Дом под снос

Застройщики снова судятся с жителями домов, обреченных на снос

Четырехлетняя тяжба между строительной компанией и простыми людьми из деревянного дома закончилась. Суд вынес решение: престарелой хозяйке дома и ее мужу выделить "в виде исключения" квартиру. Всех остальных прописанных в доме, включая двухлетнего мальчика, суд обязал выселить без предоставления жилья. Все это происходит из-за строительства в Иркутске нового жилого квартала: на месте 59 жилых частных домов в районе улицы Станиславского уже несколько лет строится 304-й квартал.

Дом на Репина

В нашу редакцию обратилась молодая женщина, мать двухлетнего ребенка, которая долгое время борется с застройщиками, чиновниками и судьями. Дом №5 в переулке Репина, где живет Елена и вся ее семья, подлежит сносу, при этом жить людям больше просто негде.

Дом №5 на Репина все 50 лет своего существования принадлежал одной и той же семье: Елена Кондрачук — правнучка первоначальных его хозяев.

— Прабабушка умерла, и в 1995 году сюда заехала моя бабушка, — рассказывает свою историю Елена.

В 1996 году в дом №5, к бабушке с дедушкой, приехала вся семья Елены: мама, отчим, сама Лена (тогда еще 15-летняя) и ее сестра. Квартиру в Усть-Илиме продали за копейки — 10 000 рублей.

Время шло, семья разрасталась. Сейчас в доме, площадью 43 квадратных метра и с износом 68%, прописаны и реально проживают 10 человек.

Снести 59 домов

Началось все еще в 1984 году. Тогда горсовет народных депутатов вынес решение — разрешить тресту (ныне ЗАО) Иркутсклесстрой строительство группы жилых домов на земельном участке площадью почти 3 га с условием, что всем живущим на этой территории в частных домах людям будет предоставлено жилье.

Строительство началось спустя 14 лет, в 1998 году. Снести предстояло 59 домов по улицам Красноказачьей, Депутатской, 30-й Дивизии, Станиславского, переулкам Айвазовского и Репина.

Дома сносили, люди благополучно получали новые квартиры. Кондрачук, как и все остальные, ждали переселения.

— Наши соседи переезжали, получали по нескольку квартир, все шло гладко, и мы даже не думали, что у нас могут возникнуть какие-либо проблемы, — рассказывает Елена Кондрачук.

Однако проблемы все-таки начались. Семье предложили съехать на пару-тройку лет к родственникам или друзьям.

— Уехать нам было просто некуда! У нас в Иркутске нет других родственников — мы все живем в одном доме. Какие друзья пустят к себе на три года 10 человек? — недоумевает Елена. — Мы остались жить здесь.

Вас здесь не было

Строители отказались предоставить жилье Кондрачукам, потому что в 1984 году, когда выносилось решение отдать квартал под застройку, они здесь прописаны не были. А жилье полагается только тем, кто жил в домах на момент принятия решения горсоветом в далеком 1984 году. Непонятно только, почему, зная, что данный дом пойдет под снос, всех спокойно прописывали.

Елена не понимает, как возможно то, что всем остальным, кто прописался так же, как и они, после злополучного 1984 года, предоставили квартиры, а их выселяют без предоставления жилплощади.

— Те, кто жил в нашем доме в 1984 году, вообще уже давно умерли! Другие дома перепроданы на несколько раз в начале 90-х, и все получили квартиры. Но с нами почему-то поступили иначе. Вот, к примеру, Носовы жили с нами рядом. Они купили свой дом в 89-м или 90-м году, и им дали три квартиры. Одна из них вот в этом доме на первом этаже, — возмущается несправедливостью Елена Кондрачук.

"В виде исключения"

Судятся компания и жители 5-го дома уже несколько лет. Сейчас все дела взяла в свои руки Елена Кондрачук — она тратит уйму времени на походы по различным инстанциям и доказывание своих прав. Последнее на сегодняшний день решение суда — "в виде исключения" предоставить квартиру собственнице дома, остальных выселить без предоставления жилья. Дом снести.

— Мне идти некуда, у меня маленький сын на руках, — разводит руками Елена: ей есть что сказать и судьям, и строителям, но никто ее и слушать не желает.

Бабушке и 82-летнему деду-фронтовику Елены предоставили квартиру на Синюшиной Горе в построенном 30 лет назад доме. В квартире по документам 7 лет никто не жил, там не работает вентиляция.

— Бабушка туда категорически отказывается ехать, — говорит Елена, — одно дело маленькая квартира, которая даже для двух человек не соответствует по нормам, другое дело — свой дом: с чердаком, подвалом, огородом и надворными постройками.

"Мы вас разорим"

Елена хотела бы, чтоб ее семье предоставили жилье или оставили в покое дом.

— Мы здесь сами поставим новый дом и будем жить спокойно, но нас постановили выселить!

Такие отношения между жителями 5-го дома и застройщиками, по мнению Елены, возникли из-за личной неприязни сотрудников стройки к хозяевам дома N 5.

— Когда мы из дома не выехали на пару лет, — вспоминает Елена, — нам сказали: "Мы вас разорим". А в 2004 году компания подала на нас в суд.

"Мы все делаем по закону"

За комментарием мы обратились к Нине Ебрагимовой, исполнительному директору по коммерческим вопросам ЗАО Иркутсклесстрой.

— Уже три года я постоянно пишу ответы на запросы различных инстанций по поводу жильцов этого дома. Они утверждают, что мы нарушаем их права, но это не так.

По закону, если мы сносим их жилье, то обязаны предоставить жилплощадь только собственникам, а не всем тем, кто там прописан.

Последнее решение суда, от 10 апреля 2006 года, предписывает: предоставить собственнику 1/4 площади дома и ее семье (мужу и дочери) 2-комнатную квартиру на Синюшиной Горе и компенсацию в размере 25 тысяч рублей.

Квартира есть, она даже больше той площади, которую собственница имела на Репина. Тот дом общей площадью 43 квадрата, а ее часть — лишь 4-я. На Синюшиной Горе двухкомнатная квартира площадью 40 квадратных метров! Зато Кондрачук Галина Михайловна будет являться единоличной собственницей этой квартиры.

Нина Иннокентьевна утверждает, что Кондрачуки перебрались в Иркутск намеренно, чтобы получить здесь квартиры. Нина Ебрагимова уверена, что именно поэтому они продали имущество в Усть-Илимске.

— Когда они сюда ехали, уже знали, что мы начали снос деревянных домов и строительство, потому так быстро и переехали. Как они живут на 40 метрах вдесятером? Если им комфортно, то точно так же можно жить снова у бабушки на Синюшиной Горе.

Нина Иннокентьевна говорит, что земля, на которой стоит дом, Ковальчукам не принадлежит, а за постройки собственнице назначена компенсация.

— Если данное решение суда после всех обжалований останется в силе, то мы разберем этот дом, а на его месте сделаем детскую площадку и корт.

Метки:
baikalpress_id:  5 129
Загрузка...