Автовокзал — позор Иркутска

Третьи ворота города находятся в ужасном состоянии

Покрытое грибком розовое здание автовокзала, старинные платформы под ржавыми навесами, покосившиеся лавки — это то, что видит каждый прибывающий в наш город на автобусе. Еще хуже, что видят это иностранцы, отправляющиеся отсюда на Байкал.

Грязь и разруха

Иркутский автовокзал — это трехэтажное здание: прямоугольная коробка с окнами. Творение архитекторов советской эпохи было построено в 1962 году. Углы здания обклеены толстым слоем объявлений. Из нескольких громкоговорителей-колоколов (их сейчас почти нигде не осталось) доносится голос, который читает объявления.

Надо сказать, что лавок на улице, на платформах, много — 21! Но живы они, кажется, лишь потому, что сделаны были в советские времена и установлены на бетонные ножки — сломать или перевернуть их не так-то просто. Доски прогнили от многолетних дождей и снега. Когда их последний раз красили — не вспомнит никто.

Вокруг лавок мусор: окурки, бутылки, банки, фантики, пачки от сигарет. Можно сколько угодно размышлять, кто в этом виноват: люди, дворники, начальство, но если пара имеющихся бетонных урн забиты до отказа, то поразмышлять есть над чем.

Платформы, выстроенные в виде подковы, длиной метров 60, накрыты жестяными навесами. Задумка по тем временам была неплохая: скамейки, фонари, у каждой платформы табло с пунктами назначения — Братск, Улан-Удэ, Саянск, Бутырки, Хомутово и так далее. Но со временем это все пришло в упадок: навес проржавел, осталось лишь три лампы, и подписи на платформах давно не соответствуют реальности.

Внутри вокзала все не менее печально. Кассы, зал ожидания, кафе, туалет и комната милиции находятся на первом этаже. Второй и третий этажи отданы арендаторам.

Сквозь закопченные стекла в деревянных гнилых рамах окон просматриваются лишь силуэты. Плитка в зале, выложенная несколько десятилетий назад, протерта ногами до дыр. Зарешеченные кассы с совдеповскими окошками и примерно таким же сервисом обслуживают клиентов.

В залах ожидания — деревянные скамейки, кое-где залитые чем-то липким. Народу очень много: кто-то дремлет, кто-то беседует в ожидании рейса, другие играют на автоматах или перекусывают у высокого столика на одной ножке.

В помещении стоит затхлый запах. Среди нормальных пассажиров всегда отирается какой-нибудь бомж, и никуда от него не денешься. Ведь только отсюда можно уехать во многие поселки Иркутского района и соседние города.

Конечно, все это ничем не отличается от многих автовокзалов нашей области. Вот только Иркутск-то — областной центр: образ и подобие для остальных.

— Мне часто приходится ездить в город, — говорит одна из ожидающих автобус до Усть-Уды женщин, — приезжаешь на автовокзал — и хочется отсюда поскорее убежать. Стыдно такому крупному городу так запустить здание автовокзала и прилегающую территорию. Ко мне как-то подружка приехала в гости из Новосибирска, и я решила ее на Байкал свозить. Нам пришлось здесь три часа пробыть (приехали из Усть-Уды и ждали автобус на Байкал) — так я чуть со стыда не сгорела! Железнодорожный вокзал отремонтировали — любо-дорого посмотреть, теперь вот аэропорт доделывают, а автовокзал оставляет желать лучшего...

Кто виноват в развале?

Мы побеседовали с Михаилом Каргиным, директором ГУП "Автоколонна 1880", в ведении которого находится Иркутский автовокзал.

— Михаил Спиридонович, почему автовокзал в таком ужасном состоянии?

— А вы там были? И что, никто вас на крыльце не встречал?! Предлагали, может, куда-нибудь ехать?

— Ну да, мужчина какой-то бормотал: Усть-Орда, Усть-Орда...

— Ну вот вам и ответ! Все пассажиры ушли к частнику. У нас наполняемость по всем маршрутам — 30% в зимние месяцы, и почти все они — льготники. Мы абсолютно без денег. Я не могу вам сейчас ответить, что, к примеру, через два года все будет в лучшем виде, потому что у предприятия нет денег!

Михаил Спиридонович долго и подробно объяснял причины такой ситуации. Перечислений за льготников из федерального бюджета нет, так как нет средств, и, вообще, теперь автовокзал передали в областную собственность. А пассажиры ушли к частнику, потому что у них транспорт лучше, они идут чуть раньше муниципального автобуса.

— Почему не пустить арендные платежи на ремонт?

— Их перечисляют в бюджет. А вырученных на перевозках денег еле-еле хватает на ГСМ, ремонт автомашин и зарплату работникам.

На вопрос, сколько нужно денег на полноценный ремонт здания автовокзала, руководитель предприятия отвечает: 1,5—2 миллиона. При этом за перевезенных льготников бюджет задолжал автоколонне только за три года 12 миллионов, а долг копится уже больше десяти лет.

Есть проекты...

Михаил Спиридонович уверяет, что он болеет за свое дело всей душой, ведь в автотранспортном предприятии работает уже более 30 лет. В его столе лежат проекты и рисунки, на которых показано, каким можно сделать автовокзал. Приходили инвесторы, готовые вложить деньги в автовокзал по принципу концессии (отремонтировать вокзал и сделать к нему пристрой с условием пользования частью здания в течение определенного времени).

Казалось бы, хорошая идея, но решить самостоятельно этот вопрос директор не может. Решить может лишь собственник, то есть областная администрация. А она пока только принимает предприятие в свое ведение.

Выход — в приватизации, так думают многие сотрудники. Сегодня автовокзал проходит эту стадию, к лету она должна завершиться. После того как автовокзал станет акционерным обществом, должны начаться сдвиги в лучшую сторону.

Скоро все изменится

Прокомментировать ситуацию мы попросили Иосифа Рафаеляна, начальника Департамента по развитию коммуникационного комплекса администрации губернатора Иркутской области. Кстати, Иосиф Георгиевич был директором "Автоколонны 1880" с 1985 по 1990 год.

— Из федеральной собственности мы получили предприятие в ужасном состоянии, и пока у нас не было времени заняться его реанимацией. Нам известно, что здание автовокзала — это прошлый век, оно в таком состоянии, как будто с 1990 года там не было начальника.

Мне известно, что это предприятие прибыльное и высокорентабельное, но почему на нем сложилась такая ситуация — я не знаю. Неужели они там сидели и ничем не занимались? Почему все пришло в такой упадок? У плохого хозяина — все плохо. Не может быть хорошего дела, когда предприятие в Иркутске, а руководство в Москве.

Иосиф Рафаелян уверил, что после приватизации (100% акций будут принадлежать областному муниципалитету) начнется коренное изменение внешнего вида этого предприятия.

Для справки

Сегодня у автопредприятия всего 85 автобусов — раньше только на линии ежедневно выходили 200. В данное время 80% автосостава подлежит списанию. Недавно автоколонна приобрела 4 корейских автобуса.

Метки:
baikalpress_id:  5 086