Пушкин не нуждается в оправдании

От редакции. Авторы этих писем не знакомы друг с другом, но их объединяет нормальная реакция на грязное письмо, опубликованное в рубрике "Газету делает читатель" в "Пятнице" № 25 от 30 июня 2006 года.

Я не могу не высказаться по поводу письма иркутянина Андрея Александровича, которое называлось "Пушкин — неуч и альфонс". Я не имею чести знать лично Андрея Александровича, но я уверена, что до Пушкина ему далеко. Больше того, я не понимаю, как можно с наслаждением порочить имя человека, которого ты не знал лично. Вы что, родственники близкие или были соседями, а может, близкими друзьями? Пушкин умер задолго до рождения Андрея Александровича, но тем не менее последний берет на себя смелость плевать в лицо великому поэту. Может, он примерил на себя роль Герострата, который сжег храм Артемиды, чтобы прославиться? Не прославитесь, Андрей Александрович. Не надейтесь. Не выйдет у вас засветиться в истории, как не вышло у журналистов "Версии", которые в день рождения Пушкина объявили его сумасшедшим. Получили свои денежки за гаденькую, из пальца высосанную статеечку и забыли. А вот вы помните. А зачем вам это, Андрей Александрович? С какой целью собираете вы лживые пасквили, которые целиком и полностью основаны на домыслах? Неужто ваша жизнь настолько бедна событиями, что вы питаетесь выдуманными житейскими историями? Мне искренне вас жаль.

Я не считаю себя вправе оправдывать Александра Сергеевича. Просто потому, что его личность не нуждается ни в ваших плевках, ни в моих оправданиях. Он над временем и над людьми, потому что он — гений. Да, гений. А у талантливых людей судьба такая жестокая, что все самые мелкие справочки-бумажечки, личные записки и даже пуговицы от сюртука подбираются последующими поколениями и потом веками разбираются. Бездари пытаются сказать, что этот гений — тьфу, такая же мерзость, как и они сами, ничего особенного. Благодарные потомки берегут и пересматривают эти реликвии как самые дорогие их сердцу свидетельства жизни любимого человека. Это признаки гениальной личности.

Вот за вами никому и в голову не придет что-то собирать и тем более веками хранить. Потому что ничего такого экстраординарного в своей жизни вы не совершили. И на вашей могилке будут две даты — рождения и смерти, а больше ничего. И никому не будет интересно, что было между этими двумя датами (разве только близкие родственники поинтересуются). Это признаки личности ординарной. Обидно, конечно, но это объективная реальность. И вы сами это прекрасно знаете.

Поэтому просто бессмысленно сейчас доказывать, что Пушкин не был альфонсом, потому что есть документы и счета, доказывающие, что платья для балов Наталья Николаевна шила на деньги супруга. И не был он алкоголиком и дебоширом, и строчки "Эй, старушка, где же кружка" он не писал, вы их переврали. А то, что он написал, — это гениальные строки, и к дебошам они не имеют никакого отношения.

Но вот видите ли, Андрей Александрович, в чем секрет гения? В том, что даже такие личности, как вы, под лупой рассматривают его жизнь и его произведения. Пытаются доказать, что он — ничто и никто. А зачем вам это надо-то? Боюсь, только затем, чтобы собственная жизнь ваша наполнилась смыслом и значением.

Только помните, что есть законы Божьи, есть законы человеческие. Все, что вы сделали гадкого и низкого, обязательно вернется к вам обратно, причем в том же объеме. А Пушкин? А Пушкин останется Пушкиным. Великим поэтом, настоящим русским прозаиком, просто любимым миллионами россиян человеком.

Вы знаете, что такое страх Божий, Андрей Александрович? Это когда человек боится не то что говорить, но даже и думать о ком-то плохо. О Пушкине, например. Обо мне. О вас, Андрей Александрович. Вот когда-то это и характеризовало русского человека. Не хамство, не злоба и не поверхностная грамотность. А страх Божий.

Вот Пушкин был русским человеком, потому что по духу близок не только мне, а миллионам поколений русских людей. Миллионы русских из поколения в поколение перечитывают его "Капитанскую дочку", и поэму "Жених", и "Евгения Онегина", потому что "там русский дух, там Русью пахнет". А от ваших слов, извините за откровенность, нужником пахнет. И я знаю, конечно, что вы останетесь при своем мнении, а я при своем. Но уж лучше я буду с Пушкиным, чем с вами, Андрей Александрович. Уж простите меня.

Оксана Гордеева, Иркутск

***

Пушкин, он-то и тема моего к вам нынешнего обращения. А именно — мерзкое письмо в рубрике "Газету делает читатель" в № 25 какого-то полоумного шизофреника на правах так сказать "свободы слова"! Это настолько чудовищный бред, что как-то даже анализировать мотивации "автора" просто абсурдно, равно как просто кощунственно защищать имя Пушкина перед пером маразматика! Нуждается ли Александр Пушкин в защите? Основоположник русской словесности, солнце русской поэзии, начало всех начал российской культуры! Дико даже речь о том вести! Почти 200 лет русская литература питается корнями пушкинского гения.

А в N 27 появилась как бы "откатная" редакционная статья "А кто думать-то будет? Пушкин?". Проблему этой статьи надо понимать так: что вот де та заметка как бы пробный шар для иркутян на предмет состоятельности духовной российской! И что де имеем? Да ничего! Это вам не Америка и не Европа! Тихий каторжный Иркутск! Где нет ни принципов, ни нравственности, ни державности. Ну а противопоставлять Иркутск и Пушкина — это уж полный абсурд! Тоже мне, культурная столица Сибири, можно подумать! Да, нет памятников Пушкину, а что, Иркутск кишит от изобилия памятников Лермонтову или Тургеневу, Толстому или Чехову, Горькому или Шолохову, Есенину или Высоцкому? Что-то не видать. Деревня, она и есть деревня, хоть трижды столица Сибири. А где они есть, эти памятники российской поэзии, так мы, патриоты русского слова, на них не молимся, они не идолы-истуканы, а символы культуры нашей, куда приходим соприкоснуться душой благодарной с гениальными дарами природы русскому человеку! Это я знаю по Цветному бульвару, где бывал сотни раз.

Анатолий Орестов, Шелехов

Метки:
baikalpress_id:  45 459
Загрузка...