И все при своих

Саммит G8 закончился. Комментарии продолжаются. И будут продолжаться. Прямо противоположные. Подведем итоги и мы

С чем есть G8

Как ни странно, многие не знают этого. Даже те, кто анализирует встречу. Ждали, ждали... Не дождались... Значит, не того ждали. Саммит — это всего лишь мировые посиделки. В условиях глобального общества мир становится очень тесным. Сбывается гагаринское: какая она (Земля) все-таки маленькая. Мировая деревня нуждается в старостате. Вот и собираются то на одной, то на другой завалинке уличные и кончанские старосты. Обговаривают дела. Намечают планы. При этом интересы свои, местные, подаются как общие. А это и так, и не так. Вот и приходится согласовывать, договариваться. Или по крайней мере ставить других в известность о задуманном. Много это или мало?

  • Кто-то считает, что G8 — сплошной ритуал. А содержания в нем — с гулькин нос. Неправда. Так рассуждают только наивные люди. Привыкшие думать, что подписанная бумага или закон значат больше, чем дух, атмосфера. Договор, подписанный под давлением, обречен. Честное слово, данное товарищу, держат крепко. Саммит G8 — неформальная встреча людей, правящих миром. За ними стоят самые мощные вооруженные силы, самые развитые экономики. За ними — и это не менее важно — доказанное историей и признанное современным общественным мнением право силы и сила права.

Единственная экзотическая страна в G8 — Канада. В 1976 году, на встрече в столице Пуэрто-Рико Сан-Хуане ее хозяин, американец Джеральд Форд, своей волей присоединил к избранному обществу своего соседа. Доброго. Который лучше дальних родственников. Спору нет. Канада — страна хорошая. Продавец энергоресурсов. Составляющая с США единый рынок. Реального влияния в мире не имевшая. Значит — не просто американский друг, но и вечный должник.

Все остальные — вечные мировые моральные кредиторы. Британский парламент. Французская мода. Сумрачный германский гений. Итальянское Возрождение. Кодекс чести самурая. Голливуд. Красная площадь, спутник, Гагарин. И т.д., и т.д., и т.д. Продолжайте сами. Это и есть каркас, и даже контуры мировой цивилизации.

В ожидании скандала

Наши либералы, радикалы и прочие беззаветные борцы с режимом ждали скандала. Формальные предпосылки к нему были. Еще в ноябре 2003 года два американских ковбоя — сенатор-республиканец Джон Маккейн и сенатор-демократ Джо Либерман подбросили в сенат проект резолюции об исключении России из G8. Аналогично, но уже в нижней палате, поработали демократ Том Лэнс и республиканец Крис Кокс. Лейтмотив — "ползучий переворот против сил демократии и рыночной экономики" в России. Переворот выразился в "неприемлемом риске вмешательства государства и экспроприации".

В феврале 2005 года попытку провести в конгрессе резолюцию об исключении РФ повторили. С тем же результатом.

Безупречный Маккейн бросился к президенту. Дескать, нельзя ехать в логово зверя. Падкая на все "жареное" и не жалующая нас пресса подхватила тему и тональность борцов за демократию. Уильям Сэфайр из "Нью-Йорк таймс" анализировал: "Россия получила полномочия председателя в ключевой западной структуре, но одновременно утвердила за собой позицию незападной или даже антизападной силы. И все разговоры об особом пути — не более чем оправдание подавления прав личности, как это всегда и было в России. Если уж Буш и другие лидеры едут в Санкт-Петербург и если уж Россия остается членом "восьмерки", эта возможность должна быть использована для самой серьезной критики такой позиции. Ни у граждан свободного мира, ни у граждан России не должно остаться сомнений в том, что попытка заменить подлинную демократию ее эрзацем, который они называют управляемой или суверенной, попросту незаконна и опасна для России. А поскольку это опасно для России, по определению опасно и для всего мира".

Впрочем, на фоне "борьбы" с кремлевскими автократами проявились нездоровые пятна и на безупречном лице американского экспертного сообщества. Выяснилось, что велика роль свободных мотивов, но не менее велики соблазны "несвободы". Та же "Нью-Йорк таймс" рассказала в своей статье ("Как российский нефтяной магнат обзаводился друзьями в США") о "денежной помощи" Ходорковского американским исследовательским центрам. В их число попал известный своей "независимой позицией" Фонд Карнеги. Антироссийский пафос спал. Надежды на скандал продолжали питать только юноши подлинной российской демократии. Ее главные заклятые друзья: Лимонов — Ампилов — Касьянов и К.

А ментор кто?

Ментором на саммите выступил хозяин. Хоть и не поклонник я Путина, но скажу: с таким представительством за державу стыдно не было. И выглядит достойно, и говорит что нужно. Сразу видна блестящая юридическая школа Санкт-Петербургского университета. Невольно вспоминается учитель Путина — златоуст Собчак. Пожалуй, сегодня только сам президент держит планку оратора, поднятую Собчаком. Жертвой острого на язык Путина стали оба его главных оппонента. Хранители англосаксонской демократической традиции сполна получили именно на демократической поляне.

  • Сначала выпад спровоцировал Буш. Все развивалось по драматургии прошедшего чемпионата мира по футболу. Буш ринулся вперед. Витиеватый привет — пожелание американского народа — содержал почему-то демократические стандарты Ирака для России. Возможно, Буш одновременно хотел и за Ирак оправдаться, и Путина упрекнуть экстремальным примером. Вышло по русской поговорке (не зря их любил приводить Р.Рейган!). Погнался американец за двумя зайцами... А Путин "честно" признался, что в России такой демократии не надо. Журналисты ответили смехом и аплодисментами, Буш залился юношеским румянцем.

Против британской непогрешимости сработал невольный тандем Блэра с английским журналистом. Не зря островитяне говорят: не бросай камень в огород соседа — не забывай, что у тебя стеклянная веранда. Сюжет развивался почти изящно. Сначала Блэр высказал опасения по поводу развития российской демократии. Затем журналист спросил Путина, что он ответит Блэру. Путин ответил обоим. Сначала сказал о собственной заинтересованности во мнениях лидеров ведущих держав. Но после мастерской паузы (обычно на ней голеодоры ловят вратаря, заставляя сдвинуться и открыть угол) с издевкой продолжил: "Там есть ведь еще и другие вопросы — скажем, борьбы с коррупцией. И нам будет интересно услышать ваш опыт, в том числе и применительно к лорду Леви". Для тех, кто не знает. В Британии разгорается политический скандал вокруг сомнительных дел (делишек) лорда Леви, незадачливого сборщика средств для партии Блэра.

Остальные лидеры вели себя скромнее. А Ширак даже очаровательно. Француз, как подлинный поклонник красоты, все восхищался изумительным местом проведения встречи. Действительно, оспорить красоту Константиновского дворца и парка, Стрельны и всего Питера — нет, Санкт-Петербурга! — невозможно. По словам, да и по молчанию, и честь.

О чем договорились

Главная тема встречи, заявленная Россией, — "Энергетическая безопасность" — тема важнейшая с любой точки зрения. "У мира единое энергетическое будущее", — сказал Путин. У мира единое энергетическое настоящее — это гораздо правильнее. Другое дело, что в этом настоящем есть обделенные. А есть наделенные. Кто-то, как кому-то кажется, сверх меры. Путинская стратегия "сырьевого национализма" расставляет акценты так, как надо России.

Право на энергию имеют все. Потребители при этом заинтересованы в знании о запасах нефти и газа. В увеличении добычи углеводородов. В максимальной либерализации рынка. А производители заинтересованы в справедливой, с их точки зрения, цене. Беспрепятственной транспортировке. Долгосрочных обязательствах потребителей. Нельзя забывать — речь идет о невозобновляемых ресурсах. Конечно, Запад хотел бы жить по формуле: вы нам топливо, а там хоть трава не расти. Желательно, чтобы это топливо мы сами у вас и качали. По этому пути мы едва не пошли, пустив к себе "Бритиш петролеум", сочинив сомнительные проекты на Сахалине. Надеюсь, дурь закончилась вместе с эпохой безголовых (продажных?) демократизаторов.

  • 10—13% мировых разведанных запасов нефти и 24—32% газа при 5% мировых поставок углеводородов делают Россию главным гарантом энергетической безопасности. Еще более привлекательна роль России в качестве энергомоста между континентами. Гарант автоматически превращается в регулятора. Пользуясь этой "сверхпозицией" Россия должна добиваться доступа к энергетическим рынкам Запада. При желании теперь можно опереться на итоги встречи G8.

В подписанном участниками коммюнике о глобальной энергетической безопасности зафиксировано: необходимо создать условия, при которых иностранные "компании имели бы возможность на взаимовыгодной основе инвестировать и приобретать энергетические активы" в странах G8. Чем не путинская "конфетка в потной ручонке" на языке дипломатии?

О чем не договорились?

Слава Богу, ни перед встречей, ни во время встречи Россию не пустили в ВТО. Ух, пронесло. "ВТО — это упадок многих отраслей нашей экономики, и мы это можем в значительной степени пережить только за счет наращивания ТЭКа", — читаем в так называемой "Российской газете". Без комментариев? Нет уж, позвольте! Лично я не понимал и не понимаю стремлений реализовать необоюдные желания. Садизм и мазохизм я оставляю "просвещенным". Мы уж как-нибудь по любви и без всяких мерзостей. Мне лично никто не объяснил, зачем России такое членство. Так называемый МЭРТ (Министерство экономического развития?!) до сих пор не провел исследования на эту тему. Впрочем, США невольно поддержали и меня, и всех противников ВТО, в очередной раз выдвинув неприличные условия. Склонный к конфронтации (как и положено лидеру возвращающей себе свое место под солнцем державы) Путин вынужден был даже напомнить: "Мы же в ВТО вступаем, не в США". Вот и славно. Оно нам надо?

P.S. Место встречи, ход встречи, тон Путина подтвердили азбучные истины. Российская Федерация — это Россия. Великая страна, возвращающая статус сверхдержавы. А американцы — молодцы. Они всегда играли на понижение наших ставок и будут это делать впредь. Ведь Россия по определению соперник США и никогда не переставала им быть.

Метки:
baikalpress_id:  25 709