Приговор потряс Московщину

Областной суд огласил приговор шестерым жителям села Московщина, проходившим по делу об убийстве гастарбайтеров

В минувший вторник в областном суде был оглашен приговор по делу об убийстве строителей-узбеков, которое случилось 10 июня 2005 года. Осужденные и их родители считают, что им дали слишком большие сроки. "Мы мстили за своих", — сказал Владимир Авдеев, который получил самый большой срок: 25 с половиной лет содержания в колонии строгого режима.

Трагедия не сельского масштаба

Это была не просто драка местных парней со строителями-узбеками. Расправе над гастарбайтерами предшествовала ужасная история: в прошлом году жители деревни одного за другим в течение трех месяцев нашли троих повешенных ребят. Последнего чудом удалось спасти. Родители повешенных уверены — их дети не самоубийцы, как решили милиционеры.

Под подозрение деревенских жителей сразу попали строители из Таджикистана: молодежь Московщины собиралась в мебельном цехе, который строили таджики. Именно оттуда шли домой парни, которых обнаружили повешенными.

Первое загадочная смерть произошла вечером 8 марта 2005 года. На заборе в середине деревни был найден повешенным 21-летний Виталий Москвитин: он сидел на корточках, рука была перекинута через жердь забора, лицо спокойное. Его нашли друзья, пытались откачать, но безрезультатно.

Парень был задушен шнурком из собственной толстовки. Рядом с этим местом валялись неизвестно откуда взявшиеся строительные перчатки и пучки сена, а следы на снегу указывали на то, что кто-то убегал через прилегающий огород.

Через 40 дней Московщину потрясло новое известие — 22 апреля нашли повешенным 17-летнего Виктора Тумакова. Ужасно было то, что парень, как и Виталий Москвитин, сидел на корточках, с перекинутой через жердь рукой. На горле — шнурок от кроссовка.

Размышлений прибавило еще и то, что тело и одежда на нем были абсолютно сухими, несмотря на то что всю ночь шел дождь. Деревенские были уверены — убили парня где-нибудь под крышей, а сюда приволокли для инсценировки самоубийства.

Однако милиция не приняла во внимание все подозрительные моменты — дело возбуждать никто не собирался. Как выразился один из сотрудников милиции: "Самоубийцы к уголовной ответственности не привлекаются".

Однако после третьего случая, произошедшего 14 мая 2005 года, силовые структуры озаботились происходящим.

Спасенный 15-летний Саша Рукосуев рассказал, что, перед тем как потерять сознание у телеги (на которой в итоге его обнаружили привязанным за шею шнурком от кроссовка), он видел перед собой тех самых таджиков: "Я выпил какой-то чай, которым меня угостили таджики. Мне стало плохо, и я пошел домой. У меня почему-то горели пятки... Они помогли мне снять кроссовки, а потом я потерял сознание". (К слову, в больнице подтвердили токсическое отравление парня неизвестным веществом.)

В деревне началась паника. Детей не выпускали дальше ограды, деревенские передвигались только парами. Все винили таджиков, а те расхаживали по деревне, угрожая жителям расправой, если они посмеют их обвинять. Был момент, когда таджиков забрали в милицию, но позже отпустили. Еще спустя некоторое время гастарбайтеров вывезли из деревни — чтобы не довести дело до самосуда.

А до него оставалось совсем немного — действия милиции не удовлетворяли разгоряченных событиями жителей Московщины.

Защити себя сам?

Через несколько дней в будущем мебельном цехе вновь появились шестеро гастарбайтеров. Местные парни решили сами разобраться с "обнаглевшими строителями" и отправились в цех... Они ворвались в помещение и начали бить азиатов (у некоторых в руках были лопаты), положили их на пол и приказали не шевелиться. От полученных травм двое гастарбайтеров скончались.

Однако 10 июня, когда произошла драка, никто не знал, что преступление совершили местные. Более того, оказалось, что убиты не те люди, которых винили деревенские. Те были таджики, а это — новые строители-узбеки, которых хозяин стройки нанял для завершения работ.

После этого события в Московщине состоялся сход, куда приехали мэр Иркутского района Сергей Зубарев и другие чиновники. Но больше всех жители села ждали сотрудников милиции — к ним у них накопилось очень много вопросов.

На тот момент милиционеры по фактам гибели возбудили уголовные дела с формулировкой "доведение до самоубийства", по делу выжившего мальчика — "доведение до покушения на самоубийство". По убитым узбекам другая статья — убийство с отягчающими обстоятельствами.

В зале школы собралось около 60 человек (всего в Московщине вместе со стариками и детьми примерно 300 жителей). Все очень внимательно слушали, ждали ясности. Говорили милиционеры долго. Все сводилось к одному — успокойтесь, мы работаем и ищем виновных.

Преступников нашли...

Подозреваемых в совершении расправы над узбеками наши стражи порядка нашли быстро (заметим, виновных в повешении так и не нашли, дело закрыли). Такая новость принесла новое горе в Московщину. Как выяснилось, на узбеков напали местные: старший брат спасенного Саши Рукосуева, два брата их мамы и еще трое деревенских парней.

После оглашения приговора мы повидались с родственниками осужденных (Любовью и Петром Рукосуевыми, родителями выжившего Александра и осужденного Дениса, а также тетей и невестой Александра Рыбакова).

— Мы были готовы к тому, что их осудят и дадут сроки, но чтобы такие большие — не ожидали, — говорят родственники осужденных.

У каждого из подозреваемых есть адвокаты, которые защищали подсудимых. Любовь Рукосуева говорит, что адвокатам в ходе суда удалось добиться исключения из обвинения нескольких эпизодов, однако, когда зачитывали приговор, эти моменты оказались включенными.

— Это какой-то беспредел! Осудили так, будто они каждый убили по человеку. А ведь в убийстве узбеков признались Авдеев и Прохоров. Остальные, конечно, тоже виноваты, но такие сроки... — разводит руками Любовь Викторовна.

Родственники рассказали, что Рыбаков и Рукосуев были до суда на подписке о невыезде. Они рассказали родственникам, как все было на самом деле: ворвались, стали бить, один узбек убежал. Рыбаков и Рукосуев бросились за ним. А когда нашли узбека и вернулись, в цехе уже все произошло. "Отомстив за своих", парни разошлись по домам...

— Даже узбеки, давая показания, говорили, что Денис и Сашка бросились в погоню и не участвовали в убийстве. За что же им столько дали — 10 и 16 лет?!

Сейчас адвокаты осужденных будут подавать апелляцию. Родственники намерены дойти до высших инстанций и добиться уменьшения сроков.

Один все-таки из тех

По словам жителей Московщины, один из убитых азиатов, за смерть которых осуждены деревенские, оказался из числа членов той бригады, которую они подозревали в повешении парней из Московщины.

  • Сколько дали?

    Александр Шаравин осужден на 8 лет лишения свободы, 17-летний Денис Рукосуев, брат повешенного, но выжившего Саши, получил 10 лет, Александр Рыбаков (жених Елены Тумаковой, сестры погибшего Виктора Тумакова) заключен под стражу на 16 лет, братья Любови Рукосуевой Владимир Авдеев и Андрей Иост получили 25,5 года и 21 год соответственно, Юрию Прохорову присудили 20 лет.

Метки:
baikalpress_id:  25 912
Загрузка...