Жизнь после рака

Моя лучшая подруга пятнадцать лет назад перенесла операцию по поводу рака молочной железы. Она работает в коллективе, где ей не делают никаких скидок, воспитывает двух сыновей, отнюдь не паинек, у нее прекрасные отношения с мужем. И только узкий круг ее знакомых знает, чего стоили ей эти пятнадцать лет "жизни после рака".

Выйди за моего мужа!

— Когда я умру, пожалуйста, не бросай моих детей. Выйди замуж за моего мужа, он очень хороший и заботливый, — сказала мне Елена, когда мы шли с прогулки с ее ребятишками.

Я онемела. Этого я никак не ожидала услышать от нее, всегда такой веселой и жизнерадостной. Муж ее шел далеко впереди, Елена сама попросила, чтобы он дал нам поговорить. "Нет, я никогда не выйду замуж за твоего Игоря и никогда не буду воспитывать твоих детей! — отрезала я. — Ты сама должна это сделать. И за тебя это не сделает никто".

Просьба Елены просто ошеломила меня: я не замечала того, что она так мучается. Она смеялась и держалась на людях легко, а сама уже находилась на грани отчаяния...

— Понимаешь, мне врач-онколог после операции сказала, что, если я проживу больше пяти лет, я выкарабкаюсь, — рассказывала подруга. — Ну а если я не проживу эти пять лет? Кто будет с ними?

Этот разговор состоялся осенью 1994 года. Прошло уже двенадцать лет. И только сейчас Елена может спокойно говорить со мной о своей болезни. О раке молочной железы.

Неужели рак?

— Я обнаружила опухоль, когда мылась под душем, — рассказывает Елена. — Я еще, помню, подумала: "Неужели рак?" Подумала иронично, без всякого страха и дрожания коленок. И тут же отмела от себя эту мысль как нечто несущественное.

Врач направил Елену к онкологу, и был поставлен страшный диагноз "рак молочной железы", требовалась срочная операция. Моей подруге было тогда всего тридцать три, ее младшему сыну годик.

— Ну неужели у тебя ничего не болело? — приставала я к ней с вопросами. — Неужели ты раньше не замечала, что с тобой что-то не так?..

— У меня ни-че-го не болело! — отвечала Елена. — В том-то и вся чудовищная правда о раке, что он не бо-лит! Никогда не болит! Он подкрадывается так незаметно!

У Елены была хорошая работа, замечательный муж, который любил ее и не бросил, даже после того как ее прооперировали. Редкий мужчина способен вынести тяготы жизни, а когда еще жена заболевает и становится инвалидом, большинство представителей сильного пола, увы, идут туда, где легче. "Брат любит сестру богатую, муж жену здоровую" — это народная пословица, и не сегодня она придумана.

Елена по крупицам стала вспоминать все впечатления, которые скопились у нее к тому самому моменту, когда она узнала, что у нее рак.

Жили они в то время в Литве, в Вильнюс ввели танки, был захвачен вильнюсский телецентр, а Елена тогда лежала в родильной палате — вот-вот должен был появиться на свет младшенький. "Только бы не было войны, — бормотала уборщица, прибирая в родильной палате. — Я так войны боюсь!" С замирающим от ужаса сердцем смотрела Елена за тем, как разворачивались события в Вильнюсе... Через год после этих событий врачи нашли у нее рак молочной железы.

Рак от Чернобыльской АЭС

"Почему рак нашли именно у меня? Ведь я не курю, не пью, никого не убила и не ограбила. Я не злой человек, я могу поделиться последней рубахой... Ну почему, почему Бог меня так наказал?" — Елена в отчаянии ломала голову над вопросами, на которые не было ответа.

Потом пришли другие мысли. Елена стала вспоминать всю свою родню, пытаясь найти нечто похожее на ее болезнь. По линии матери раком никто не болел. А вот по линии отца все ее родственники живут во Львове. И несколько женщин умерли от рака груди.

— Три моих тетки и двоюродная сестра умерли от рака, — рассказывает Елена. - Со смертью сестры я до сих пор не могу примириться. Ей был всего сорок один год.

И все они жили на Западе в очень теплом климате. "Хорошо, что мы переехали в Сибирь! — любит говорить отец Лены, когда встречается со своим братом (обоим уже под восемьдесят). — Мы здесь в вечной мерзлоте законсервировались".

Елена стала вспоминать, что в 80—90-х годах в Литву везли продукты из Белоруссии. На них не было надписи, что радиационный контроль пройден. А после аварии на Чернобыльской АЭС, количество больных раком как на Украине, так и в Белоруссии увеличилось в десятки раз.

— Мы ведь не знали, что самую большую дозу радиации получила Белоруссия, и ели продукты из тех районов, — вспоминает Елена. — Почему-то о здоровье своих граждан наше государство никогда не заботилось...

Не мыть полы и не стирать

После операции врачи-онкологи запретили Елене мыть полы, стирать руками, в общем, делать все внаклонку. Поэтому все полы в доме моют дети и муж, стирает машинка-автомат. Елена говорит, что хотя бы в этом есть какой-то плюс.

Когда они всей семьей переехали в Сибирь, Елене пришлось срочно искать работу. Она стала работать, не сказав никому из сослуживцев, что у нее инвалидность. Поэтому никаких скидок ей никто не делает. Очень сложно пришлось Елене первые годы в Сибири — без работы, без квартиры, с двумя маленькими детьми. Жили в общежитии со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Страшно медленно тянулись первые пять лет — тот период, когда 40% прооперированных женщин вновь заболевают раком. Елена делала все, что могла. Она перешла на здоровое питание: исключила кофе, черный чай, свинину и другое жирное мясо, не ела жареное, копченое и печеное. Перешла на свежевыжатые соки и сырые овощи.

— Я прочла все книги Майи Гогулан, — говорит Елена. — И как дурочка носилась с этой книгой, рассказывала всем, как надо жить, как надо питаться. На меня смотрели как на сумасшедшую, но они же не знают, что такое рак.

После операции Елена стала ходить в церковь, она считает, что только болезнь открыла ей истину, она рада, что пришла к Богу.

Что еще сказать о ней? Что выглядит она на десять лет моложе своего возраста, потому что правильно питается, бегает по утрам в городском парке, катается на роликах, а летом обязательно ходит пешком вдоль байкальских берегов. Что отсутствие груди не мешает ей быть настоящей женщиной, которая пользуется успехом у своего мужа. Это дорогого стоит.

И всему этому ее научила болезнь. Болезнь, которую многие не могут пережить.

Рак легче предупредить

Виктория Дворниченко, главный врач Иркутского областного онкологического диспансера:

- Почему никто из людей, вылечившихся от рака, не хочет сказать другим: "Смотрите, я живой!" В Иркутской области таких счастливчиков 34 000! Почему в Америке президент страны может сказать: да, я болел раком, я прошел химиотерапию. У нас об этом принято молчать.

Большинство женщин приходит к нам только тогда, когда нужна операция. А ведь рак, как и все другие болезни, легче предупредить, чем вылечить. Некоторые, зная, что у них опухоль, ходят по всяким целителям и экстрасенсам, а драгоценное время уходит! Это просто недопустимо!

Мы, врачи-онкологи, знаем, что раковая опухоль растет в среднем около 15 лет. Не по щучьему веленью у человека образуется рак, он подкрадывается незаметно. Как это важно - вовремя обследоваться! У нас в онкодиспансере осмотр у маммолога стоит всего-то 163 рубля. Многие женщины говорят: "Да я при одном слове "онкодиспансер" вздрагиваю". Неужели лучше довести себя до онкозаболевания?

Даже собственную машину мы раз в год ставим на техосмотр, меняем детали, ремонтируем, подкрашиваем. А человек - это биологический механизм, он тоже нуждается в ежегодном осмотре, в лечении и поддержке. Я считаю, что в наше время рака просто не должно быть, потому что на вооружении у медиков самая современная техника. У нас накоплен большой опыт по лечению онкозаболеваний, и мы хотим открыть в городских поликлиниках кабинеты врачей-онкологов, чтобы женщины могли свободно прийти на прием по месту жительства и пройти медосмотр у онколога. Женщины должны знать: рак на первых стадиях не болит! Когда он начинает болеть, уже бывает поздно его оперировать.

Статистика рака

  • Рак молочной железы в Иркутской области занимает третье место среди злокачественных образований, первое место в числе заболеваемости среди женского населения и первое место по частоте смертности у женщин.
  • На конец 2005 года со злокачественными новообразованиями молочной железы на учете в онкодиспансере состояли 6794 женщины. Каждая 209-я женщина Иркутской области болеет этой болезнью.
  • Ежегодно в Иркутской области выявляется более 900 новых случаев рака молочной железы. 60% женщин, перенесших операцию по поводу рака молочной железы, живут более 5 лет.
Загрузка...