Политика в ожидании Годо

Все мы очень разные. И вопросы задаем себе о жизни тоже разные. Или не задаем. Звонят мне и спрашивают: "А что же с нами будет, когда губернаторы смогут лишать мэров полномочий?!" А до этого звонили из того же авторитетного издания и спрашивали: "Как же так? Наших (чиновников) на вороных обходят?! Губернатор зовет в помощники чужих! Беда..." У меня другие вопросы на ту же тему. Вам что, обидно станет, если какой-то чужак наконец-то выгонит свиней из нашей "миргородской лужи" и осушит ее? Если город хоть немного будет соответствовать статусу? А кто свершит, губернатор ли, мэр ли, вам в действительности не все равно? По здравому разумению вопрос не по существу. Вообще не вопрос. По-настоящему существенным является вопрос о качестве властвующих. Причем не отдельно взятых мэров, губернаторов, министров, депутатов. Властей предержащих в целом. Или, как модно стало говорить, элиты. Грубо и зримо главный вопрос — действительно главный! — нашей российской жизни звучит так: элитарна ли наша элита? Все остальные производны.

Элита — это те, кто наверху?

Как-то быстро мы согласились с тем, что у нас элита есть. Один раз услышали слово, еще раз. И вот гуляет термин со страницы на страницу. Кочует из программы в программу. И верно. Почему бы тех, кто при власти, деньгах и полномочиях, не признать людьми особого сорта? Такие они и есть. Но в чем их превосходство? В уме, таланте, профессионализме, нравственных качествах? Нет. Иначе бы у нас министром финансов был Сергей Юльевич Витте, а господин Кудрин в кассе деньги выдавал. А экономикой занимался бы в худшем случае Алексей Иванович Косыгин. А господин Греф сидел начальником отдела в НИИ.

Перестройка идет с 1985 года! 21 год! За это время с первых-вторых позиций мы улетели в тартарары. 21 год. За это время, страшно вспомнить, сколько умудрялись сделать наши предшественники. А если вы привыкли оценивать людей по орденам, регалиям, званиям, то здесь я вам не попутчик и не советчик. Впрочем, вспоминается история из прошлой, советской жизни. Почти притча.

Руководил наукой в ЦК КПСС одно время тов. Трапезников. Писал по виду умные книги. "Ленинизм и аграрный вопрос", например. А это классика. Так вот, в академики тов. из ЦК КПСС не прошел. По чину проходил, по таланту и вкладу в науку — нет. Так и не прошел. Теперь из нашей новой жизни. Читаю список кандидатов в академики и членкоры: ген. директор ОАО, президент корпорации, председатель наблюдательного совета, председатель комитета Государственной думы, генеральный директор холдинга, председатель Счетной палаты РФ, министр сельского хозяйства...

Это кто? Профессиональные ученые? Да Российскую академию наук надо закрывать уже за то, что этот скандальный список появился. И если кто-то из этих VIP-персон станет академиком, ответ у меня один, но классический: "Осел останется ослом, хотя б осыпь его звездами...". Говорить о нравственном превосходстве этих людей вообще безнравственно. Такие культурные образцы — ходячая индульгенция для любого попирающего признанные законы и нормы.

  • Поэтому для меня человек наверху — это всего лишь представитель правящего класса. Не более и не менее того.

Реальные качества нашей элиты

Личные, человеческие качества людей наверху — это всего лишь фоновые значения. Их способ действия, стиль и даже язык определяют другое. Это нормы, правила и стереотипы, существующие вне и над людьми. Говоря по-научному, элита — это социальный институт. Он может быть формальным и неформальным. Явным или тайным. Но он обладает "вещностью", "твердостью". Его частью становятся лишь те, кто принимает его нормы. Иначе — либо расшибаешь лоб на "входе", либо получаешь коленом на "выходе". Качества нашей власти как института проявляются достаточно четко и системно. Поэтому можно утверждать, что основные ее характеристики — это всерьез и надолго.

Качество 1.

Элита до сих пор остается служилой. Как боярство, дворянство, петербургская бюрократия, советская номенклатура. Посткоммунистический правящий слой не обладает достаточными ресурсами для самостоятельной, независимой от главного центра принятия решений политики. Положение, статус, власть, деньги — всего лишь производные службы. "Служить бы рад, прислуживаться тошно" — не про наших политиков и государственных служащих. Они служат не столько делу, сколько шефу, хозяину, президенту. У которых конкретное имя, конкретное отчество, конкретная фамилия.

Качество 2.

Элита до сих пор представляет собой правление (по крайней мере, в значительной степени) коммунистической номенклатуры. Номенклатура — правящий класс Советского Союза — никуда не исчезала и никуда не уходила. Конечно, какие-то персональные изменения произошли. Жизнь есть жизнь. На место первых секретарей пришли вторые, третьи. Не по чину вырвались вперед бывшие комсомольские вожаки. Влились новые люди из бизнеса, из криминала. Но нормы и правила остались прежними. Никто не отменял ни "телефонное право", ни решение проблем в жарком дружеском кругу. И бани, и сауны придумали не сегодня.

Качество 3.

Политическая элита остается главным собственником в стране. Она назначает олигархов, а потом запросто отправляет кого в Лондон, кого в Тель-Авив, кого в Краснокаменск. Власть и собственность — в одни руки. Так было и в СССР.

Качество 4.

Главной структурной единицей элиты является "клиентела" или "команда". Люди команды связаны клиент-патронажными отношениями. Личная преданность хозяину ценится выше, чем любые другие качества. И оценивается.

Качество 5.

Борьба за социальную монополию — главный источник внутривидовой борьбы в элите. В этой борьбе ставки чрезвычайно высоки. Но дерутся в ней не до смерти, а скорее до первой крови. Правила "семибанкирщина", правила "семья". Борются-правят "питерцы-силовики" и "питерцы-либералы". По-настоящему проиграли в этой борьбе только Ходорковский и компания. Не они придумывали правила, не им было их и поменять. Забылись. А в этой стране деньги без политического пригляда значат столько, сколько стоит бумага, на которой их печатали. Социальная монополия начинается с власти, а деньгами продолжается. Но не наоборот.

Качество 6.

Точнее, антикачество. В нашей власти очень мало тех, кто давно вошел в элиту постиндустриальных стран. Это интеллектуалы, аналитики, эксперты. Техноструктура, перетекающая из науки в экономику, в политику. И обратно. Scientia potentia est. Знание — сила. Знание — мощь. У нас же в академики (в "бессмертные" — по-французски) полез всякий интеллектуальный сброд. Даже по сравнению с СССР: о времена, о нравы!

Качество 7.

Нравственная глухота и эстетическая слепота. Только очень озабоченные своими карьерными резонами граждане могут сегодня становиться в очередь на запись в "Единую Россию". И ведь становятся. По пятьсот человек ежедневно. Какая уж тут "всепобеждающая чернь"! Обыкновенная всепроникающая серость.

Дуст, диктатура или демократия

Как победить этого клона, который только в силу предельной научной абстракции может называться элитой? Средства — три.

Первое — дуст. Самое эффективное, но запрещенное международными конвенциями. Второе, пожалуй, не менее эффективное и не менее доступное. Диктатура просвещенного правителя-преобразователя. Однако ВВП время, очевидно, упускает. Но диктатура во главе с ним, а еще более его преемником, вполне вероятна. И чем дольше страна будет сидеть на стоге денег, тем меньше будет оставаться возможностей для постепенного превращения квазиэлиты в подлинное творческое меньшинство, без которого любой национальный бульон закисает. На самом деле лучшим выходом из ситуации является электоральная демократия. Захотим и сумеем создать равные условия для всех участников избирательного процесса — завертятся шестеренки медленной, но верной переделки социальных верхов. Уйдут из жизни и унылая серая грызловщина, и разухабистая нагловатая жириновщина. Придут в политику новые Столыпины и Витте. Люди чести, достоинства, слова и дела.

Элита приобретет лучшие качества. У власти окажутся наиболее достойные.

Осуществится прогноз Д.Белла: "Принцип меритократии (меритократия — власть наиболее одаренных) должен проникнуть в университеты, бизнес, правительство. Общество, которое не имеет своих лучших людей во главе его ведущих институтов, есть социологический и моральный абсурд".

В меритократической модели реализуется девиз "каждому по заслугам". Несправедливое распределение политических ценностей, основанное на знакомстве, связях, наследственности, останется в наших смутных годах. Чем более умен и способен человек, тем более высокую должность он станет занимать в политической иерархии. Такие люди смогут вернуть в политику ее главные функции — целеполагания и достижения общественно значимых целей.

Ну а пока... почти как в анекдоте. Пришли к Владимиру Владимировичу на смотрины Жириновский, Грызлов, Зюганов, Бабурин и Бабаков. Жизнерадостный и хитрый Жириновский пытался расставлять коллег. То по росту, то по старшинству. Очень хотелось в результате оказаться тем, кто первым поздоровается с президентом. Затем его очень заинтересовали галстуки лидеров думских фракций. Как оказалось, у самого Жириновского и Грызлова они синие, в светлую полоску. А Зюганова с Бабуриным — красные в крапинку. Один Бабаков не подкачал — пришел во всем сером. Наверное, это и было самым занимательным во всей аудиенции. Впрочем, и ВВП не разочаровал. Был по-царски снисходителен. Никого не обидел. Сам говорил охотно. Но, кого успел, выслушал. А кто не успел высказаться... у того еще будет время. Ровно через год. Как водится перед посланием президента Федеральному собранию.

Вот такая она сегодня — "большая политика" по-российски.

Загрузка...