Бросившие матери

Каждый месяц через иркутские больницы проходят 30—50 брошенных детей

Детей в Иркутске оставляют в роддомах, бросают в больницах и на вокзалах, "забывают" на рынках. Так было и в XIX веке, и в начале XX, так продолжается и в наши дни. Мы, журналисты, не можем отследить дальнейший жизненный путь женщин, бросивших своих детей. Не позволяет закон. Мы не знаем, бывают ли эти женщины счастливы, забывают ли они о своих тяжелых проступках.

В иркутском роддоме на Бограда

На этой неделе в роддоме на Бограда ни одного младенца не бросили. Когда мы разговаривали с главврачом, она искренне радовалась. Впервые за много месяцев в этом иркутском роддоме все младенцы спокойно посапывают на руках у своих мам.

— Но эта тема для нас очень больная! — говорит Ирина Всеволодовна Ежова, главврач городского перинатального центра, а попросту - роддома на Бограда. — С начала этого года в роддоме бросили своих детей 34 мамаши, это 1,5% от всех новорожденных. Вот недавно уговаривали одну не оставлять у нас второго ребенка. Все силы приложили: и юриста вызывали, и психолога подключили. Нет, и все! Ее муж бросил, когда она была беременна вторым ребенком. 9-месячный первый ребенок на руках — второй сын оказался не нужен. Написала она отказ с разрешением усыновить кому-либо из родственников. И ушла домой. На следующий день вернулась за ним. Переночевала ночь дома и решила: где один, там и второй. Но это один такой утешительный случай.

Часто родители пишут даже семейные отказы от ребенка! Семейные — это когда есть муж, есть жена, есть уже дети: двое или трое. И от новорожденного отказываются всей семьей.

Несколько недель назад иркутяне, муж и жена, написали вдвоем отказную от четвертого ребенка. У них уже есть трое детей. Когда жена забеременела, решили сохранить ребенка. А когда родили — отказались. Финансовое положение не позволяет.

А супруги из Иркутского района бросили третьего ребенка.

— На двоих у них есть деньги, а на третьего нет, — сокрушается Ирина Всеволодовна. — Дети не так много просят. Вот они все лежат — и бедные, и богатые, в одинаковых подгузниках и в пеленках с мишками. Они же не кукол бросают! Живых детей! Надеются все на государство, что накормит, напоит, оденет, найдет какую-никакую кровать для сироты при живых родителях. Детям нужно так мало: мамина любовь и молоко.

Ивано-матренинская мама

Из роддома на Бограда всех брошенных детей переводят в Ивано-Матренинскую больницу и распределяют по отделениям. Врачи и медсестры уже привыкли к тому, что на неделю, на месяц, а иногда и на год, в зависимости от состояния брошенных детей, они становятся им мамами.

Матусова Виктория Владимировна, врач-педиатр I категории, во время своего дежурства следит за состоянием десяти подкидышей. Матери бросили их еще в роддоме, а крохи-новорожденные нуждаются в постоянном уходе.

— Каждый месяц через нашу больницу проходят от 30 до 50 брошенных детей, — говорит Виктория Владимировна. — Они лежат не только в отделении патологии, но и в хирургии, и в грудном отделении. Усыновляют у нас детей очень редко. Два-три ребенка в лучшем случае в месяц обретают здесь новых родителей. Большую часть детей мы переводим в дома ребенка, но в Иркутске все они переполнены, поэтому отправляем детей в Саянск, в Братск, по области.

Загрузка...