Туда часы, обратно зонты

В советское время через Иркутскую таможню контрабандисты везли часы "Слава", победитовые пластинки, зонты и газовые шарфики

Гарий Георгиевич Жилин пришел работать в Иркутскую таможню после того, как 25 лет отслужил в погранвойсках. Хорошая память иркутского таможенника сохранила мельчайшие подробности работы советской таможни. Большой интерес для нас представляют его рассказы о том, что вывозили из Советского Союза граждане иностранных государств и что ввозилось из-за границы нашими согражданами в далеких 70-х и 80-х годах.

Одеяла с победитом

Гарий Георгиевич не может забыть, каким спросом у китайцев пользовались победитовые пластинки. Этот металл ценился гораздо дороже золота, поэтому из него делали сверхпрочные детали для точных приборов. Широко использовался победит и в электронике. В том числе и в приборах космической авиации.

— У нас в аэропорту был повар-китаец, — вспоминает Гарий Георгиевич. — Он какое-то время поработал, потом собрался домой, в одну из провинций Китая. В декларации, которую он заполнял, в графе "Цель поездки" стояло слово "частная". К иностранцам, уезжавшим в гости на родину, у таможенников было особое внимание. Потому что знали наверняка: везет подарки родным и знакомым, и многое из вывозимых товаров может оказаться контрабандой. Так вышло и с китайцем.

— Он вез с собой подушки, толстые стеганые одеяла, — говорит Гарий Георгиевич. — И все эти постельные принадлежности были забиты победитовыми пластинами.

Деньги в презервативах

Самое невероятное заключалось в том, что у таможенников в семидесятых годах и в помине не было никакого рентгена. То есть им нечем было просветить ни один чемодан, ни одну коробку. Все должны были проверять своими руками. И личный досмотр разрешался только в том случае, когда таможенник действительно был уверен, что у этого пассажира есть что досматривать. То есть главный рентген должен был быть у таможенника в голове. Не случайно говорят, что дураки и тугодумы на таможне не задерживались.

Например, Гарий Георгиевич вспоминает, как задержал поляка, пытавшегося провезти контрабандой валюту... спрятанную на причинном месте.

— Я смотрю, толпа иностранцев быстро распределилась на две очереди, каждая выстроилась к "своей" тумбе, — рассказывает бывший таможенник. — А этот поляк что-то мнется, никак не может выбрать таможенника, к которому идти. Наконец решился и пошел на таможенный контроль какой-то неестественной походкой. При досмотре у поляка оказалась пачка долларов, спрятанная меж ног.

Другим, не менее вульгарным, способом пыталась вывезти деньги за границу советская гражданка. Симпатичная женщина подошла к тумбе таможенника с маленькой дамской сумочкой, которую брала с собой в самолет. Этим рейсом в Монголию летели наши специалисты, которые строили там какой-то завод. Женщина по просьбе Гария Георгиевича открыла сумочку. В ней оказались туалетные принадлежности и набор презервативов. Женщина явно стремилась смутить мужчину-таможенника, рассчитывая на то, что он не станет рыться в интимных вещах.

— Но я все-таки открыл коробочку с презервативами, — рассказывает Гарий Георгиевич, — и обнаружил вместо презервативов свернутые 25-рублевые банкноты.

Зонты под ковром

Сегодня мало кто вспоминает, что в советское время зонты были страшным дефицитом. Моя мама с одним зонтом ходила лет двадцать. И стоил тогда зонт половину среднестатистической зарплаты, в среднем пятьдесят рублей. Поэтому зонты наши граждане пытались везти из-за границы. А так как стюардессы могли купить не один зонт и продать их потом у себя на родине, то многие из них занимались такой коммерцией. Но Гарий Георгиевич однажды пресек спекуляцию на корню.

— Мы тогда пометили потолки салона самолета светящимся карандашом, — вспоминает таможенник. — В случае, если туда запрячут контрабанду, ее легко будет найти — след карандаша сотрется. Когда самолет прилетел из-за границы, мы снова пошли туда с досмотром. Я включил фонарик и проверил след карандаша — он оказался таким, каким был. Неудача. Ничего не нашли. Но, когда выходили из самолета, мой напарник споткнулся на выходе. Приподнял ковер, а там — три зонта. Стюардесса думала, что мы их не найдем.

Корейцы вывозили часы и собак

Однажды Гарий Георгиевич обнаружил в самолете, следовавшем из Москвы в Корею через Иркутск, большую партию советских наручных часов.

— Разные часы были: и мужские, и женские, — рассказывает таможенник. — "Восток", "Чайка", и квадратные, и круглые, все наручные, двадцать с чем-то штук. И все они тикали. Мы тогда осматривали самолет марки Ту-154. По инструкции было положено после ухода пассажиров досматривать общий вид салона самолета, чтобы ручную кладь не оставляли. Осматривали сиденья, карманы на сиденьях и под ними — карманы для масок. В большинстве случаев пассажиры кресла поднимают, и тогда все они были подняты. Я машинально хлопнул по карману и почувствовал что-то твердое. Оказалось — часы. В конце концов корейцам разрешили вывезти эти часы за границу. Начальство объяснило Гарию Георгиевичу, что контрабандной ситуации не было. Корейцы эти часы далеко не прятали, просто их оставили, и все.

— Были такие случаи, что корейцы вывозили собак, — вспоминает таможенник. — Между нами говорили, что они их едят. А официально — для охраны. Овчарки были, и большие, и маленькие. Я рейса два таких видел, когда они вывозили собак в грузовых отсеках. Самолеты были корейских фирм, поэтому корейцы что хотели, то и делали. Сначала использовали Ил-18 наши, а потом они уже на Ту-104 летали. А так у них было два или три Ил-18, они их гоняли туда-сюда, пока один у них не разбился в Корее из-за перегруза.

Груз-200 и газовые косынки

Таможенники по-своему становились свидетелями политических катаклизмов, происходящих в стране. В начале восьмидесятых всю страну потрясла война в Афганистане. Десятками и сотнями приходили самолеты с грузом-200 на борту, "черные тюльпаны", как их называли тогда. Конечно, летчики рисковали жизнью, вывозя тела погибших с территории воюющей страны. Но многие везли в "тюльпанах" ковры, ткани и другую контрабанду, стремясь подзаработать на войне. Это называлось мародерством и свойственно было в основном штабным воякам, пороху не нюхавшим.

В то время военные самолеты из Афганистана в Иркутске не останавливались. За всю историю иркутской таможни афганских самолетов было на таможенном досмотре всего два.

— Один вез груз-200, второй военный самолет привезли в Иркутск на ремонт, — рассказывает Гарий Георгиевич. — Вот в одном из них я и обнаружил за обшивкой газовые косынки разных цветов и размеров. Почему они их запрятали под обшивку самолета, не знаю. Они были такие тонкие, что их можно было на теле пронести.

Зачем корейцам наши часы?

Юрий Андреевич, часовой мастер фирмы "Хронограф", сорок лет отдал починке часов.

— Я хорошо помню первые советские часы марки "Победа". Они были очень ходкими и могли без ремонта идти лет тридцать. Были очень хорошие часы фирмы "Заря" и "Восток". Сейчас эти фирмы усиленно подделывают китайские и корейские фирмы. Но они у них одноразовые — до первого ремонта, потом можно смело выкинуть. Очень хорошей была марка "Слава", эти часы могли идти без ремонта десятками лет. Большим успехом пользовались наручные часы "Чайка", они были как женские, так и мужские. Сегодня эта марка тоже выпускается, но у них есть один серьезный недостаток: часы негерметичные, туда часто попадают грязь и вода. А если бы был пыле- и водонепроницаемый корпус, этим часам сносу бы не было.

У корейцев не было таких серьезных заводов, которые бы делали такие надежные часы. Вот они и везли их контрабандой из СССР.

  • Как благодарили таможенников

    В разное время за обнаруженную контрабанду таможеннику полагалось 10% изъятого товара, потом это поощрение убрали, и до 1998 года действовало положение о 3% от изъятого в фонд развития государственной службы. Сейчас и этого нет.

Метки:
baikalpress_id:  25 955
Загрузка...