В Питере их не ждали

Иркутские омоновцы в Санкт-Петербурге жили и работали в чудовищных условиях

Самой популярной темой прошлой недели был саммит "большой восьмерки" в Санкт-Петербурге. По телевизору мы видели, с каким размахом подготовились российские власти к встрече лидеров крупнейших мировых держав, в каких шикарных апартаментах жили президенты. Но кое-что осталось за кадром. Например, сотрудники ОМОНа Иркутской области, которые охраняли в это время покой в Северной столице, говорят, что от этой поездки у них осталось лишь разочарование. И в следующий раз участвовать в подобных мероприятиях они вряд ли согласятся. О том, как жилось нашим землякам в городе на Неве, корреспонденту "Пятницы" рассказал командир оперативной роты ОМОНа Иркутской области Евгений Верхотуров.

Как в армии побывали

В Санкт-Петербург иркутские милиционеры отправились за полтора месяца до начала саммита. Со всех регионов России набралось более двух тысяч сотрудников органов, из нашей области — тридцать.

На питерской земле ребят ждал отнюдь не радушный прием. Наших земляков поселили в четырехэтажную казарму военного училища, расположенного в 24 километрах от Северной столицы — в городе Пушкине. Их соседями оказались омоновцы из Омска, Архангельска, Кемерова, Ульяновска. Условия проживания можно сравнить с армейскими — отсутствие горячей воды и застиранное белье в каких-то непонятных пятнах. Помыться тоже было проблемой — несмотря на жару, сходить в баню можно было не больше двух раз в неделю. Поэтому мыться приходилось под импровизированным душем — поливать себя из пластиковой бутылки.

— Считалось, что мы еще неплохо устроились, с комфортом. Говорят, кому-то пришлось жить в палатке, которую поставили на территории детского сада, — рассказывает Евгений Верхотуров.

Но самое плохое воспоминание осталось от еды, которую готовили повара местной столовой. Дважды в день здоровых мужиков кормили кашкой, сваренной на воде. Причем повара не ждали, пока вода выкипит, получалась и каша не каша, и суп не суп, а так что-то среднее — разваренная крупа, плавающая в воде. В придачу к этому месиву полагалась вареная рыба, и тоже очень невкусная. А обеденный суп из квашеной капусты вообще было невозможно есть. "Было такое впечатление, что к нашему приезду откуда-то списали запасы кислой капусты. Этот суп никто не мог есть, котелок всегда оставался нетронутым", — говорит Евгений. И даже вскипятить чайник в казарме они не могли из-за запретов по правилам пожарной безопасности.

Через три дня такой жизни бойцы стали бунтовать. Тогда им пообещали, что заплатят за каждый день по 50 рублей. Но так и не заплатили, а вместо денег уже перед отъездом домой выдали продукты — сок, минералку и тушенку.

Кстати, никто не возместил нашим ребятам и расходов на мобильную связь — пришлось оплачивать из собственного кармана.

"Зачем вы приехали?"

Рабочий день у омоновцев начинался в 7 часов утра, заканчивался в 23 вечера, но иногда приходилось работать всю ночь. Несколько часов в день тратилось на "сплоченность отрядов" — построение на плацу и выполнение разных команд. Таким образом их готовили к действиям в случае возникновения массовых беспорядков.

Но Евгений считает, что если бы такие беспорядки действительно возникли, не факт, что их бы удалось успешно ликвидировать. Не потому, что бойцы были плохо подготовлены. Просто, по сути, их там никто не ждал, поэтому организовать работу нормально не могли.

— Несколько раз нас вывозили патрулировать улицы в ночное время. Обещали, что будем работать в паре с участковыми. Но участковые просто тыкали пальцем в карту и говорили, по каким улицам ходить, а карт при этом не давали. Только один раз дали ксерокопии карт, но очень плохого качества. А в милиции Невского района нас встретили словами: "Да зачем вы вообще приехали? Мы и без вас прекрасно справимся!" — рассказывает Евгений.

Евгений и его коллеги говорят, что от поездки в Питер у них осталось больше плохих, чем хороших впечатлений: "Власти побеспокоились только о себе, а про нас забыли. Больше в такие командировки мы ездить не хотим".

А мне вспомнился старый анекдот, когда вернувшийся из армии солдат пообещал показать своим землякам, как ему служилось два года. В четыре часа ночи деревня проснулась от звона колокола. Все повыскакивали из домов, кто в чем был, и когда собрались у церкви, дембель заявил: "Короче так, мы с отцом идем за дровами, остальные, разойдись!"

Зачем ребят со всей России пригнали в Северную столицу, если они оказались там никому не нужны? А если все же были нужны, то почему никто не обеспечил им нормальных условий проживания? Обидно! Ведь власть заявляла, что питерский саммит своим шиком и блеском должен затмить все предыдущие. Неужели обманули?

Когда верстался номер, стало известно, что десять сотрудников ОМОНа, вернувшихся из Санкт-Петербурга, приставлены к медалям министра внутренних дел "За доблесть в службе". В их числе есть и Евгений Верхотуров. Будем надеяться, эта награда сгладит негативные впечатления от питерской командировки.

  • "Дважды в день здоровых мужиков кормили кашкой, сваренной на воде. В придачу к этому месиву полагалась вареная рыба, и тоже очень невкусная. А обеденный суп из квашеной капусты вообще было невозможно есть. "Было такое впечатление, что к нашему приезду откуда-то списали запасы кислой капусты".
Загрузка...