Тринадцать лет без Оксаны Костиной

Знаменитая на весь мир гимнастка из Иркутска погибла в автокатастрофе в самом зените славы

С тех пор мировая художественная гимнастика сильно изменилась: упрощены сложнейшие элементы, которые с легкостью выполняла Оксана, да и скорость выступлений уже не та. Высокий темп в сочетании с чрезвычайной сложностью элементов придавали выступлениям Оксаны Костиной силу пронзительного спортивного искусства. Недавно иркутский журналист Павел Кушкин выпустил книгу, в которой Оксане посвящены лучшие строчки.

Костина — прима, остальные — кордебалет

Почему-то он хорошо запомнил, как она появилась в его жизни. Оксана пришла к тренеру Ольге Буяновой тринадцатилетней девочкой и сразу попала в группу к мастерам спорта.

— У нее была какая-то особая аура, — вспоминает врач. — Сразу чувствовалось, что этот ребенок какой-то необычный, не такой, как все. Маленькая, худенькая: даже в двадцать лет она была не выше метра шестидесяти сантиметров и весила около сорока килограммов. Но в ней была такая сила духа! В группе, где она занималась, все скоро поняли: она — прима, все остальные — кордебалет.

Витольд Леонардович тогда еще ездил на соревнования по плаванию с мужем Ольги Буяновой, который тренировал пловчих. Врач вспоминает, как однажды, вернувшись из очередной поездки, их девочки-пловчихи привезли 12 медалей, у всех — и у врача, и у тренера — было великолепное настроение, впереди — огромные перспективы. Пришли в гости к Буянову, и тут Витольд Леонардович увидел, как Ольга с карандашом в руках вычеркивает фамилии из какого-то списка. "Эта толстая, эта тоже никуда не годится, — размышляла вслух Ольга. — На этих соревнованиях Костина была 32-й. А на следующем чемпионате Советского Союза Оксана станет четвертой..."

— Ольга как в воду глядела, — признается Витольд Леонардович. — Все, кого она вычеркнула, сошли на нет, а Оксана стала не четвертой, а третьей на следующем чемпионате Советского Союза. В 1988 году на чемпионате мира в командном выступлении она стала первой, а в мяче взяла серебро. Это было ее первое выступление на чемпионате мира.

Сорок два прогона

Оксана была не по-детски серьезной, взрослой. У нее рано умер отец, мама работала медсестрой, сутками пропадала в больнице, старалась брать побольше дежурств, чтобы одеть-обуть-накормить двух дочерей. Поэтому Ольга Буянова очень скоро поняла, что девочка будет ее слушаться, тренер стала для нее истиной в последней инстанции, непререкаемым авторитетом.

— Чтобы чего-то добиться в спорте, а тем более в большом спорте, надо тренироваться, не щадя своих сил, в том режиме, который намечает тренер. Сегодня это уже невозможно: родители активно вмешиваются в распоряжения тренера, щадят своих девочек, — говорит Витольд Леонардович. — И Оксана тренировалась столько, сколько было нужно. До сих пор вспоминают ее личный рекорд на тренировке: она смогла сделать 42 прогона! Вторая иркутянка — чемпионка мира Наталья Липковская, которая пришла в большой спорт уже после Оксаны, могла сделать зараз только 14 прогонов.

Прогонять еще и еще раз одну и ту же программу, доводя все спортивные элементы до совершенства, а свои движения — до автоматизма, могла только Оксана Костина. Физически она была не такой крепкой, как другие спортсменки-художницы. Витольд Леонардович вспоминает, что просто делать шпагат или прыжок ей не хотелось, ей было это неинтересно. А вот в комбинации с другими элементами, как часть спортивной программы она делала все великолепно и даже "с запасом", как говорят спортсмены.

Ольга Буянова знала маленькую слабость Оксаны — та делала все великолепно, когда на нее смотрели другие люди. И тренер всегда собирала на тренировки "зрительскую аудиторию".

— Ну неужели я вам не понравилась? — спрашивала Оксана, мило улыбаясь, после какого-нибудь головокружительного пируэта.

Она была тщеславна. Амбициозна. Она очень хотела быть лучшей. А без этих качеств в большом спорте делать нечего.

"Маленькая мама"

Многие после ее смерти говорили, что она была неулыбчивой. Это неправда. Она была обычным ребенком, таким же, как все. Только очень старательным.

— Она всегда была как маленькая мама, — рассказывает Витольд Леонардович. — Заботилась постоянно обо всех. Обо мне, о тренере, о маме, о племяшах своих. Она же очень рано стала выезжать за границу, была во многих странах. А тогда, в девяностых годах, у нас ничего в магазинах не было. И вот она всегда нагрузится так, что с трудом сумки эти тащит в аэропорту. Спросишь: что набрала, Ксюша? Она: "Подарки маме, племяшкам". И из Москвы везла в обеих руках. Это такая огромная радость для нее была — всем привезти подарки, никого не обидеть.

В школе училась только на "отлично", зачитывалась Пушкиным, Блоком, Есениным. Мама Галина Даниловна вспоминает, что любимой книгой в последние годы был "Дорогой мой человек" Юрия Германа, Оксана эту книгу перечитывала много раз.

Под музыку Соколова

А еще она очень любила музыку, как никто понимала классический балет. Увлекалась эстрадными танцами.

— Мы придем с ней смотреть балет, я ничего в нем не понимаю, — вспоминает Витольд Леонардович. — И она все-все мне расскажет. Балет как по книге читала: тот сказал это, она ему ответила так-то.

У Оксаны всегда с собой был магнитофон с записями. Среди любимых — арии Паваротти, музыка Рахманинова, первые романсы Малинина.

Оксана и ее тренер Ольга Буянова очень много работали с иркутским композитором, руководителем Театра пилигримов Владимиром Соколовым. Иркутский композитор написал музыку к упражнениям со скакалкой и с мячом.

Упражнения с обручем она исполняла под "Болеро" французского композитора Мориса Равеля. "Зал просто визжал от восторга! — вспоминает Витольд Леонардович. — Если бы аплодисменты измерялись децибелами и по ним определяли бы мисс гимнастики, равной Оксане на планете не было бы".

Все решили Дерюгины

На Олимпиаду в Барселону Оксану Костину не пустили. Это было время СНГ, когда политики решали все за спортсменов. Тогда и объявили, что Россию на Олимпиаде будет представлять Украина. Две госпожи Дерюгины — киевлянки мать и дочь определили, что провинциальная спортсменка из далекой Сибири им не нужна. На Олимпиаду поехали спортсменки украинской школы, хотя на всех отборочных соревнованиях Оксана Костина была первой.

Это стало переломным моментом в судьбе Оксаны. Она сломалась. Просто поняла, что плетью обуха не перешибешь, и собралась уходить из художественной гимнастики. Купила огромный букет и пришла проститься с Ольгой Буяновой. Та выбросила букет в урну.

— Ты должна выступить за Россию в Брюсселе, на чемпионате мира! — убеждала ее тренер.

Оксана после Олимпиады набрала лишний вес, оказалась полностью растренированной.

— Но надо было знать Костину, — говорит Витольд Леонардович. — Она решила сразу привести себя в форму, быстро достичь прежних результатов. И надорвала ахиллово сухожилие.

Враги — в судейской коллегии

Чемпионат мира в Бельгии потребовал от спортсменки огромной самоотдачи. Шесть выходов на ковер, один за другим. А ей каждый шаг причиняет дикую боль! Надорванное сухожилие не то что прыгнуть, шаг ступить не дает без боли. Решение одно: новокаиновая блокада перед каждым выступлением. Витольд Леонардович вспоминает те дни в Брюсселе с болью:

— Мы ей говорили: Оксаночка, соберись, все враги твои — в судейской коллегии. Не хромай! Они такой вой поднимут, если увидят, что на медаль претендует хромая спортсменка!

Хромой гимнастке никогда не поставят высший бал — это Оксана знала и даже в гостинице, выходя в вестибюль, старалась не хромать, превозмогая боль. За первый выход на чемпионате мира ей поставили 9.95 из 10 возможных. Зал неистовствовал от восторга, а судьи придирчиво оценивали чистоту и четкость выполнения спортивных элементов. Второй, третий выход — все оценки близки к 10, но не 10 — в судейской коллегии сидит Дерюгина. Она как-то узнала о травме Костиной и убеждала судей не ставить высшую оценку хромой спортсменке.

Но ее никто из судей не слушал: все упражнения — и со скакалкой, и с любимым мячом, и с булавами — были выполнены просто блестяще!

— Оксана получила три золотые медали, оставалось только два выхода... Заходим в раздевалку, она лежит, накрывшись курточкой, — рассказывает Витольд Леонардович. — "Оксана, вставай, надо бороться!" — "Нет, все, я уже отсоревновалась. Неужели вам мало трех золотых медалей?!"

Ее уговорили снова выйти на ковер. Поставили перед выступлениями еще несколько инъекций новокаина. И она взяла еще две золотые медали!

Скопировать Костину невозможно

3 августа событием для спортивного мира Иркутска стал выход в свет книги спортивного журналиста Павла Кушкина "За гранью риска", в которой целая глава посвящена Оксане. Вот две выдержки из книги:

Ирина Виннер, главный тренер сборной России, заслуженный тренер России, лауреат всероссийской спортивной премии "Слава-2005".

— Художественная гимнастика, понятно, не стоит на месте, она очень сильно изменилась. Но я частенько показываю видеозаписи выступлений Костиной своим ученицам. И вовсе не для того, чтобы требовать от них: "Делай как Оксана!" Нет, копировать Костину невозможно. Я просто пытаюсь преподнести тот образец высшего пилотажа. А еще, чтобы они заразились той энергией, той магией творца, которой обладала великая "художница" Оксана Костина.

Галина Даниловна Костина, мама Оксаны:

— То, что время лечит, — это неправда. Чем дольше нет со мной доченьки, тем больнее. И никто и ничто не может заполнить эту пустоту. Дня не проходит, чтобы я не вспоминала о ней. Тринадцать лет она не приходит в свой дом, моя Оксаночка, такая земная и неземная. Ее знают и помнят как спортсменку, а ведь она еще на все руки мастерицей была: могла за штурвал корабля "Марс" встать — с отцом они по Байкалу ходили, могла ремонт в квартире сделать, сама кафельную плитку укладывала, обои клеила, столярничала.

Информационное сообщение Московской ГАИ

"11 февраля в 11.50 дня на 51-м километре Московской кольцевой автодороги водитель Эдуард Григорьевич Зеновка — призер Олимпиады в Барселоне по современному пятиборью, управляя личной машиной "Москвич-412" без водительского удостоверения в состоянии алкогольного опьянения, следуя от Минского шоссе в направлении Боровского шоссе, не справился с управлением, выехал на полосу встречного движения и произвел столкновение со следовавшей во встречном направлении автомашиной ГАЗ-53. В результате аварии пострадали: водитель Зеновка доставлен в больницу с диагнозом "закрытая черепно-мозговая травма, перелом скулы и ушиб грудной клетки", пассажирка Оксана Костина — диагноз "черепно-мозговая травма, открытый перелом правого плеча, перелом ребер, шок четвертой степени, и в 16 часов от полученных телесных повреждений она скончалась в 31-й горбольнице Москвы.

Эдуард Зеновка провел пять суток в реанимации, ему вырезали почку. 17 февраля был переведен в общую палату".

Из воспоминаний Эдуарда Зиновки:

"Из Шереметьево мы должны были сразу же ехать в Домодедово. Тренер Оксаны попросила нас передать своему знакомому документы, которые нужно было срочно отправить в Иркутск. Светило солнце, снег на кольцевой дороге слегка подтаял, мы ехали не быстро, километров 60—70 в час — было очень много машин. А потом вдруг вылетели на встречную полосу... Не знаю, как это произошло. Может быть, левые колеса попали на лед, а правые — на оттаявший асфальт. Я пытался что-нибудь сделать, но не мог. Машину словно втянуло в пылесос".

Метки:
baikalpress_id:  26 198