Такого наплыва доноров не было давно

Иркутяне сдали больше ста литров крови для тех, кто попал в авиакатастрофу

Вскоре после трагедии СМИ распространили сообщение о том, что на Иркутской областной станции переливания крови может не хватить крови. 9 июля станция смогла обеспечить все лечебные учреждения города, где находятся пострадавшие, необходимым количеством крови. Но если вдруг раненым потребуется более 200 литров крови, то станция не сможет сразу предоставить такое количество. Всех желающих сдать свою кровь для пострадавших призывали сделать это незамедлительно. О том, как отреагировали на призыв иркутяне, узнавал корреспондент "Пятницы".

И стар и млад

Уже в понедельник на станцию обратились семьдесят человек. В этот же день все работники станции переливания — от вахтера до главврача — тоже сдали кровь, и общая сумма доноров превысила восемь десятков человек. Во вторник количество доноров удвоилось.

— Больше ста человек пришли сдать кровь с утра 11 июля, — сказала заместитель главного врача областной станции переливания крови Наталья Петровна Мишарина.
— И еще столько же ожидается к вечеру. Вы напишите, что нам уже достаточно крови. В резерве есть необходимое количество, да еще за последние дни иркутяне сдали больше ста литров.

По словам Натальи Петровны, такого наплыва доноров в областной станции переливания крови не было никогда. Чтобы сдать свою кровь и хоть чем-то облегчить страдания получивших ожоги людей, иркутяне идут нескончаемым потоком.

Конечно, в основном откликнулись на чужую беду молодые люди. Но есть среди них и люди среднего возраста, и пожилые. Иркутяне идут семьями, ведут с собой маленьких детей (хотя они и не сдают кровь, но видят, как это делают их родители, и учатся делом помогать чужой беде).

Многие на свой страх и риск убегают с работы в обеденный перерыв, терпеливо ждут своей очереди, часами томясь в узких коридорах старого здания станции переливания, которое не было рассчитано на такое количество доноров.

Все на Волжскую

Одновременно с этой станцией, которая находится на остановке "Волжская", за травмпунктом, действует такая же станция в Юбилейном. Но никто почему-то не хочет ехать в отдаленный микрорайон, все спешат на Волжскую. Поэтому в Юбилейном свободные кушетки, много незанятых врачей, которые готовы разгрузить своих коллег, а на Волжской — забитые донорами коридоры и длиннющая очередь в регистратуру.

При мне многие доноры падали в обморок. Молодой парень, который назвался Романом, резко побледнел после сдачи крови и чуть было не упал в обморок. Выяснилось, что он, как и подавляющее большинство доноров, пришел сдавать кровь голодным. Каждый из нас по своему опыту знает, что, когда мы сдаем кровь на анализ, мы действительно не должны ничего есть и пить. Совершенно другие условия для доноров. Каждый донор сдает, как правило, за один раз 450 мл крови. Поэтому, чтобы не упасть в обморок, надо обязательно что-то поесть. Единственное правило, которое следует соблюдать донору, — это не есть жирного и молочного, а также не принимать алкоголя, не курить.

Многие люди, как, например, Сабина Смашина, сотрудница ООО "Мервин", прибежали сдавать кровь в обеденный перерыв.

— Я весь свой отдел сюда притащила, пятерых человек, — сказала Сабина. — Надеюсь, что шеф не будет на нас сильно ругаться. Все-таки мы не просто так ушли — мы хотим помочь людям. Хотя бы этим.

Владимир Гавголенко, связист компании Байкалтелепорт:

— Людей жалко, пострадавших в авиакатастрофе, а особенно детей. Мне кажется, сейчас трудно найти хорошую кровь, в городе столько наркоманов! А у меня кровь чистая — ни гепатита, ничего. Удивило, что на станции народу куча, врачи уставшие. А я думал, никто не идет. Приятно, что в наше жестокое время в людях осталось что-то человеческое. Знаете, с тех пор как у меня родилась дочка, я ловлю себя на мысли, что становлюсь трусом. Раньше я лазил по крышам, по скалам и ничего не боялся. Теперь боюсь. Не за себя — за жену и за ребенка. Особенно в тех ситуациях, когда от меня ничего не зависит. Когда сидишь за рулем, ты сам управляешь машиной и собой: можешь сбросить скорость, никогда не сядешь за руль нетрезвым. А когда летишь в самолете, от тебя уже ничего не зависит. И отказаться от полетов нельзя. Если ехать поездом в Турцию, например, то на одну только дорогу можно весь отпуск потратить.

Нина Ипполитова, сотрудник Института географии:

— Я прибежала в обед сдать кровь. Хочу помочь тем, чем я могу. Надеюсь успеть за час — у нас обед всего с двенадцати тридцати до четырнадцати тридцати. Испытываю горечь и сожаление. Очень жалко всех людей, а особенно детей.

Обморок не страшен

Три подруги — Людмила Жигарь, Екатерина Бобкова и Лариса Косова — пришли сдавать кровь первый раз в жизни. Лариса Косова, обладательница очень редкой группы крови — четвертой отрицательной, после сдачи упала в обморок.

Я нашла девушку в кабинете у терапевта. Ей вручили яблоко (девушка с утра ничего не ела) и поставили рядом вентилятор, чтобы ее обдувало прохладным воздухом.

— Лариса, как вы решились сдать кровь?

— Трагедия такая произошла, как же можно остаться в стороне?

Людмила и Екатерина посетовали, что обеим предстоит лететь в отпуск этим летом, Людмиле — в июле, Екатерине — в августе.

— Страшно очень, но что делать? — в один голос сказали девушки.

Олег и Елена Мамонтовы пришли на станцию переливания вместе с двухгодовалым сыном Аркашей. Конечно, собирались сдавать кровь только родители. Мама Елена, обнимая сына, сказала:

— Мы пришли, чтобы помочь раненым обгоревшим детям. Даже если наша кровь достанется не тем людям, которые пострадали в авиакатастрофе, а другим, мы все равно будем рады. Жалко очень пострадавших, поэтому хочется хотя бы что-то сделать для них, хоть чем-то помочь. Поэтому мы здесь.

Продавец Наталья прибежала на станцию прямо из магазина. Она так объяснила свой душевный порыв:

— По радио все время говорили, что, если есть возможность, надо сдать кровь. Дали мне 35 рублей на шоколадку. Конечно, кажется, что зазорно брать эти деньги. Одна женщина передо мной отказалась. Но я едва на ногах держусь, поэтому шоколадка необходима для подкрепления сил.

Метки:
baikalpress_id:  5 675