Трагедия на переезде

В воскресенье, 20 августа, на железнодорожном переезде Трудный — Подкаменная произошла трагедия. Товарный состав насмерть сбил двоих подростков 13 и 14 лет, тяжело травмировал 24-летнюю женщину и ее 14-летнюю сестру. Накануне первого сентября школьники 63-й иркутской школы прощались со своими одноклассниками.

Паспорт в день похорон

В понедельник в квартире учительницы русского и литературы школы 63 Златы Асламовой, классного руководителя 6 "Б", раздался звонок.

— Злата Викторовна, Евдокима Савинского насмерть поезд сбил! — раздался в трубке мальчишеский голос.

— Надо сказать Руслану, — ответила пораженная учительница.

Она знала, что мальчишки были друзья не разлей вода.

— Вы что, Злата Викторовна, не знаете? Руслан-то тоже погиб...

В это не хотелось верить. В одном классе — сразу две смерти! "У меня педагогический стаж десять лет, — говорит Злата Викторовна, еще не оправившись от трагедии. — Но мне никогда не приходилось хоронить своих ребятишек".

— Вот на этой фотографии они вместе, и оба такие веселые! Какими и были в жизни, — показывает Злата Викторовна общее фото 6 "Б" класса, последнее фото в жизни погибших мальчишек.

Евдоким был самым старшим из подростков, ему исполнилось в этом году 14 лет, и инспектор по делам несовершеннолетних Алина Соклова помогала ему подготовить документы на получение паспорта. Мама Евдокима умерла, когда ему было пять лет, отец пил, воспитанием сына не занимался. В семье было восемь детей.

"Он часто ел только то, что ему удавалось украсть. Не украдет — не поест, — рассказывали учителя. — Мы заманивали его в школу, только чтобы покормить. Собирали ему учебники, тетради всем миром. И хранили его портфель в классе. Потому что в феврале его портфель пропили в семье и он неделю не ходил в школу. Евдокима жалела вся школа".

Хоронили Руслана и Евдокима в один день, всем классом. В день своих похорон Евдоким должен был получать паспорт.

Руслан не хотел идти

В двухэтажном деревянном доме по улице Новокшонова жили трое участников трагедии. Руслан с мамой и бабушкой на втором этаже, а 24-летняя Анна Кудрявцева с мужем, сыном, мамой, бабушкой и сестрой — на первом.

— Мы в пятницу отправились в тайгу за грибами и за ягодами, — рассказывает Анна Кудрявцева. — Поехали на слюдянской электричке, вышли на Трудном. Было уже темно, поэтому сразу разбили палатку и легли спать. Нас было восемь человек.

Из восьми человек только двое, сама Анна и ее муж, были совершеннолетними. Остальные — дети. Причем дети, как принято говорить, трудные, из неблагополучных семей. Руслан и Евдоким учились в 6 "Б", сестра Анны Катя — в параллельном 6 "А". Еще была двоюродная сестра Кати Вика и два мальчика, которые учились в той же школе в начальных классах.

В субботу лил проливной дождь. Детям нечем было заняться, в тайгу не пойдешь. Но старшие мальчишки все-таки поставили сети на Олхе, немного подальше от места привала. Утром в воскресенье разъяснилось, день обещал быть теплым.

— Я позвала Руслана за водой, — вспоминает Анна. — Он сразу отказался: "Нет, я не пойду!" Я сказала: "Пойдем, заодно и сети снимем, посмотрим, может, там рыба есть..."

Катя и Евдоким заторопились: "Подождите нас, мы тоже с вами пойдем!" Они подхватили ведра и отправились к Олхе. А Саша Кириллов никак не мог завязать шнурки и остался у палатки. Это спасло ему жизнь.

"Я увидела кабину поезда"

После дождя вся трава и кусты были в росе, поэтому Анна и ее малолетние спутники пошли по путям. Вдруг зашумела электричка.

— Мы еще издалека ее увидели, — сказала Анна. — И сразу побежали на другую сторону дороги.

Возвращалась из Слюдянки утренняя электричка, было около 11 часов утра. Путь в этом месте действительно трудный — не зря железнодорожные строители окрестили этот остановочный пункт Трудным. Здесь очень много крутых и извилистых поворотов, путь пересекают горы, сложенные из мраморных пород. Там, где шли подростки с Анной Кудрявцевой, был как раз один из таких крутых поворотов.

Это очень опасное место, потому что обзора почти никакого. Машинист не видит пешеходов, а они сразу не смогут увидеть поезд, если он вывернет из-за поворота. Тут надо быть предельно внимательными. Но... дети есть дети. Соседка Анна — не авторитет. Она сама больше смахивает на подростка — маленькая, щупленькая, светловолосая женщина с тихим голосом. Не мудрено, что они ее не больно-то слушались.

— Когда электричка ушла, мы тут же стали перебегать на ту сторону, где шли сначала. Нужно было уже спускаться к реке, это было то место, где мы поставили сети. Очень было шумно: шел последний вагон электрички, шумела река, и мы не услышали, как сзади из-за поворота вывернул товарный состав. Я только повернула голову влево и увидела кабину поезда. Дальше ничего не помню...

Погибших могло быть больше

Видимо, мальчики оказались первыми на пути товарняка. Евдоким умер сразу. Руслан скончался по пути в шелеховскую районную больницу.

Катя, шедшая следом за Анной, тоже получила ушиб грудной клетки и сотрясение мозга. У самой Анны сложный перелом левой руки и сильное сотрясение мозга.

Товарный состав остановился в километре от места трагедии. Муж Анны, варивший чай на костре, узнав о случившемся, побежал к месту происшествия. Вдоль полотна железной дороги шли другие дети — те, которые сначала остались у костра, а потом захотели посмотреть сети и стали догонять Анну с ребятами. Они тоже могли попасть под поезд, но, к счастью, стали лишь свидетелями происшедшего.

— Они видели все, — рассказывает Анна. — И потом рассказали, что меня посадили на перевернутое ведро, поставили какой-то укол. Я ничего не помню, у меня был шок.

Винить кого-то сложно

Так страшно закончилась поездка в тайгу для несовершеннолетних ребятишек и двух взрослых. Винить кого-то сейчас сложно. Получилось, что и взрослые пострадали тоже. Вряд ли заживут душевные раны тех, кто потерял своих детей.

— Мне очень жаль маму Руслана, — обмолвилась Злата Викторовна. — Она родила его поздно, он был для нее единственным светом в окошке. Елена Валерьевна часто приходила в школу, узнавала, как учится сын. И вот осталась одна...

Загрузка...