Спасибо комсомолкам

Как Братск занял первое место в стране по рождаемости

Это было в те годы, когда Братская ГЭС только начинала строиться. Города Братска еще не существовало. А на месте будущих пятиэтажек стояли палатки, в которых жили молодые строители.

Строители в тельняшках

Кстати, о строителях ГЭС надо сказать отдельно. Где было взять высококвалифицированные кадры для строительства новой ГЭС? Да и кто поехал бы в Сибирь, в холода, на совершенно необустроенное, голое место посреди глухой тайги? Понятно, что на такое безумство были способны только молодые ребята. Братская ГЭС была объявлена комсомольско-молодежной стройкой. Но это проблему кадров не решило. Тогда был предпринят еще один, прямо скажем, рискованный шаг.

В пятидесятые годы в холодной войне наступила передышка. Это называлось разрядкой. Советскую армию сократили сразу на три миллиона. Освободившиеся солдаты срочной службы и поехали осваивать таежные просторы и строить Братскую ГЭС. Строить Братск приехали десять тысяч моряков.

— Посмотришь бывало в котлован — одни тельняшки голубые. Кажется, что его уже заполнили водой, — вспоминает иркутянин Сергей Петров, который тоже принимал участие в строительстве.

Моряки служили в те годы 5—7 лет, поэтому оказаться вместо армии на стройке для них было счастьем.

Любаша

Конечно, каждый моряк мечтал о том, как он приедет на стройку и познакомится с какой-нибудь поварихой или маляром, или: кем там еще могли бы работать девушки на комсомольской стройке? Но, когда поезд с моряками пришел в Сибирь, всех ждало огромное разочарование. Ни одной девушки на стройке не было! Точнее одна все-таки была. Звали ее Любой. Не стоит даже и говорить о том, что Люба у моряков стала пользоваться огромной популярностью.

Девушка Люба была коренной ленинградкой. На стройке ходили легенды о том, что отец ее занимал в городе на Неве какой-то высокий пост и для дочки не жалел денег. Пришло время, и Люба устроилась продавщицей в один из самых шикарных питерских магазинов. К этому магазину, а точнее к его ювелирному отделу, давно присматривалась одна питерская банда. Самым проверенным способом пробраться в магазин было влюбить в одного из уркаганов какую-нибудь глупенькую продавщицу. И надо же было так случиться, что этой продавщицей стала юная девушка Люба. Она вписалась в воровской сценарий: по уши влюбилась в вора. А влюбленная девушка, как известно, способна на многое. Воры проникли в магазин, разобрав потолок. А ключи от всех витрин и от самого отдела предоставила им Любаша.

Воров поймали, и они не стали скрывать, что наводчицей была прекрасная продавщица из ювелирного отдела. Любе дали шесть лет строгого режима. Вышла она вся в наколках, домой возвращаться не стала по понятным причинам, задержалась на комсомольско-молодежной стройке. Летом Люба дефилировала в коротких платьицах, открытые ноги и руки красивой девушки были синие от наколок.

Конечно, хороша была Люба, но стать верной женой и подругой всем морякам она не могла. Надо было искать какой-то выход.

"Требуются девушки!"

Тогда в Москве как раз проходил очередной съезд комсомола, и Братская ГЭС отрядила в столицу свою делегацию. Моряки обратились прямо с трибуны съезда (кстати, это выступление транслировалось по радио, и его слушала вся страна) со следующим призывом:

— Мы, тихоокеанские краснофлотцы, приехали на строительство Братской ГЭС по зову комсомола. Мы приобрели здесь новые специальности, строим себя вместе с этой гигантской новостройкой. Мы строим новый город, строим на века! Но среди нас абсолютно нет девушек. Обращаемся ко всем девушкам страны с горячим призывом: "Девушки! Приезжайте к нам! Не пожалеете!"

Пока делегацию "моряков-краснофлотцев" возили на ВДНХ и в Третьяковскую галерею, в Братск уже пришел первый поезд с девушками. На дворе был октябрь, в тайге падал легкий снежок. Из открытых вагонов на сибирскую землю сходили юные создания в мини-юбках, с чемоданчиками. Это были южные девушки с Кубани. Матросы с огромным энтузиазмом встречали первых невест. Сказать, что встреча была горячей, значит, не сказать ничего. Парни брали девушек на руки, укрывая их бушлатами от снега, и провожали до палаточного городка. Все это было похоже на чудо... Но так было!

Изумлению начальников стройки не было предела, когда из последнего вагона вышли: шестидесятилетние бабушки. Тоже с чемоданчиками, но без мини-юбок.

— Бабушки, а вы-то зачем приехали? — некорректно спросил их начальник стройки.

— Мы не бабушки! — ответили старушки бодрыми голосами. — Мы комсомолки тридцатых годов! Мы построили не одну гидроэлектростанцию, и вам мы пригодимся! Как оказалось, бабушки были правы на все сто процентов. Ровно через год в Братске начался бум рождаемости. Детских садов не было. И бабушки стали нарасхват.

Кстати, в шестидесятых годах Братск вышел на первое место по рождаемости.

Китайцы не поверили

В 1987 году тогдашний работник иркутского обкома КПСС Борис Недашковский возглавлял советскую делегацию, которая отправилась в Шанхай. Китайцы очень интересовались, как в России идет перестройка, как мы используем опыт НЭПа.

— К слову сказать, мы его никак не использовали, — вспоминает Борис Васильевич. — А вот китайцы его очень пристально изучали. Их интересовала и наша энергетика. На встрече с мэром Шанхая мы привели факты: только одна наша Братская ГЭС в год дает в среднем около 80 млрд киловатт-часов. Мэр Шанхая не поверил: "Этого не может быть! В вашей области всего-то 3 миллиона человек, а у нас в Шанхае 250 миллионов населения. И на весь Китай вырабатывается всего 500 млрд киловатт-часов". Тогда Недашковский открыл справочник ООН, в котором была указана точная цифра выработки электроэнергии Братской ГЭС — 75 млрд киловатт-часов в год.

  • 24 сентября 1954 года Совет министров СССР принял постановление о строительстве Братской ГЭС. А через год рядом с ГЭС родился город. День его рождения — 12 декабря 1955 года. Уже через 15 лет в Братске проживало более 150 тысяч человек. А Братская ГЭС, строительство которой продолжалось с 1955 по 1967 годы, стала крупнейшей гидроэлектростанцией страны.
Загрузка...