Поджог вместо сноса

Остановка "Бытовая" в Иркутске сейчас — сплошное пепелище. На пересечении улиц Гаврилова и Чкалова выгорел целый квартал пустующих деревянных домов (бывшим хозяевам дали квартиры в Юбилейном). Жители расположенных рядом деревяшек, которых еще не расселили, теперь боятся по ночам ложиться спать: следующими могут сгореть их дома.

Как на войне

— Мы такого страху натерпелись! — рассказывает Лидия Николаевна Павлова, жительница одного уцелевшего в квартале дома по улице Гаврилова, 7. — Живу я здесь с внучкой Сашенькой и правнуком Никитой. Боимся, что нас подожгут и мы останемся без крыши над головой.

По словам Лидии Николаевны, поджоги начались сразу после того, как расселили людей. В один день в девять вечера загорелся двухэтажный особняк, потом часа в два ночи загорелся соседний с ними дом. Горящие головни летели в ночном небе и падали им прямо во двор. Лидия Николаевна и Саша тушили их, как во время войны, поливая из ведер.

— Мы всю ночь не спали, — говорит Александра, мама полуторагодовалого Никиты. — Тушили пожар. Потом приехали пожарные машины, стали поливать из брандспойтов.

Город теряет лицо

Казалось бы, ну что тут такого: надоевшие всем старые деревяшки сгорели, от них остались одни трубы. Туда им всем и дорога! Жильцы замучились в них жить, а другим иркутянам просто совестно было смотреть на этих деревянных инвалидов.

У директора архитектурно-этнографического музея "Тальцы" Владимира Тихонова другое мнение:

— Мы теряем не просто деревянные дома. Мы теряем свое лицо. Иркутск, пожалуй, единственный в мире город, сохранивший свое деревянное прошлое. И туристы едут сюда не за стеклом и бетоном. Они едут именно за этими старыми домами.

По словам Владимира Тихонова, политика Центра по сохранению наследия в отношении этих домов в корне неправильная. Не надо было вычеркивать их из реестра памятников, как это делается сейчас, а сохранять всеми доступными способами.

— Можно было выделить несколько кварталов в центре города, — говорит Владимир Викторович. — Не на окраине, где никогда не бывает туристов, а где-нибудь около Центрального рынка. Перевезти сюда все деревянные дома, представляющие историческую ценность, и сдать их в аренду предпринимателям.

Владимир Тихонов изучал опыт сохранения исторического наследия в Скандинавских странах. Его удивило, что в Северной Европе осталось очень мало деревянных домов, и европейцы берегут их как самое дорогое. Больше того, они вкладывают в эти дома огромные средства, потому что жить в доме-памятнике для состоятельных скандинавов считается очень престижным.

— Видели бы вы эти дома! — рассказывает Владимир Викторович. — Они похожи на обычные серые длинные бараки. Сегодня некоторые из них приспособлены под кафе, другие — под офисы или музеи. Но эти скандинавские дома в подметки не годятся нашим: кружевным, резным, с сибирской архитектурой. Во всем мире такие дома являются памятниками архитектуры, и только у нас они ни в грош не ценятся!

Расселение идет

50 семей из 12 домов уже расселили. Но в восьми домах на этом же участке до сих пор живут люди. Главный архитектор Иркутска Евгений Третьяков рассказал, что часть домов расселят в этом и следующем году. Расселением остальных займутся инвесторы, которые приобретут участок. Это связано с тем, что некоторые объекты находятся не в муниципальной, а в частной собственности.

Это бомжи жгут

Человек, который отвечает за лицо города, главный архитектор Иркутска Евгений Третьяков к упрекам директора "Тальцов" в адрес городских властей отнесся спокойно:

— Тема сохранения исторического лица города волнует всех, а не только тех, кто ратует за сохранение деревянных домов". И если дома-памятники будут сохранять, то с псевдопамятниками городские власти намерены распрощаться. Поэтому до конца этого года будет очищен от гнилушек и выставлен на продажу злополучный участок по улице Чкалова.

— Почему они до сих пор стоят, зияя пустыми окнами? Неприятная картина...

— Снос этих домов не может быть сделан сиюминутно, потому что среди них находятся объекты, занесенные в список вновь выявленных памятников. Сейчас проводится экспертиза, результаты которой рассмотрит научно-методический совет. Он же даст разрешение исключить эти объекты из списка памятников. После этого начнется их снос.

— Ходят слухи, что мэрии выгоднее сжечь деревяшки на Чкалова, чем заниматься ими...

— Зачем нам это? Во-первых, мы потратили деньги на то, чтобы дать людям квартиры. Во-вторых, заплатили подрядчикам за снос. В-третьих, заплатили деньги за экспертизу. Зачем нам еще тратиться на спички, бензин, керосин и пожарных? Я думаю, что там бомжи шатаются.

— Когда в этом районе начнется стройка?

— Уже в начале будущего года. Одним из основных требований к застройщикам станет использование при строительстве элементов, характерных для исторических зданий. Это могут быть арки, стилизация нижних этажей зданий под камень или декоративная отделка.

Что сгорело? Памятники или деревяшки?

Устюгова Галина Зифридовна, заведующая сектором истории, архитектуры и градостроительства отдела учета, контроля охраны объектов культурного наследия:

— В 2001 году был составлен "Опорный историко-архитектурный план центральной части Иркутска", в который эти дома входили не как памятники архитектуры, а как выявленные объекты. Выявленные объекты — это те, над которыми должны еще работать исследователи и специалисты, определяя их историко-культурную ценность. Мы еще не успели провести исследовательскую работу отчасти из-за недостатка финансирования.

На прошлой неделе Комитет по управлению муниципальным имуществом обратился к нам с гарантийным письмом, в котором содержится просьба о демонтаже сгоревших домов. Мы это разрешение дали с условием, что они сохранят резьбу и наличники, которые заберет Музей города Иркутска. А мы со своей стороны выведем к концу июня эти дома из списка охраняемых объектов.

Кто виноват

Следствия по делу о поджоге домов не будет, потому что и дела-то никакого нет. Как сказали нам в Кировском РОВД, уголовное дело заводить не стали, так как эти дома не являются памятниками культуры.

Загрузка...