Омский танковый инженерный институт (ОТИИ). Прослужить ему там довелось всего месяц с небольшим. В письмах, которые он успел прислать матери, не было даже намека на притеснения и дедовщину. В последнем письме Игорь сообщил, что его повысили в должности, доверив склад с ГСМ. Ничто не предвещало беды. Но 7 июля Надежде Александровне позвонил ротный и сообщил страшную новость — Игорь сбежал из части. Настораживает, что при этом ротный стал настойчиво убеждать мать солдата ни в коем случае не сообщать об исчезновении сына в районный военкомат. Мол, мы сами его найдем.

Возникает вопрос: зачем руководству части понадобилось скрывать случившееся? Все это наводит на очень тревожные подозрения. В Черемховский военкомат информация о побеге пришла только 20 июля, и то после того, как отчаявшаяся мать решительно заявила, что сама сообщит в военкомат и прокуратуру.

Убеждали, что нет дедовщины

Затем руководители ОТИИ пригласили мать и сестру пропавшего солдата в Омск, чтобы они приняли участие в поисках. В части их встретили доброжелательно, может быть, даже слишком доброжелательно. Везде, как рассказывает Надежда Александровна, их водили под конвоем. Тарас Ивахненко, замполит батальона, буквально всюду ходил за ними по пятам. Сослуживцы Игоря всячески пытались их убедить, что дедовщины в части нет. Но у матери и сестры остаются сомнения. "Кто знает, — предполагает мать, — может, они их настроили, мол, попробуйте только скажите что-нибудь такое..."

Интересно, что во время встречи с руководством института Надежде и Елене сразу дали понять, чтобы они не общались с прессой.

— Полковник Мамаев, исполняющий обязанности начальника института, — рассказывает Надежда Александровна, — положил перед нами газету и говорит: "Вот этим журналистам вы верите, а нам нет. Почитайте, что они в газете понаписали". А замполит сказал: "Я ждал повышения, теперь с меня погоны полетят из-за вашего Игоря".

Очень странная реакция, не правда ли? Складывается впечатление, что руководство ОТИИ хочет избежать огласки. И еще... Когда Надежда Александровна предложила дать объявление о пропаже сына и его фотографию на местное телевидение, ей сказали: "Не положено". "Они заявили, — вспоминает Надежда Александровна, — что, мол, не надо сюда вмешивать журналистов. Якобы это будет неприятность для их части".

Солдат особо не скрывался

Все две недели своего пребывания в Омске Надежда и Елена с раннего утра и до позднего вечера искали Игоря по городу и в его окрестностях. Иногда у них возникало чувство, будто их сознательно пытаются пустить по ложному следу. Однажды матери сказали, что Игоря якобы видели в пригородном кафе. И даже одна официантка якобы "опознала" его по фотографии. Дескать, он покупал у нее пиво и беляши. И вроде бы даже сказал, что работает на стройке, расположенной поблизости.

В другом кафе женщин убеждали, что тоже "видели" Игоря, да не одного, а с молодой девушкой. Но, зная замкнутый и молчаливый характер Игоря Хуснутдинова, трудно себе представить, что после побега он мог так спокойно ходить в кафе, да еще и с девушкой, вступать в разговоры с незнакомыми людьми. И откуда у него могли взяться деньги на пиво, если он даже не прихватил с собой 300 рублей, которые незадолго до случившегося выслала мать? Деньги и военный билет так и остались в тумбочке.

Мать с сестрой прочесали стройку вдоль и поперек, дежурили там с утра до ночи, но никаких следов Игоря не обнаружили. Он словно сквозь землю провалился. Через две недели женщины решили ехать домой. На прощание замполит заверил, что поиски будут продолжаться до победного конца. Но Надежда Александровна и Елена сомневаются. Тем более что один солдат сказал им: "Вы уедете, и все. Никто его искать не будет".

Начальник института заставил грызть скамейку

Что же побудило законопослушного Игоря Хуснутдинова решиться на побег? Да и был ли на самом деле побег? А может быть, просто кому-то очень выгодно представить это дело именно в таком свете? Но концы с концами здесь явно не сходятся. Ведь если бы солдат действительно планировал сбежать, то наверняка взял бы с собой деньги и документы. И за эти два с лишним месяца он нашел бы способ сообщить матери, что жив и здоров.

Мать и Елена уверены, что в части им что-то недоговаривают. Они очень боятся, что с Игорем могла случиться беда. На это есть очень серьезные основания. Ведь Омский танковый инженерный институт недавно прогремел на всю страну благодаря своему начальнику генерал-майору Александру Яковенко, который 28 мая (буквально за неделю до прибытия Игоря в часть) устроил на общем построении показательное избиение одного из курсантов. Генерал стал таскать его за воротник, а потом ударил кулаком в правое ухо, да так, что тот потерял сознание и упал. Побои курсанта зафиксировал дежурный врач военной части. И вообще, омские газеты пишут про Яковенко жуткие вещи.

По информации "Московского комсомольца" и "Новой газеты", он держал всех на поводке. Неугодных грозился пристрелить. Один из бывших подчиненных рассказывает, что Яковенко заставлял его ползти по плацу, затем приказал грызть скамейку. Неограниченная власть начальника ОТИИ в сочетании с его нравом делают его человеком весьма опасным для окружающих. При таких обстоятельствах судьба Игоря не может не вызывать тревогу. Ведь на момент исчезновения нашего земляка у руководства института стоял именно генерал Яковенко. Только после случая, произошедшего с Игорем, в ОТИИ назначили другого руководителя.

Но, несмотря ни на что, мать солдата надеется, что он жив. "Может быть, его отдали строить дом кому-нибудь, — рассуждает она. — Сейчас так часто делают — заставляют солдат бесплатно работать. Так хоть сказали бы. Но не говорят. Они на моих нервах играют".

Надежда Александровна очень надеется на публикацию в нашей газете, зная, что "Пятницу" читают не только в Иркутской области, но и далеко за ее пределами. Возможно, действительно кто-то увидит фотографию Игоря Хуснутдинова и поможет найти его.

— Мне бы только увидеть его живым, — говорит мать, — и узнать причину, почему он ушел?

Бегут солдаты...

Министерство обороны не очень охотно обнародует статистику побегов из Российской армии. Зато есть статистика Комитета солдатских матерей. По данным КСМР, ежегодно оставляют свои воинские части около 40 тыс. военнослужащих. Однако в Министерстве обороны эти сведения опровергают. Как сообщил еженедельнику "АиФ" генерал-лейтенант Василий Смирнов, сейчас в розыске числятся 2265 человек — целый мотострелковый полк. В прошлом году также были озвучены небоевые потери Российской армии. С начала 2005 года, как сообщает Lenta.ru, они составили 347 человек. Как сообщили в Минобороны РФ, основной причиной гибели солдат является самоубийство: с начала года покончил с собой 101 военнослужащий. За период с января по май 8 военнослужащих были убиты в результате дедовщины.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments