Атомный джихад

Нескончаемая сага об иранском атоме продолжается. Вслед за ответом "шестерке" Ахмадинежад занялся приятным. Открыл завод по производству тяжелой воды. Значит, иранский атом скоро могут выдать на-гора. Мировое сообщество, если верить "Российской газете", опять озадачилось. Точнее, "Иран в очередной раз сумел сильно озадачить мировое сообщество". Глупости это. По крайней мере, если смотреть на вещи непредвзято и называть своими именами. Что мы и сделаем.

Закономерная "неожиданность"

Напомню. "Шестерка" международных посредников по решению иранской ядерной проблемы ждала ответа на свое пакетное предложение. И дождалась. Получила 20 страниц текста. А чего ждали-то? Чтобы Иран ответил "да" или "нет" на предложение-требование заморозить ядерные исследования? Иран поступил по-другому. Мудро. В духе всей своей политики в ядерном вопросе. Идти к цели, не сворачивая, размеренно, по возможности избегая шумовых эффектов. В первую очередь в международной среде. Можно сказать и по-другому, без обиняков. Задача Ирана — тянуть время на переговорах, а самим тихой сапой добиться своего. И поставить мир перед фактом.

Поэтому и сочиняется целое произведение не очень изящной словесности. Верховный представитель ЕС по внешней политике и безопасности Хавьер Солана только и может сказать: надо детально и внимательно анализировать. Шутка ли, 20 страниц секретных материалов. Французы легкомысленно сказали — хватит нескольких дней. Тугодумная Москва считает иначе. И правильно считает. Ответ дан шести. Каждая страна будет изучать документ самостоятельно. Даже договоренности о создании совместной группы экспертов между ними нет. Значит, изучаем, потом обмениваемся, обсуждаем. Раньше середины сентября вряд ли это закончится.

А чем кончится, вообще непонятно. Вполне возможно, что открытие ежегодной сессии Генассамблеи ООН еще раз зафиксирует фиктивность "шестерки". Франция, Германия, Великобритания и примыкающие к ним США уже сейчас готовы к санкциям. Остается их согласовать, чтобы Иран наказать, но себе не навредить. Москва через своего представителя Михаила Камынина дает понять: мы не согласны. Хотим и дальше консультироваться в любом формате. Китайцы делают вид сторонних наблюдателей. И чего же было ждать? Только словоблудия Ирана.

Зачем Ирану атом?

Действительно, зачем Ирану атом? Американцы так и говорят — незачем. Не нужен. Когда столько нефти и газа. Ну а если так уж хочется производить энергию на атомных электростанциях, черт с вами — производите. Но на чужом топливе. Хотя бы на русском. А самим обогащать уран — упаси Боже. Чтобы дошло — предупреждение. В виде резолюции СБ ООН, требующей прекращения обогащения урана до конца августа. В качестве поощрения за хорошее поведение — обещание: Запад вам поможет. Поставкой реакторов на легкой воде, содействием в развитии авиации и автомобильного транспорта.

В ответ — 20 страниц текста. Какого? Секрет. Но о содержании можно догадаться. По идеальным и материальным приметам. Заместитель руководителя иранского агентства по атомной энергии Мохаммед Саиди сказал, что процесс уже не остановить. А как еще понимать слова: "С учетом успехов, достигнутых иранскими учеными, приостановка обогащения урана более не выглядит возможной".

  • Итак, более чем вероятно получение Ираном собственного плутония. Оружейного в том числе. Средства доставки атомных зарядов имеются. Зачем? Как говорят в таких случаях, упорство, достойное лучшего применения.

Это в том случае, если иранский атом вырывать из внутри- и внешнеиранского контекста. На самом деле все более чем закономерно. В том смысле, что А-235 — это символ всей новейшей истории Ирана, его места и роли в мировых событиях, понимании этих событий. В мировом контексте Иран — лакмусовая бумажка глубинных процессов, кардинально меняющих мир. Уже изменивших его. Хотя это неочевидно и, главное, ненаглядно для многих.

Проблема в том, что Иран, как многим казалось и кажется до сих пор, отброшенный радикальным исламом в Средневековье, стал благодаря ему региональной сверхдержавой. Уже. И, может, претендует на гораздо большее.

Сейчас его интересует регион, включающий Ливан, Сирию, Ирак, восток Саудовской Аравии, монархии Персидского залива. Так называемый шиитский полумесяц. Успешную борьбу зарубежного филиала иранского Корпуса стражей исламской революции "Хезболлы" против израильтян в Ливане нужно рассматривать как пробу Тегераном сил. Как и решительно-агрессивную тактику "Хамас".

  • Что дал Иран союзным арабам (противников у него еще больше)? Организацию. Еще в 1980-х в Ливане появилась "партия Аллаха". Она дисциплинированна, высоко мотивирована, легко управляема, сделана по образу и подобию иранского прародителя. У нее есть яркий лидер. Шейх Насралла учился на муллу сначала в священном шиитском городе Наджафе в Ираке. Потом в "Оксфорде" шиитского духовенства иранском Куме, откуда вместе с богословскими знаниями вынес преклонение перед аятоллой Хомейни.

В сентябре 1997 года израильтяне убили восемнадцатилетнего сына Насраллы. Тело Хади они увезли в Израиль. Через год партизанской войны останки вернули. Сегодня Насралла — признанный герой арабского мира. Победивший Израиль в марте 2000 года, когда тот ушел с юга Ливана. Победивший врага и в ходе последней войны. По крайней мере, так считают арабы.

В любом случае, после нее все изменились. Возможно, изменились времена. Израиль больше не кажется вершителем судеб Ближнего Востока. Джордж Буш подвел черту под последней военной кампанией своего союзника так, что лучше бы вообще рот не открывал. "Первая реакция, конечно, для "Хезболлы" и ее сторонников — объявить победу. Думаю, я бы сделал то же самое, будь я ими. Но иногда нужно время, чтобы осознать, какие силы создают стабильность, а какие — нет. "Хезболла" — источник нестабильности" — так сказал Буш. Но он не Заратустра.

Власть в Бейруте, менявшаяся так же часто, как в опереточной Малиновке, опять новая. "Мы напуганы, мы вполне серьезно напуганы. Шейх Насралла, даже не посоветовавшись с правительством, начал гуманитарную операцию на юге. И что вы прикажете нам теперь делать? Мы рискуем превратиться в исламское государство" — это слова Джаада Ахнуи из правящего "Движения 14 марта". Пока еще правящего. Формально.

Но кто и что теперь помешает победить на демократических выборах и официально стать властью в Ливане Насралле и его партии? И не будет ли это началом новой, теократической парламентской исламской империи Иран?

Дело кончится ничем?

Нынешний конфликт вокруг иранского атома, вернее, новая фаза конфликта, длится довольно долго. Напомню. Расконсервация ядерных объектов и возобновление работы на них началось еще 10 января. Сорванные пломбы МАГАТЭ вызвали бурю. Сначала негодовал Мохаммед эль-Барадеи, глава МАГАТЭ. Потом Жак Ширак грозился французским ядерным оружием в адрес неких террористов. Тони Блэр от имени "мирового сообщества" заявил, что терпение у этого сообщества исчерпано. Ангела Меркель высказалась фигурально: "Тегеран переступил красную черту". Реакция Вашингтона была известна заранее, ведь Иран отнесен к "оси зла".

  • Спрашиваю, а кто в состоянии остановить Иран? Отвечаю — никто. Кроме самих иранцев. США? Полноте. Наземные операции американцы не доводили до ума нигде и никогда. В Афганистане они сидят в резервациях. В Ираке аналогично. Да, они свергли талибов и Саддама Хусейна. И тем самым устранили естественных соперников Тегерана!

Америка может нанести воздушные удары по объектам внутри Ирана. Теоретически это может и Израиль. И все получится по поговорке про сеющих ветер. И пожинающих бурю. Иранский терроризм будет тотальным. По крайней мере, локальным он точно не будет. "Израиль может решиться на односторонние действия в отношении Ирана только в том случае, если станет точно известно, что к ракете уже привинчивают головку..." — считает Алексей Малашенко из Московского центра Карнеги.

Поговорим о санкциях

Итак, если нет возможности остановить Иран силой, остаются санкции. Но насколько они могут быть эффективными и по кому, в конечном счете, ударят?

Любой кризис вокруг нефтяной страны — немедленный взлет цен на черное золото. Иран — это 132 млрд баррелей доказанных запасов нефти. Т.е. 11% мировых. В 2005 году Иран добывал 4,2 млн баррелей в сутки. 2,7 млн уходило на экспорт. Это значит, что страна — второй экспортер в ОПЕК и четвертый — в мире. "Если поставки из Ирака вдруг прекратятся, это станет ударом по всему нефтяному рынку — никто не сможет даже в течение нескольких месяцев компенсировать прекращение иранского экспорта. В результате цены на нефть могут взлететь очень высоко — до 100 долларов и даже выше", — предупреждал еще в январе 2006 года старший экономист лондонского Центра глобальных энергетических исследований Манушер Такин.

В определенной степени Тегеран к санкциям подготовился заблаговременно. Он закрыл ряд счетов в Европе. Речь может идти о 8 млрд долларов и больше. Государственные органы Ирана не только снимали подотчетные им деньги в европейских, главным образом швейцарских, банках. Они в срочном порядке переводили их в Сингапур, Шанхай, Гонконг, Малайзию. Некоторые крупные иранские бизнесмены делают то же самое. Не думаю, что Европа от этого выиграла.

  • Эффективность самих санкций еще более сомнительна, чем их угроза. Иран уже нашел практически неисчерпаемый рынок нефти. Китайский. Если учесть формирование не совсем спекулятивного альянса Иран — Венесуэла — Китай и переориентацию главного нефтяного Клондайка США Венесуэлы на китайский рынок, то санкции могут развалить мировую экономику и ударить по нефтезависимому Западу. Однозначно выиграет от всего этого Россия. Выиграет Китай.

Новые грабли бледнолицего брата?

Интересно, знают ли в Америке анекдот про Василия Ивановича, Чингачгука и грабли? На которые индеец наступил один раз, а его бледнолицый брат дважды? Наверное, нет. Но и в Америке есть кое-что интересное и смешное. Например, шутка об итогах войны в Ираке. "Война закончилась. Иран победил".

Двадцать пять лет после исламской шиитской революции в Иране ждали ее продолжения. Ждали, когда шииты в соседних странах свергнут своих угнетателей суннитов или секулярные власти. Но только уничтожение суннитского щита — хусейновского Ирака — открыло дорогу шиитской теократии. Именно Америка приблизила воплощение казавшихся несбыточными идей аятоллы Хомейни. Именно Америка вернула Иран во времена исламской революции. Уже не призрачная ось Тегеран — Багдад — Дамаск будет означать окончательное становление сверхдержавы. Долгое и сложное комбинирование американцев закончится потерей для них как ближневосточной, так и каспийской (нефтепровод Баку — Джейхан) нефти.

Метки:
baikalpress_id:  6 064