Сто лет одиночества

27 апреля — странный день. Большой праздник русской демократии. Некоторые горячие головы хотели бы его вообще сделать выходным. Хотя бы в 2006 году. Шутка ли! 27 апреля 1906 года, 100 лет назад, начала работать Государственная дума России. Но что-то не чувствую я торжественности момента. Почему-то в голову лезет "мощный старик" — "отец русской демократии" Киса Воробьянинов. Бывший депутат ГД, отправленный великим комбинатором побираться Христа ради. Не могу я всерьез и с почтением относиться к законодательной российской власти, а тем более к законодателям. Почему? Да по многим причинам. Как историческим, так и совершенно свежим.

Парламент в России

Высшую законодательную власть в России часто называют парламентом. Хотя парламент — явление английское. Но будучи английским по форме, парламент, как первое законодательное учреждение современного мира, содержит некие универсалии. Эти универсальные качества проявляются в работе любого национального законодательного института. В парламенте заседают лучшие представители нации. Они пишут и утверждают законы. Эти законы делают жизнь граждан более справедливой. Так что первая Государственная дума в России имеет славную и мировую, и национальную предысторию. Чтобы она появилась, в самом отечестве понадобилась вековая просветительская деятельность. И натиск первой русской революции. На ее волне выборы в Государственную думу ознаменовались полной победой оппозиционных партий. Вплоть до третьей русской революции Дума играла значительную роль в жизни России. Подчас, правда, неоднозначную и даже провокационную. Во многом руками не всегда дальновидных думцев мостили свою дорогу к власти большевики. Их триумф фактически начался с знаменитой речи лидера конституционных демократов Милюкова. 1 ноября 1916 года, когда исход войны в пользу России и ее союзников был предрешен, провокация либералов в Думе означала затягивание воюющей страны в революцию. Естественно, что победителем, не главным, а единственным, вышел тот, кто делал ставку на организацию и силу. И пренебрег демократией как излишеством. Впрочем, Ленин и компания придумали свое государство. И свою форму народовластия. Советы. Вместо буржуазной демократии, вместо парламентаризма, вместо ГД.

Второе пришествие Государственной думы

Новая российская Государственная дума также имеет хоть и не длительную, но драматическую предысторию. Первый камень — из-под развалов Советского Союза. Прекращение существования СССР означало крушение советской системы власти. И узурпацию власти могильщиками СССР во главе с Ельциным. Не все это поняли сразу. Еще труднее это было принять. Арьергардные бои "Советы" вели весь 1992 год. На какое-то время в стране, как в 1917 году, установилось двоевластие. Затем — безвластие. Наконец, появился Указ президента N 1400 "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации". Указ прерывал распорядительную, законодательную и контрольную функции Съезда народных депутатов и Верховного Совета. Законотворчество сводил к указам и постановлениям исполнительной власти. Приостанавливал действия Конституционного суда. Назначал выборы в новый парламент. Фактически появление документа означало временную ликвидацию законодательной власти. Расстрел Белого дома, арест председателя Верховного Совета Р.Хасбулатова 4 октября символизировали успешное завершение государственного переворота. Одержав победу и демонтировав политическую систему Советов, Ельцин расчистил путь к буржуазному парламентаризму в стране.

12 декабря 1993 года состоялись голосование по проекту новой Конституции и выборы в Государственную думу. Первая Государственная дума за два года своей деятельности создала новую законодательную базу в стране.

Особенностью первой и особенно второй ГД была их оппозиционность президенту и исполнительной власти в целом. Если в первой ГД пропрезидентская партия "Выбор России" и ее союзница ПРЕС обладали 23,78% голосов, то оппозиция — 31,33%. Во второй Думе "новая" правящая партия НДР ("Наш дом — Россия") имела только 14,67%, а оппозиционные КПРФ и "Яблоко" — 42,44%. Вторая Дума находилась в жесткой конфронтации с исполнительной властью. Часто законотворческая деятельность депутатов второго созыва отвергалась президентом. В этих условиях оппозиция сумела выдвинуть на пост спикера одного из по-настоящему ярких политиков — газетчика Г.Н.Селезнева.

В третьей Думе (1999—2003) сложилось пропрезидентское большинство. Правящая партия ("Единство" и ОВР) и ее союзники ("Регионы России", "Народный депутат") имели 53,7% голосов. На оппозицию (коммунисты, "Яблоко", СПС) приходилось только 29,11%. Законотворческий процесс в третьей Думе был весьма напряженным. Но характер принятых законов не всегда отвечал общественным интересам. Это относится к Трудовому кодексу, УПК, ГПК, КоАП, судебному, пенсионному законодательствам, Закону "О гражданстве", закону о ввозе ядерных отходов. Третья, пропрезидентская, Дума занялась выстраиванием властной вертикали. Результат
— декоративный характер Совета Федерации, "антипартийный" закон "О политических партиях", межеумочное местное самоуправление.

Четвертая Государственная дума, действующая с 2003 года, — шедевр имитации. Доминирование пропрезидентской "Единой России" (67,56%), вместе с союзником (ЛДПР) имеющей 75,34% голосов, превратило ГД из политического органа в разновидность службы визирования. Все, что поступает в Думу из правительства, обречено стать законом. Все, что представляет плод законотворчества оппозиции, обречено остаться бумагой. Как правило, не попадающей даже в повестку дня. "Государственная дума — не место для политической дискуссии" — главный регламент четвертой ГД.

Основные характеристики сегодняшней Думы вполне его подтверждают.

Максимальная "амплитуда искажения"

Всем известен фундаментальный принцип демократии: один человек — один голос. На самом деле в политической практике он никогда не соблюдается абсолютно. Доли полученных партиями голосов и их доли мест в парламенте не совпадают. "Амплитуда искажения" по первой ГД была 24,28% по прошедшим в ГД и 33% по всем участникам выборов. По второй ГД — 17,94% и 62,77% соответственно. По третьей ГД — 19,59% и 32,98%. По четвертой ГД — 35,96% и 59,03%. Это значит, что искажение принципа "один человек — один голос" стало феноменальным. Каждый коммунист, родинец и элдэпээровец имеет чуть меньше одного голоса. Яблочники, правые, аграрии — на четыре года вообще безголосые. "Единая Россия", получившая на выборах 37,6% голосов, заняла в палате 67,6% мест. Значит, каждый сторонник этой партии имеет на деле два голоса. И в то же время почти 2/3 граждан фактически лишились права быть услышанными.

Однопартийная Дума

Политическая конкуренция в парламенте отсутствует. Это предопределено как малой долей голосов оппозиции, так и в не меньшей степени сверстанным победителями "однопартийным" регламентом. Можно утверждать, что реальная парламентская работа (переговоры, компромиссы, согласования) "ЕдРом" отвергается принципиально. Действует один принцип: победитель получает все. Но ведь и за проигравшими стоят большие массы избирателей. И главное. Подлинная демократия без учета мнения и интересов меньшинства невозможна.

Сознательный выбор

Нечестные и несправедливые выборы сделали миллионы сограждан сознательными отщепенцами. Против всех последний раз проголосовали 4,7% избирателей. Возможно, это самый осознанный выбор. Человек не соглашается с системой. Понимает ничтожность своего голоса. Но идет к избирательной урне, чтобы выразить протест в политической форме. На выборах в третью ГД таких "протестантов" было всего 3,3%.

Президенткие назначенцы

Четвертая ГД на деле является с 2004 года единственной палатой Федерального Собрания. Во-первых, Совет Федерации, юридически верхняя палата парламента, никак не влияет на законотворчество нижней. Во-вторых, Совет Федерации представляет регионы в лучшем случае наполовину. Кобзоны, Нарусовы, Пугачевы — певцы, светские дамы, банкиры, подсаженные в Совет Федерации, никакого отношения к "своим" регионам не имеют. Половина палаты состоит из губернаторских назначенцев. Губернаторы — тоже назначенцы. Только президентские. Вывод: и представительство, и сама легитимность Совета Федерации под большим вопросом.

Исполнитель администрации

Новый регламент и обыкновения работы ГД делают ее разновидностью исполнительного органа власти. Доказательства? Извольте. Совет ГД из координирующего стал руководящим органом. Думские комитеты фактически подчиняются совету. Законодательный процесс контролируется функционерами "Единой России". Законодательные собрания регионов участия в законодательном процессе не принимают. Темп работы в Думе таков, что законы не принимаются, а штампуются. Все это укладывается в логику "вертикализации власти". По которой есть только один центр принятия решений. Администрация президента.

Чиновничество

Доминирующий тип депутата — депутат-чиновник. Впрочем, можно встретить при желании статиста и, что сложнее, призрака. Политики и правозащитники не имеются.

Буржуазна и респектабельна

Как далеко она ушла от Думы образца 27 апреля 1906 года! Тогда, по желанию царя, открытие ГД происходило в тронной Георгиевской зале Зимнего дворца. Члены ГД толпились слева от трона. "Лишь немногие из них были одеты во фрак или в сюртук; многие — притом как раз те, которые демонстративно пробились вперед, близко к престолу, — одеты были в рабочую одежду, а за ними стояли крестьяне в самых разнообразных одеяниях, многие в национальных костюмах; немало было и духовных лиц". Контраст с последней нашей Думой не просто разительный. Глядя на нынешний состав и облик Думы, понимаешь, что переход к социально-представительскому типу управления опять не прошел. Политическое управление представительского типа реализует интересы разных слоев и социальных групп. Чьи интересы может реализовать наша современная Дума? Только правящей бюрократии.

Значит, время "правильной" демократии и востребованной Думы еще впереди. А пока. Боюсь, что юбилей ГД
по-настоящему отметят только думцы и те, кого на радостях они выпускают из мест заключения.

Загрузка...