Спасибо ему за воздух

Архитектор Кербель спас Иркутск от заводов тяжелого машиностроения

Архитектор Борис Михайлович Кербель — личность для нашего города легендарная. Он приехал в Иркутск в далеком 1933-м из Московского проектного института Гипрогор развивать в Сибири высокую архитектуру. Да так и остался здесь навсегда. 26 лет он был главным архитектором Иркутской области. В последние годы жизни его часто видели на набережной Ангары: он прогуливался под руку со своей неизменной спутницей — ОГ (так называли жену архитектора Ольгу Григорьевну все, кто ее знал). Борис Михайлович что-то негромко рассказывал ей, чуть склонив голову набок с ироничной улыбкой. Именно ему посвятил свою первую выставку открывшийся в конце прошлого года в Иркутске музей архитектуры.

Проще сменить архитектора

Он любил подмечать смешное в этой совсем несмешной жизни. Он, например, мог выдать такое... Как-то первому секретарю обкома партии не понравилось, как был покрашен фасад иркутского аэровокзала, и он велел Кербелю, главному архитектору области: "Борис Михайлович, скажите главному архитектору города, пусть перекрасит фасады".

"В таком случае не фасады надо менять, а главного архитектора", — ответил Кербель.

Город белых воротничков

Когда в Иркутске запустили ГЭС и появилась дешевая электроэнергия, встал вопрос о строительстве алюминиевого завода. Производство алюминия очень энергоемкое, поэтому электроэнергия была необходима, как воздух. И в Москве решили, что завод необходимо поставить рядом с плотиной ГЭС. Если бы этот проект осуществился, на месте микрорайона Солнечного была бы мертвая зона.

Архитектор Борис Михайлович Кербель в то время уже был главным архитектором города. Он сумел убедить московскую комиссию в том, что алюминиевый завод в черте города — это экологическая катастрофа.

— Когда я еду с Кайской горы и вижу шлейф дымов от ИркАЗа, я с благодарностью вспоминаю Бориса Михайловича, — говорит заместитель главного архитектора города Иркутска Николай Беляков. — Даже если бы Кербель в своей жизни не совершил больше ничего, а только вынес завод за черту Иркутска, ему уже было бы чем гордиться...

Потом решался вопрос о строительстве в Иркутске завода тяжелых экскаваторов. И снова Кербель отстоял "город белых воротничков". Экскаваторы стал выпускать Красноярск.

За то, что мы дышим чистым воздухом, мы должны быть благодарны архитектору Кербелю, который двадцать шесть лет служил ангелом-хранителем города Иркутска.

"Пошли их всех..."

Из воспоминаний Бориса Кербеля

Кербель работал в то время заведующим отделом по делам строительства и архитектуры Иркутского облисполкома, а по сути был главным архитектором области. Подчинялся он "отцу" области — Семену Николаевичу Щетинину (первый секретарь Иркутского обкома КПСС с 1956 по 1968 г). Щетинин был неординарным человеком, прошел всю войну, партизанил в Белоруссии. И характером был наделен неслабым.

"Когда Щетинин был в хорошем расположении духа, он называл меня Борисом Михайловичем, — рассказывал Кербель. — А когда был чем-то недоволен — товарищем Кербелем. Вот однажды звонит мне его секретарша и говорит: "Товарищ Кербель, зайдите к Семену Николаевичу, он хочет с вами переговорить". Я уже понял, что будет нахлобучка. Иду..."

Дело оказалось в том, что "педагогическая общественность" в лице ректора и преподавателей пединститута выступила против строительства главного корпуса на Нижней Набережной. Место там показалось им неподходящим. Но дело в том, что больше и построить-то его было негде. Этот пустырь между собором Богоявления и бывшим Епархиальным училищем оказался самым удобным местом на всей Набережной.

Хотя до стройплощадки от "серого дома" было рукой подать, Щетинин вызвал "Волгу", усадил в нее Кербеля и отправился на "митинг педагогической общественности".

"Он вышел из машины и отправился к бунтующим педагогам, — вспоминал Кербель. — Я сижу и не знаю, что меня ждет. Через пятнадцать минут возвращается. "Какая будет ваша резолюция?" — спрашиваю. "Борис Михайлович, — отвечает Щетинин, — резолюция будет такая: пошли ты их всех к..."

Это была самая короткая резолюция в жизни Кербеля. И самая запоминающаяся. А корпус пединститута, между прочим, прекрасно вписался в окружающий ландшафт.

Штучный товар

К мнению Бориса Михайловича прислушивались, его почитали как великого архитектора. И было за что. Он был сыном простого типографского рабочего, но, получив архитектурное образование, стал настоящим "аристократом духа". Он не выносил халтуры.

Ему выпало творить в то время, когда в моду вошел сталинский помпезный стиль, который очень шел Иркутску — городу купечества и "белых воротничков". Наша улица Большая, или, как ее сегодня зовут, Карла Маркса, — это типичный помпезный купеческий стиль. Арки, ангелочки на фасадах, балконы с балясинами и вычурные вазы на крышах домов. Загляденье! Штучный товар. Один дом не похож на другой — у всякого свой лик. Здесь есть и дом, построенный по проекту архитектора Кербеля (сам построил, сам и жил в нем — на пятом этаже). И его не сразу отличишь от старинных зданий, если ты не профессионал в архитектуре.

Позор останется

Из воспоминаний иркутского архитектора В.Ф.Буха

"Один архитектор хорошо прорабатывал планировку квартир, а фасады — как получится. Другой все внимание уделял фасадам, на планировку не тратился. И, представьте себе, стоят такие дома друг против друга. Жильцы первого живут в хорошо спланированных квартирах и из окон имеют вид на приличную архитектуру. Жильцы второго прозябают в скверных квартирах. И из окон смотреть не на что", — говаривал Кербель.

В его домах все было сделано на "отлично": и фасады, и планировка квартир.

Мода пройдет. Позор останется

Над каждым своим проектом Кербель трудился как над произведением искусства. Ему принадлежит авторство Северной и Южной трибун стадиона "Труд" (он поначалу назывался "Авангард"), гостевой дом на 5-й Армии, где принимали Хо Ши Мина и Эриха Хонеккера, гостиница "Горняк" и многие другие архитектурные теперь уже памятники.

Ему повезло в том смысле, что он был архитектором до Никиты Хрущева. После развенчания "культа личности" помпезный и вычурный стиль запретили, началось строительство хрущоб — безликих серых зданий из стекла и бетона. Кербель стал работать чиновником, он бросил чертежную доску и кульман. "Мода пройдет, а позор останется", — ругался Кербель. Он считал уродством "дом на курьих ножках", который и ныне стоит между инязом и мэрией. Мода прошла. А позор остался.

Но Кербеля тогда уже никто не спрашивал. Он был стар, сед и больше занимался коллекционированием марок, чем архитектурой. Бориса Михайловича не стало в 1992 году. Светлая ему память.

Кто такой Борис Кербель

Борис Михайлович Кербель (1910—1992 гг.) родился 26 сентября 1910 года в Иркутске, в семье рабочего типографии. В 1926 г. поступил в Томский технологический институт на архитектурное отделение инженерно-строительного факультета. По окончании в 1930 г. был оставлен ассистентом кафедры гражданской архитектуры. В порядке стажировки в 1930 г. направлен в проектный институт Гипрогор в Москву. В 1933 году назначен старшим архитектором филиала Гипрогора, образованного в городе Иркутске. В 1944 году назначен заведующим отделом по делам строительства и архитектуры Иркутского облисполкома, который возглавлял в течение 26 лет.

Построил:

1. Стадион "Труд" (Южная и Северная трибуны).

2. Гостевой дом - правительственная резиденция на 5-й Армии.

3. Жилой дом на Карла Маркса (сейчас на первом этаже дома - магазин "Цезарь").

4. Гостиница "Горняк" (угол Дзержинского и Ленина).

5. Жилой дом рядом с цирком (угол Пролетарской и Желябова).

6. Поликлиника № 2 (сейчас гериатрический центр) на улице Ленина
и множество других зданий.

Загрузка...