Требуется идеология

На протяжении всей посткоммунистической истории Россия вела себя как девица на выданье. Все прихорашивалась. Все пыталась угодить. А зачем замуж брать, если можно обойтись обещаниями? И за посулы получить все без свадьбы. Наконец достаточно робкий реализм стал пробиваться сквозь непонятную стыдливость. Возникает вопрос: случайно ли мы оказались в столь межеумочной позиции? Нет. Как человек неполноценен без самоуважения и гордости, так и страна ущербна без самопонимания, самоопределения, целеполагания. Без идеологии. Впрочем, правительственный официоз "Российская газета" пишет о чем угодно: от экономики до пиара. Кроме идеологии. И это не случайно.

Сердцевина политики

На самом деле страна без идеологии — абсурд. Идеология включает в себя комплекс представлений о реальности. Как научных, так и до- и вненаучных. Каждый человек "знает", что хорошо для страны и что плохо. Он выставляет оценки президенту, правительству, политическим партиям. Он гордится своей историей, страной, большой и малой родиной. Или равнодушен к ним. Он хочет посвятить себя служению делу и людям своей земли. Или получает образование в нелюбимой стране, а свой талант и квалификацию обменивает на право жить и работать за ее пределами. Человек без родины, внутренний эмигрант в своем отечестве — удел еще худший. "Не вам солдат, не нам язык".

  • Добровольная деидеологизация России, сопровождавшаяся наивным губошлепством ее лидеров, вызвала идеологический всплеск в стане победителей. Сегодня в мире нет более идеологизированной страны, чем США. Звездно-полосатый флаг на лужайке у Белого дома — один из миллионов. Главный. Но его краса и сила в том, что каждый американский домовладелец с гордостью поднимает на своей лужайке собственный государственный стяг.

Внешняя политика Америки, при всем ее цинизме, не лишена идейного стержня. Конечно, демократизируют американцы тех, кто им нужен. Права человека, честные выборы, свобода слова на американских штыках или при американской поддержке угодных политиков распространяются на нефтяные поля или стратегически важные регионы мира. Однако монополия на нефть обретает легитимность через монополию на право быть глашатаем свободы. И миллионы людей в самых разных странах смотрят на американцев именно как на носителей тех ценностей и институтов, которые признаны универсальными.

Вот почему идеология в умелых руках из набора символов превращается в ключ к кладовым сокровищ. "Свобода и демократия" вместо "сим-сим, откройся". Кондолиза Райс и Дональд Рамсфельд вместо Али-Бабы. Такова она, восточная сказка, на новый лад.

Двойные стандарты

США всегда комфортнее вести дела с демократическими режимами. Это правда. Но "бизнес есть бизнес". Азербайджан и Казахстан не вызывают у Штатов пароксизма демократизации. Материальный импульс, в отсутствие морального, в отношениях с сырьевыми автократиями только подтверждает базовый характер двойных стандартов в американской политике. Американские интересы превыше всего — главная идеологема любой вашингтонской администрации.

Обыкновенные россияне, кстати, оказываются на поверку гораздо разумнее российских политиков. Из 1444 опрошенных 68% абсолютно правильно называют причину охлаждения российско-американских отношений. По их мнению, это противоречие национальных интересов двух стран.

The Wall Street Journal пишет: "То, что Россия через 15 лет после развала Советского Союза поддерживает антиамериканские действия, не должно удивлять. Коммунисты удерживали Российскую империю как целое еще 72 года, после того как она должна была развалиться, разжигая русский национализм и управляя нерусскими народами при помощи коварства КГБ и силы Красной армии. Трюки, подобные полету Юрия Гагарина в космос, должны были создавать у русских иллюзию, что они — великая держава".

Оставим невежественное хамство в стороне. Рассмотрим пятнадцатилетний контекст, предшествовавший появлению статьи.

  • Пятнадцать лет, вплоть до последнего времени, Москва шла на фактически немотивированные уступки. Россия лишила себя, в угоду дяде Сэму, главных баз — Камрани во Вьетнаме и Лурдес на Кубе. Россия пустила американцев в Среднюю Азию. Россия проглотила выход США из Договора по ПРО. Россия ушла с Балкан, совершив акт предательства по отношению к своей истории, памяти и миллионам православных славян.

Пятнадцать лет Вашингтон не стесняется проводить недружественную политику в отношении Москвы. Сомнительное членство во ВТО обрастает все новыми требованиями. Допотопная поправка Джексона — Вэника по-прежнему смешит абсурдностью пролонгации. Марионеточные власти Украины и Грузии науськиваются на конфронтацию с Россией. "План Козака" по Приднестровью отброшен. Белоруссия третируется как стратегический союзник Москвы. Расширение НАТО на Восток превращает его новых членов в санитарный кордон с Россией.

Цена американизма

Леонид Радзиховский и вся либеральная компания уверяют в абсолютной совместимости реальной безопасности страны с безбрежным расширением НАТО. Вроде бы она еще и увеличится.

Может быть, нам действительно стоит, подобно прочим всяким, взять под козырек. Тем более у американцев и к "пустой голове" руку прикладывают. Но у нас в России это не практикуется. И это правильно.

Несмотря на возросшую агрессивность, мировой авторитет США падает. Realpolitik со стороны России — это, в первую очередь, верная оценка миросистемных координат. Сегодня центр власти уже расщеплен.

  • Объективно мир уже многополярен. Основных сил на мировой арене много. Это и США, и Великобритания, и Западная Европа. И Россия. И Китай. А еще Япония, Индия, Иран, Бразилия. Никто не имеет явного превосходства. Ни в экономической, ни в военной, ни в культурной, ни в идеологической сферах. Нет и геополитической коалиции общемирового масштаба.

К 2025 году произойдет резкий спад американского влияния в мире. Противоречия между центрами силы будут нарастать. Появятся два десятка новых ядерных держав. Военные авантюры станут слишком опасными, чтобы в них вовлекаться.

Финансовая система станет многовалютной. Евро и иена займут более важное место на денежных и товарных рынках. Как следствие этого, для США по-настоящему актуальной станет проблема государственного долга. Возможно снижение уровня жизни американцев.

Большие изменения ждут Юго-Восточную Азию. Северная и Южная Корея, Китай и Тайвань, скорее всего, к 2025 году объединятся. Экономические выгоды от сближения Китая, Японии и Кореи могут заставить их забыть о трудной истории многовековой вражды. Кажется невероятным, но союз трех ведущих стран Восточной Азии может уготовить для США роль партнера. Причем далеко не старшего.

Южная Америка в качестве единой экономической зоны также превратится в геополитического игрока. Тем более если удастся привлечь Мексику.

А ведь свое место под геополитическим солнцем будут искать еще и такие гиганты, как Индия, Иран, Индонезия, Южная Африка.

Для Европы просматриваются два сценария. Или "старая" и "новая" Европы сплотятся вокруг Берлина и Парижа, что сделает Европу сильным и независимым геополитическим центром. Или страны Центральной Европы будут тяготеть к США. Тогда геополитическая ось Париж — Берлин — Москва имеет все шансы укрепляться.

Евразийский соблазн

Что делать? Впрягаться в телегу, которая вряд ли далеко уедет? Подвижки в политике Кремля говорят о некой задумчивости на сей счет. На традиционной встрече с руководителями западных информационных агентств стран "большой восьмерки" В.В.Путин был не просто резок. Он говорил с позиции силы правды. Оплачивать политические эксперименты должны те, кто их заказывает. Если Западу мила "оранжевая" Украина, пусть Запад ее и субсидирует. Хотите, чтобы Украина была "незалежной" и в то же время не "вмерла" — "выньте деньги из карманов своих налогоплательщиков, мы ничего против не имеем. Платите деньги".

Отсюда один шаг до политики с позиции силы. Газовая дипломатия — скорее всего, разминка. Но, чтобы достичь желаемого, не всегда нужно принуждать других. Можно подкупить. Еще лучше добиться, чтобы другие делали сами нужное нам.

В мире есть примеры успешного влияния на умы и сердца. А это и есть идеологическое влияние. Влияние через идеологию. Привлекательные образы "добропорядочной" Канады и "миротворицы" Норвегии — единственный инструмент влияния этих стран в мире.

Да и американское влияние, повторимся, проистекает не в последнюю очередь из привлекательности американского образа жизни. Как его видят через призму американской массовой культуры.

Современная Россия сегодня не имеет инструментов "мягкой власти". Привлекательная для своего времени советская модель общества оплевана нами самими. Что взамен? Кое-что есть. Язык, культура. Но они ограничены этнолингвистическими рамками. Хотя десятки миллионов русскоговорящих — не так уж мало.

  • Главный резерв — в идеологии единого географического, исторического, культурного, этнографического пространства. Россия — это центральная ось Евразии. Вокруг нее формировались славянские, тюркские и финно-угорские этносы. Они представляют единое социокультурное поле. Идея славяно-тюркской конфедерации России, Казахстана, Белоруссии, Таджикистана (фарси) с единым экономическим, военным, культурным и духовным пространствами может стать по-настоящему притягательной. Все непризнанные на сегодняшний день республики завтра путем народного волеизъявления войдут в состав этого конфедеративного союза. Ведь стремление народов к самоопределению и свободному выбору составляют неотъемлемую часть универсальной идеологии демократии и прогресса.
Метки:
baikalpress_id:  5 342