Два месяца в сгоревшем доме

Дом возле "шанхайки", переживший пожар, ремонтировать не собираются. Но и людей не расселяют

На них льют дожди, сыплются угли. В доме нет ни воды, ни света, не работает канализация. И все это в самом центре Иркутска. Прошло уже два месяца после пожара, но власти так ничего и не предложили пострадавшим жителям дома. Как живется им в сгоревшем здании, узнавал корреспондент "Пятницы".

Черно и сыро

Сегодня внешний вид дома N 4 по Байкальской мало чем отличается от того, каким он был сразу после пожара, случившегося 27 мая нынешнего года. Если не считать, что местные предприниматели начали латать крышу. Но это только снаружи. Заходя внутрь, становится видно, что огонь значительно повредил здание. Лестницы, ведущей на второй этаж, нет, обуглены стены, вывалилось подъездное окно, выгорели ближайшие к лестнице комнаты. В уцелевших квартирах сыро и темно. Темно, потому что электричества в здании больше нет. Канализация и водопровод тоже не работают — все расплавилось.

Чтобы попасть на второй этаж (только там есть жилые квартиры), нужно подниматься по приставной лестнице, установленной почти отвесно. При этом надо умудриться не вымазаться об обугленные стены.

В уцелевших квартирах с потолка кусками обваливается отсыревшая штукатурка.

Магазины и квартиры

На первом этаже старинного деревянного дома N 4 на улице Байкальской, расположенного возле "шанхая", находятся магазины, на втором — квартиры. Раньше здесь было что-то вроде общежития, но потом люди поставили новые стены и отгородились друг от друга. Жильцы первого этажа распродали свои комнаты и съехали. Теперь здесь находятся торговые помещения.

— Здесь раньше было 13 квартир, — говорят жители дома, — теперь часть из них — магазины. Семь квартир муниципальных, остальные приватизированные. До пожара все было нормально, а теперь очень тяжело...

Как все было

Семья Дашиновых — отец, мать, сын и дочь — живет в полублагоустроенном доме на Байкальской с 1978 года.

— Я проснулась утром 23 мая, — рассказывает мать семейства Светлана Дашинова, — слышу треск какой-то. Потом поняла, что дымом пахнет. Глянула в окно, а там пылает вовсю. Потом соседка-узбечка в стенку стала стучать — у нее дверь уже горела, выйти невозможно было. Она хотела, чтобы мы доски вырвали да к себе ее пустили. Но в панике она выпрыгнула в окно... Сломала себе обе ноги. А мы через окна на контейнеры стали вылазить. Схватили документы и побежали.

Пожар начался с подъезда и быстро охватил оба пролета — лестница выгорела дотла, сгорела крыша. Огонь по сухим перекрытиям расползался мгновенно, но пожарные приехали быстро и затушили огонь.

"Мы дома под зонтами ходим"

— До смешного доходит — мы по квартире с зонтами ходим! — рассказывает Светлана Андреевна. — Крыша-то ведь сгорела. Дождь идет прямо в квартиру.

— На кровать ложишься спать и через полчаса просыпаешься, потому что сырость. Ничего не просыхает от дождей. Мы даже навесы над кроватями сделали, чтобы хотя бы на постель не капало, — добавляет супруг Светланы Андреевны.

Жители говорят, что все залили пожарные. Пострадали и мебель, и вещи. А потом и дожди добавили.

В туалет — на рынок

Жильцам приходится ходить в платный туалет на Центральный рынок. Свой пластиковый унитаз оплавился. Канализация от пожара вышла из строя. Да и воды больше нет — водопровод после пожара также не работает.

— Нас четверо, вот и представьте, сколько денег мы в туалет каждый день уносим, — признается Светлана.

Электричества после пожара в доме тоже нет. Хорошо хоть владелец палатки на "шанхайке", где работает хозяйка квартиры, помог — прокинули кабель.

— Мы теперь кипятком обеспечиваем всех соседей, ведь электричество только у нас. И то одновременно могут работать только два прибора. Например, холодильник и телевизор. Хочешь вскипятить чайник — выключаешь телевизор, иначе все вырубает и в палатке, и у нас, — говорит мужчина.

В причинах пожара никто из жителей не сомневается — поджог. И официальные лица высказали жителям дома такое же мнение.

На вопрос, согласятся ли жители переехать из центра города, Светлана Андреевна говорит:

— А нам никто не предлагает. Про нас будто забыли. А вообще, конечно, не хочется уезжать. Но не потому что это центр, а потому что дети ходят в лицей. Переводить их в другое место не хочется. Посмотрим, что будет дальше, но равнодушие властей просто убивает.

  • Я глянула в окно и увидела, что вовсю пылает. Соседка-узбечка в стенку стала стучать. У нее дверь уже горела, выйти невозможно было. Она хотела, чтобы мы доски вырвали да к себе ее пустили. В панике она выпрыгнула в окно. Сломала себе обе ноги.

Переселим до конца года

За комментарием мы обратились к Николаю Хиценко, главе Правобережного округа.

— Дом N 4 по улице Байкальской включен в план расселения на этот год. Всем его фактическим жителям мы пояснили, что в этом году им предоставят благоустроенное жилье. Сейчас для четырех семей, которые занимали муниципальную жилплощадь и на самом деле жили в своих квартирах, а не сдавали их в аренду, мы подобрали варианты. Квартиры они получат в черте города.

Николай Степанович сообщил, что дом на Байкальской восстанавливаться не будет — слишком дорого и не имеет смысла. Когда жители съедут, дом выставят на торги. Хозяева приватизированных помещений получат денежные компенсации в размере, который установят эксперты.

Загрузка...