Мужчина в кризисе

"Когда у человека нет сил любить своих близких, тогда он и придумывает себе кризис среднего возраста", — считает доцент факультета психологии Иркутского государственного университета, психолог Сергей Анатольевич Бышляго

Есть проблемы — есть и кризис

— Мне, Сергей Анатольевич, этот диагноз — кризис среднего мужского возраста — всегда казался каким-то надуманным.

— А мне тем более. Но нужно же кому-то придумывать обоснование своей тоски и безысходности. Каждый человек, не обязательно мужского рода, как правило, приходит к такому состоянию — потерянности и безысходности, поэтому если есть такой эвфемизм, спущенный нам буржуями, как кризис среднего мужского возраста, то мы с ним что-то должны делать. Вроде как с мужчинами в возрасте сорока, сорока пяти лет что-то происходит, и что? Как-то с этим надо жить.

— А вот в нашей почте чуть ли не пятьдесят лет называется.

— Сорок, сорок пять, пятьдесят... Кого когда накроет. Но мы живем, продолжаем жить, несмотря ни на что.

— Так он, этот кризис, реально существует?

— Реальных таких кризисных возрастов вообще-то, конечно, нет, как нет двух одинаковых людей. У каждого свой такой возраст.

— И свой кризис?

— Раз у человека есть проблемы, значит, есть и свой кризис. Трудно всех под одну гребенку ровнять. Давайте лучше с письмами разбираться, тогда и проблема прояснится более предметно.

Выяснить для себя самой

Людмила: "Мужу в прошлом году исполнилось пятьдесят, и его сразу как подменили: был мужик как мужик — веселый, работящий, добрый, а сейчас одна мука с ним: все его раздражает, кричит, заводится по пустякам, с детьми грубый, внуки его тоже из себя выводят".

— Людмила, возможно, речь в вашем случае идет о системе переоценки ценностей, нельзя же обвинять вашего мужа в запоздалом психоэмоциональном развитии — мужику уже пятьдесят. И если взрослый человек начинает выдвигать претензии домашним, если выказывает свое недовольство, значит, это вы что-то делаете неправильно, и, возможно, не ему, а вам нужно какое-то изменение, потому что по всем, даже очень смелым, прикидкам он свой переходный возраст уже миновал. Я понимаю, бывают как акселераты, так и люди с задержкой психоэмоционального развития, но я почему-то уверен, что ваш муж к этой категории не относится. Потому-то у вас одна задача — выяснить для себя самой, а что вы сами собой представляете и чего же на самом деле вы хотите от вашего мужа.

Человек и очнется

Зоя: "Мужу сорок пять лет, а он вдруг так озаботился своим здоровьем, что это уже какая-то мания — читает книжки по здоровому питанию, спортом занялся. Никто не спорит, здоровье — это хорошо, но дело в том, что его беспокоит только его персона, а что вокруг — ему наплевать: и на меня, и на дочку. То голодает, то отвергает мясо, то, наоборот, на рынке покупает только парное, и только себе, и фрукты себе, и витамины. Смотреть противно".

— Зоя, а вы были для своего мужа хоть на пятнадцать минут любимой женщиной? Понимаю, что вопрос некорректный. Но мужики по определению существа крайне слабые, зависимые от всего. А коль скоро мужик женат, то есть зависим от вас, сударыня, то он либо погружается в отыскание тайных истин, либо опускается до поиска возможностей, новых возможностей, в поисках радостей для себя. Либо он возвращается к вам, уже пережив какую-то внутреннюю бурю. И дело не в переходном возрасте, а в переходном отношении к человеку.

— Так он же зациклился на своей полезной еде.

— Ерунда, клин вышибается клином. Если красивая любящая женщина предоставит ему более или менее съедобную еду, пусть даже и "полезную", а потом он получит возможность заняться своими туринскими состязаниями, глядишь, человек и очнется...

Любит вас из-под палки?

Галина: "Мой муж всегда был очень честолюбивым человеком, особенно в вопросах карьеры, а сейчас я вижу, что он ходит вялый, на работу — как из-под палки. Спрашиваю, может, болит что-нибудь, а ему просто ничего не хочется. А ведь мужу и сорока нет".

— Понимаете, Галя, на работу можно ходить с радостью, можно без радости, можно из-под палки, можно вообще не ходить. Такая вот сложилась традиция — испытывать от работы какой-то безумный восторг, хождение на работу — это вообще не показатель, это не является показателем чего-либо вообще. Галя, а муж-то вас любит? Если он ходит на работу — да пусть ходит как может, лишь бы вас, милую, любил. Либо что, он вас так же любит — из-под палки?

А потом и сами расстроились

Нина: "Муж стал настоящая истеричка, по любому поводу чуть ли не плачет, жалеет себя, говорит, что он неудачник. Уже сил нет смотреть, как здоровый сорокалетний мужик превращается в ноющую бабу".

— Нина, констатация того, что сорокалетний мужик, особенно при условии его несомненной любви к вам, считает себя неудачником, — это показатель того, что это вы его довели до этого состояния. Он же вместе с вами хотел быть удачником? И что ему помешало? Ведь он хороший, более того, любимый вами человек — и почему же тогда вы внушили ему, что он неудачник? А потом и сами расстроились по этому поводу.

Такие уж мы разные

Ольга: "Мой отец последнее время стал ужасно несдержанным — что с мамой, что со мной и братом, срывается на моих друзьях, может нагрубить по телефону или вообще бросить трубку, если меня просят подойти. У него теперь всегда плохое настроение".

— Хорошо, Оля, а вы задавали себе вопрос — внезапно, встречный: а сколько времени вы вообще беседуете по телефону? Смогу предположить, что ваш отец, как, например, и я, беседует по телефону порядка полутора-двух минут за один разговор — для того чтобы выяснить основные ключевые вопросы. И всегда думаешь, что долгими разговорами ты можешь побеспокоить других людей. Вообще-то мужчины предпочитают лаконичное общение. В этом заключается специфика мужской беседы по телефону. И в этом никто не виноват, такие уж мы разные. Если проблема упирается в один телефон.

Если вам нужно такое

Ирина: "Муж последние год-два стал отдаляться от меня, от детей, говоришь ему что-нибудь, а он уставится в одну точку, словно не слышит. Ни друзей у него нет, никаких интересов, кроме дачи, и то только потому, что нас там нет. А стоит приехать дочке с мужем и внуками, тут же собирается — и опять в город".

— Ну и что? Я не вижу в этом никакой проблемы. Ира, ведь люди, а тем более мужчины и женщины, бывают разными. Слава Богу, что вы замужем за человеком, отличным от вас. А представьте, что на его месте бы оказался человек такой же, как вы, точная ваша копия, ничем от вас не отличающийся — ни полом, ни возрастом, ни морально-этическими признаками. Вот и представьте себе, насколько вам было бы интересно с точной вашей копией, таким сиамским близнецом. Если вам нужно такое — то вопросы отпадают сами собой.

Когда нет сил любить

— Фаина Раневская однажды высказалась в том смысле, что вопросы климакса — это вопросы интеллекта.

— Вот именно. Климакс, что мужской, что женский, — это нонсенс, это бессмыслица, это фактически бред, это просто такая физиологическая реакция, что у мужчин, что у женщин. А если люди друг друга любят, если они привыкают друг к другу, если дорожат отношениями, то и климакс и кризис имеют все-таки какое-то двести пятьдесят четвертое значение в отношениях людей. Ведь на первом месте всегда стоит любовь. И поэтому всякого рода климаксы и кризисы, любые другие вероятностные явления представляют собой только способы для обоснования собственной слабости, либо нетерпимости, либо лени что-то делать для кого-то вообще. Список недомоганий и претензий одного человека к другому можно продолжать бесконечно, он всегда существует у тех, кто не хочет никакого напряжения, особенно когда у тебя нет сил любить своих близких, и особенно — самого близкого из всех. Поэтому ты и придумываешь все, что угодно, — в том числе и кризис среднего возраста.

Загрузка...