Премия за трезвость

Как директор леспромхоза отучает работников от пьянства

В деревне Горячие Ключи вот уже второй год идет невиданный эксперимент. Директор местного леспромхоза, предприятия Сибвуд Андрей Челпанов отучает пить деревенских мужиков, работающих на его предприятии. Каждому алкоголику он выделяет деньги на лечение в городе, на так называемую кодировку. И если рабочий не пьет после кодирования два месяца, директор начинает выплачивать ему тысячу рублей ежемесячно, в качестве премии за трезвый образ жизни.

Молодежь убегает

Мы приехали в Горячие Ключи в самый разгар рабочего дня, чтобы увидеть своими глазами невиданное в наше время чудо — трезвую сибирскую деревню. Директора ООО Сибвуд не было, он уехал в Иркутск улаживать какие-то дела. Зато его рабочие и односельчане были на месте и имели хорошую возможность высказаться о ходе эксперимента.

— Деревня наша, говорите, трезвая? — задумчиво почесал затылок Владимир Егорович Рожков, бывший работник леспромхоза. — А что, может, и так. Я вот, к примеру, не пью. Могу, конечно, пивка выпить после бани, а чтоб водку — такого завода у меня нет!.. А в леспромхозе люди не пьют, потому что у них денег на самогонку нету. Заработки низкие, вот одни пенсионеры и работают. А молодежь-то бежит из деревни.

Челпанов держит деревню

Как мы выяснили, большинство жителей деревни Горячие Ключи — люди приезжие. Кто с Украины сюда, в Сибирь, на лесозаготовки завербовался, кто из других деревень в леспромхоз приехал. Местный леспромхоз в шестидесятых-семидесятых годах гремел на всю область. Все деревообрабатывающие предприятия знали, что он давал сто с лишним процентов выработки!.. После перестройки леспромхоз совсем развалился, людям перестали платить зарплату.

— Челпанов нашу деревню ишо маленько держит. Ведь до него людям по два, по три года зарплату не платили! — говорит Нина Кирилловна, рабочая Сибвуда. — Да кабы не он, не Челпанов этот, все давным-давно из Горячих Ключей разбежались бы. Работают у него те, кто хочет как-то жить. А кто не хочет — те бичуют и пьют.

Нина Кирилловна, кстати, тоже не пьет. Но уверяет, что в Сибвуде каждый второй работник закодирован. Деревенские в своих мнениях противоречивы: кто говорит, что Челпанов — молодец, вытащил деревню из ямы, а кто, наоборот, считает, что он мало людям платит. Как бы там ни было, каждый год директор школы в Горячих Ключах на линейке 1 сентября выносит Челпанову благодарность за материальную поддержку. Школа (невиданное для деревни дело!) — одиннадцатилетка, учится здесь около ста учеников. Раньше было больше, так ведь и жителей-то осталось всего тысяча человек.

Кто останется в выигрыше?

Еще один работник Сибвуда, которого мы встретили на улице в обеденный перерыв, тоже оказался трезвенником. Об этом нам и соседи его сказали: "Серега не пьет, даром что грузчиком работает. Он и не кодировался никогда".

— Я уже десять лет грузчиком в леспромхозе работаю,
— сказал Сергей. — Не пью, потому что мне это не надо. Нынче вот дочь в десятый класс собираю, мне деньги нужны! На учебники те же, на одежду. Че ж я пить буду? Не пью и другим не советую.

Достать самогон в Горячих Ключах — не проблема. Почти на каждой улице есть дом, в котором им торгуют. Вот прошла мимо нас согбенная бабулька — бывшая местная учительница, которой уже за семьдесят.

"Смотрите, еле ходит, а все равно три-четыре раза на дню за самогонкой волочится. Не сам Митька идет, Митьку сандали несут", — говорят ее соседи. Старушка свернула к зеленому дому с резным балконом — здесь наливают всегда, только деньги давай.

В общем, неизвестно, чем закончится эксперимент Андрея Челпанова. Сможет ли он вытащить свой леспромхоз из алкогольной зависимости? Ему, как предпринимателю, нужны трезвые работники. Жители Горячих Ключей сетуют на то, что в деревне один-единственный раз в неделю в клубе крутят кино и устраивают танцы. Зато местный кабак (это, кстати, не ресторан, а магазин, где торгуют спиртным на розлив) с громким названием "Бар" работает с десяти вечера до шести утра ежедневно, кроме вторника. И кто там завсегдатаи? Местная молодежь. Заняться-то в деревне больше нечем. Хороводы из моды вышли лет сто назад. А сами себя развлекать не умеют — вот и пьют. Так что вопрос остается открытым: кто будет получать больше прибыли — Андрей Челпанов со своим леспромхозом или местный бар? Впрочем, если леспромхоз закроется, где мужики деньги-то на водку брать будут?

Метки:
baikalpress_id:  6 046