Бизнес на ягоде

В него включились все: от жителя села до генерала милиции

В Иркутской области в разгаре ягодный сезон. Ягоду у нас собирали всегда. И даже в XXI веке она остается для простого населения одним из основных источников заработка. Мало того: на ягоде теперь можно обогатиться по-настоящему. Поэтому нынешним летом вокруг ягодного бизнеса кипят нешуточные страсти. Корреспонденты "Пятницы" отследили весь путь ягоды — от огорода до Центрального рынка Иркутска — и выяснили, что кормится на ней очень много людей, зачастую никогда не державших в руках тяпки.

Выгодный конвейер

На дарах природы сейчас не зарабатывает разве что ленивый дачник. Или садовод, у которого ничего не растет. Ни свет ни заря дачники приезжают на свои участки и собирают урожай. Сейчас спеет малина. Собранная ягода помещается, как правило, в семилитровые ведерки (торговать в больших, 10- или
12-литровых, ведрах не так эффективно). И вперед — на Центральный рынок! Из всех торговых площадок здесь самый большой поток покупателей в городе.

Размещаются дачники на стихийном рынке — на подступах к основному зданию. Два раза в день проходят контролеры и собирают плату за торговлю: если торгуешь цветами или чем-либо еще — платишь 45 рублей, если ягодой — то 60.

— Я своими руками вырастила эту ягоду, значит, я имею полное право ее продать, — говорит пенсионерка Марьяна Сергеевна. — Если честно, то мне даже жалко ее продавать. Но куда ее девать? Варенья или заморозок из такого большого количества ягоды мне не съесть. А тут, пожалуйста, все продается моментально, да еще и деньги за свой труд получаю. Чем плохо?

Лесную ягоду на Центральный рынок чаще всего привозят из небольших городков, например из Нижнеудинска. На рынке этого города большое десятилитровое ведро черники стоит 600 рублей. В Иркутске — в два раза дороже. Нижнеудинцы говорят, что при перепродаже им важно опередить иркутских таежников, которые имеют перед ними преимущество. В продаже ягоды важен конвейер: добыча, транспорт, реализация. Потому неместным добытчикам продавать ягоду значительно сложнее. Например, нижнеудинцы в Иркутске долго держат высокую цену на ягоду (чтоб окупить дорогу), но если не продают, то в конце дня могут сделать большую скидку.

Байкальский треугольник

Больше всего торгуют ягодой в Слюдянском районе. О ягодном Клондайке под Байкальском известно давно. То ли микроклимат, то ли отходы БЦБК (которые местные жители активно используют в садоводстве) дают огромный клубничный результат. Правда, байкальская клубника в Иркутске ценится меньше, чем местная дачная или ягода из Выдрино — поселок на границе с Иркутской областью.

В треугольнике Утулик — Байкальск — Выдрино литровое ведерко (как правило, из-под майонеза) стоит 25 рублей. Семилитровое ведро клубники отдают и по 130 рублей.

— Весь наш огород занят под клубнику, — рассказывает Надежда, жительница Утулика. — Куда ее девать? Ягода — продукт скоропортящийся. Если не продашь, то все пропадет. Именно этим пользуются те, кто перепродает ягоду.

Перекупщик — ключевая фигура в ягодном бизнесе. Клубничных челноков много: старых и новых, крутых и не очень. Например, в Утулике все производители ягоды жалуются на то, что перекупщики вынуждают их продавать клубнику по сто рублей за ведро в 7 литров. Получается, что, перевалив через серпантин, в Иркутске цена ягоды повышается в четыре-пять раз, а сами ягодники фактически кормят посредников, получая лишь утешительный приз в "сотку" за ведро.

Семейный подряд

Многие жители деревень давно специализируются на том или ином лесном продукте: есть заядлые грибники, есть ягодники-профессионалы, но больше всего "универсалов".

— Я уже 30 лет торгую на трассе вениками и ягодой, — рассказывает Ирина Гроболева, жительница поселка Ангасолка. — Веники на трассе берут круглый год: дальнобойщики, например, любят париться можжевельником (40 рублей за веник), а жители Читинской области всегда берут пихту (отдаю ее по тридцатке): может, она у них не растет?..

Здесь настоящий семейный подряд: родственники Ирины сидят рядом на обочине и вяжут веники, а она их тут же сбывает. Вот кто-то только что сходил за ягодой: ведро голубики тут же выставляется на прилавок, и его покупает за 500 рублей женщина на "Ниссане".

Хорошо жить рядом с тайгой. Кто-то зарабатывает на лесных дарах солидные суммы:

— Я после удачного сезона могу не работать и всю зиму, — говорит Игорь, который торгует ягодой на смотровой площадке в Култуке.

А кто-то идет в лес, чтобы прокормиться:

— Дяденьки, купите у нас шишки по пятерке, — просят два чумазых школяра Филипп и Серега из Утулика. — Это мы сами за кедром ходили. Купите у нас шишки, а то нам кушать не на что...

Ягодный рэкет

Говорят, что именно из-за намеренного снижения цены на прошлой неделе на Центральном рынке Иркутска начались конфликты между ягодниками (об этом "Пятница" писала в прошлом номере). Группа рэкетиров стала терроризировать частников, которые реализовывали крупные партии ягоды: они заливают соляркой товар продавцов, протыкают колеса их машин, запугивают словесно... Ягодное дело под личный контроль взял начальник областного ГУВД генерал-лейтенант Алексей Антонов.

Почем ягода?

Сейчас на Центральном рынке Иркутска сложились следующие цены на ягоду.

Пол-литровый стакан малины — 25 рублей. Семилитровое ведро малины — 300—400 рублей.

(Этот год выдался ягодным, потому цены будут снижаться.)

20-литровое ведро черники — 900 рублей.

20-литровое ведро голубики — 500—600 рублей.

Почему клубника такая дорогая

В Утулике все производители ягоды жалуются на то, что перекупщики вынуждают их продавать клубнику по сто рублей за ведро в 7 литров. Получается, что, перевалив через "серпантин", в Иркутске цена ягоды повышается в 4—5 раз, а сами ягодники фактически кормят посредников, получая лишь утешительный приз в "сотку" за ведро.

Метки:
baikalpress_id:  26 149
Загрузка...