Иркутяне говорят лучше всех

Иркутяне говорят правильно, почти по-русски, гораздо лучше, чем это делают волжане, рязанцы, москвичи или архангелогородцы

Интересно, что русский язык в разных краях нашей огромной родины звучит по-разному. В Москве беззастенчиво акают и при этом считают, что говорят по-русски, в Рязани акают и по-украински гэкают, на Волге и в Архангельске ужасно окают, четко произнося все безударные "о". И все при таком ужасающем "русском произношении" считают себя русскими! А самый правильный русский язык, по крайней мере его устный вариант, — все-таки у нас, у сибиряков. Это признают все лингвисты.

Что вы там ищете дев-а-а-чки?

Ловили мы как-то рыбу на Малом море. Утром, как обычно, отправились в соседнюю бухту за червями. Нам повезло: мы раскопали целую "червяковую" колонию под камнями в мокрых водорослях и каждое утро там пополняли свой сокровенный рыболовный запас. Но в то утро в бухте нас ожидал не очень приятный сюрприз. Как раз на месте будущей "червяковой охоты" находился какой-то чужой катерок. На палубе расположилась компания женщин, и их говорок мне показался до боли знакомым.

Самое неприятное заключалось в том, что они, как в театре, смотрели на "наше" место, рассевшись на палубе в шезлонгах. Москвички (а судя по говору, это были они) смотрели на нас с нескрываемым любопытством. Увидев, как мы переворачиваем водоросли в поисках червей, одна из них не утерпела и с такой издевочкой спрашивает с сильнейшим московским аканьем:

— Вы что та-а-ам, ка-а-амни драга-а-ааценные ищете?

— А вы что, из Москвы? — спрашиваю в ответ.

Москвичка, похоже, обиделась. Интересно, что москвичи думают, будто они неузнаваемы. Уже другим тоном она настороженно спросила: "А ка-а-а-ак вы узнали?"

Да по московскому раскатистому аканью и узнали. Москвичи на первом предударном слоге поскальзываются, как на банановой кожуре, и растягивают это "а-а-а" до бесконечности.

Впрочем, москвичи в Сибири, и в частности на Байкале, отличаются не только своим произношением. Я разговаривала на озере с двумя москвичами, и первый меня поразил тем, что спросил хозяйку затерянного в байкальских сопках домика: "А можно здесь у вас прописаться?" А вторая москвичка сразу стала интересоваться, где мы живем и что почем. Да, москвичи — люди непростые. Даже на природе они не забывают о двух жизненно важных для них вещах: о деньгах и о прописке. Ведь понятие "лимита" тоже, по-моему, московское.

Рязанские "грыбы"

Есть такая дразнилка, которой раньше дразнили рязанцев: "А в Рязани грибы с глазами: их едять, а они глядять".

Только с недавнего времени я стала понимать прикол. В Москве познакомилась с женщиной из Рязани, и меня просто поразил, даже скажу — прямо убил наповал ее говор. Во-первых, жуткое украинское "г". Во-вторых, не менее ужасное аканье. Попробуйте прочитать эту дразнилку, растягивая каждое предударное "а", и на месте "нормального" "г" говорите как заправский хохол. У вас получится что-то вроде: "А в Ря-а-а-а-зани грыбы с гла-а-а-азами: их я-а-адять, а они гля-а-а-адять". Вот так они и разговаривают в своей Рязани. Не кривляются, заметьте, а именно разговаривают. Уши режет! А от Москвы живут-то — в четырех часах езды на машине.

Дикость какая-то, на взгляд коренного сибиряка. А я-то думала, что это мы, провинциалы, говорим неправильно, потому что живем "за Уралом", света не видим, тюлени с оленями у нас водятся, и медведи по улицам ходят. А оказывается, мы-то и есть самые "правильные", самые "нормальные". По крайней мере, по своему произношению.

"Что ты-ы-ы?" — поют поморы

Лет десять назад мне довелось побывать и в Архангельске и протопать по речке Пинеге не один десяток километров, и посмотреть Холмогоры, от которых рукой подать до Курострова — маленького островка на реке Северной Двине, где родился Михайло Ломоносов. Русский Север ошеломил меня прозрачными светло-серыми красками, которыми были написаны небеса, вода повторяла этот то ли свет, то ли отсвет. Все бледное-бледное, почти прозрачное. Да и люди под стать пейзажу: почти все какие-то белобрысые и так много рыжих. И все — сероглазые. И в веснушках. А говорят-то как чудно! Всюду прилепляют такую присказку, непременно растягивая конец фразы, как будто поют:

— Что ты-ы-ы?

Это у них вроде нашего "че". Иркутянин скажет: "Ну ты че, идешь?" А помор пропоет: "Что ты-ы-ы-ы?" Это так забавно слышать, когда через слово — "что ты-ы-ы?". И не поймешь, то ли удивляются они, то ли спрашивают, то ли восклицают. Все как будто поют.

Пошли мы как-то с подружкой в баню в Архангельске. Баня как баня — деревянная, со свежим березовым веничком (это было в июле). Только я, услышав разговор поморок, тогда подумала, что из бани не уйду: женщины так забавно пели-разговаривали! Как канарейки в клетке. И все на "о". Вот сибиряк, допустим, скажет: "малако", "Масква", "карова".

А помор как-то особенно упирает на "о": "молоко", "Москва", "корова". Я думала тогда: "Какие же счастливые у них учителя русского языка! Ведь дети, наверное, все диктанты на пять пишут". Еще бы, так окать! И откуда они знают, что в слове "молоко" три "о"? Я вот, только когда читать научилась, узнала.

Я все, помню, на губы поморским женкам смотрела: тяжело, наверное, в трубочку губы вытягивать каждый раз. Но они не в трубочку их вытягивают, а как-то так это "о" произносят, как будто чуть улыбаются, — губы напряжены в полуулыбке.

Сибирь — котел народов

Почему же лингвисты считают сибирское произношение самым близким к литературной норме? Потому что испокон веков в Сибири перемешались самые разные народности. Издревле существовало два пути, по которым русские люди попадали в наши края. Один путь считался северным: он шел по Северному Ледовитому океану, из которого люди по северным рекам, по Енисею например, спускались вниз на карбазах и плотах. Этим путем шли поморы, с Архангельска, с Мезени, с Вологды, шли они искать счастья за тысячи верст в глухомань сибирскую, наслышавшись сказок о том, что здесь зверя, рыбы и птицы хоть руками лови, а земли непаханой столько, что хоть всю ее бери да хлебом засевай. И все эти северные люди сильно окали, а в Сибири стали называть себя чалдонами, потому что они первыми поселились здесь среди местных аборигенов.

Другой путь для переселенцев шел через уральский хребет. Этой дорогой чуть позже поморов попадали сюда казаки и ремесленники, а также "промысловые люди" из центральных губерний России. Пришедшие из-за Урала на восток сильно акали и гэкали. Потом все перемешались и стали сибиряками. Сильное оканье и аканье сохранилось только в глухих далеких деревнях, где народ жил обособленно. Например, в Забайкалье у старообрядцев до сей поры сильно акают, и даже считают себя поляками очень многие старожилы. На самом деле они сохранили диалект аж XVII столетия потому, что вера запрещала им заключать браки с нестароверами.

В сибирских же городах областной акцент постепенно ушел из употребления, стерся. И все стали говорить одинаково — по-нашему, по-сибирски.

Иркутяне говорят как немцы

Марина Борисовна Ташлыкова, завкафедрой русского языка и общего языкознания филологического факультета ИГУ:

— Высокий темп речи отчасти тоже характеризует нашу, сибирскую, манеру говорить. Мы говорим быстрее, чем москвичи. Потому что они как бы запевают каждую фразу, растягивая гласные. А пение всегда более продолжительное, чем речь. Певучая интонация совсем не наша, именно по ней можно отличить неиркутянина.

Даже в Улан-Удэ русская речь более певучая, более мелодичная, чем у нас. У нас такое "лающее" произношение, очень непевучее. Когда я была в Германии у известного профессора-словиста, он заметил, что по-русски я говорю лучше, чем москвичи. А его жена как-то спросила ученого при мне:

— Ты заметил, что Марина говорит так же, как мы?

Я поняла, что она хотела сказать. Она абсолютно не владеет русским языком, но у нее очень хороший музыкальный слух. Поэтому она определила верно: интонационно речь иркутян и речь немцев очень похожа.

Иркутянина можно отличить главным образом по интонации. Мы, например, не повышаем интонацию в конце предложения, когда спрашиваем.

Мы говорим как надо

Сибирское произношение очень близко к существующей литературной норме. Так уж случилось, что у нас и рязанцы, и москвичи, и архангелогородцы, и Бог его знает еще кто как в котле перемешались. Вот так и сложилось наше сибирское произношение.

Сибирская лексика

И все-таки самым ярким отличительным признаком речи сибиряков является лексика. Причем лексика областная, а ведь город складывается из бывших жителей села.

Че? — вопрос, понятный только в Сибири.

Че-нить — "что-нибудь".

Исть, исти — в значении "есть".

Шибко, шибче — "сильно", "сильнее".

Ехай — "поезжай".

Братан — "двоюродный брат".

Дак, едак — "так".

Гыт — "говорит".

Ниче — "ничего".

Но ладно — вводное словосочетание.

Никого — в значении "ничего" (никого не дал).

Метки:
baikalpress_id:  26 200
Загрузка...