Завоевания и потери

Тут все больше о политике пишут, а я о земном. Вот на прошлой неделе, едучи в маршрутке, поймала я себя за подсчитыванием женщин в юбках. Одна, две, три, четыре. И это весь улов — начиная от Советской и до самого сквера Кирова. Да и то две из них были явно женами предпринимателей с Кавказа, третья — цыганка, а четвертая — ветхая старушка с банным веником под мышкой. Остальные поголовно — в штанах.

И сразу память вернула меня в советские времена. Тогда все было наоборот, женщин в брюках можно было по пальцам пересчитать. И каждая была событием. Помню соседок, которые яростно обсуждали некую Галю, которая в брюках. Эта Галя только что закончила МГУ и вернулась в Иркутск, правда, ненадолго. Но то время, пока она была в городе, было своего рода поворотным, и даже переворотным. Красивая и стремительная, как Джейн Фонда из заграничного фильма. За всем ее обликом была какая-то нездешняя, таинственная жизнь. Такая же, как она, — красивая и стремительная...

Кстати, о кино. В советских фильмах положительные героини были сплошь в скромных платьицах ниже колен. Отрицательные — обязательно в брюках, причем расклешенных, что считалось особо предосудительным. Увидеть пожилую женщину в штанах можно было только на даче. И то это были даже не брюки, а ветхое трико с вытянутыми коленками. Пожилые иностранные туристки в джинсах, праздно дефилирующие по бульвару Гагарина, воспринимались живым воплощением насквозь "прогнившего", но такого заманчивого западного образа жизни.

Советской женщине полагалось ходить в юбке. Это притом, что в магазинах не было ни нормальной одежды, ни обуви, ни колготок, не говоря уже о неведомых в те годы депиляторах и автозагарах. А ведь юбка ко многому обязывает. Это брюки натянул и пошел, а к юбке нужны колготки, туфельки, походка, осанка, взгляд. В общем, много чего. Но раньше по этому поводу не комплексовали, несмотря на форму и длину ног. Старые, молодые, кривоногие, толстые, худые, волосатые — все носили юбки и платья. Даже зимой в лютые холода! Я с содроганием вспоминаю хлопчатобумажные колготки и рейтузы, которые постоянно собирались на коленях гармошкой.

С женщинами в брюках даже боролись. Например, был такой известный в Иркутске педагогический деятель Степанов. Учитель-новатор, и прочее. Как-то студентов отправили к нему на практику в село Карлук. Накануне важная дама с кафедры строго-настрого наказала ни в коем случае не надевать брюки — Степанов этого не переносит. А это уже, между прочим, было при Горбачеве. Сами понимаете, перестройка, гласность, демократия, ветер перемен. Поэтому я, презрев предупреждения консервативных дам, назло им и Степанову надела джинсы. И вот мы в поселковой школе. В коридорах с нами здоровались дети. Временами казалось, что они скалят зубки, как дрессированные собачки в цирке. Того и гляди, укусят. Степанов там тоже был. Весь в перстнях, прическе и модном костюме. О том, что мои джинсы были замечены и заклеймены, мне потом с гневом сказали педагогические дамы — они к тому времени уже были отягощены полными пакетами с курицами (в Карлуке была птицеферма). Они сказали — я ответила. На том и разошлись. Они — с курами, я — с правом бунтовать.

А сейчас в школах почти все девочки, включая первоклашек, ходят в брюках. Сама видела. И снова память возвращает в прошлое. Мы тогда носили убогие коричневые форменные платья. Самые смелые девочки их укорачивали, чтобы было вроде бы как мини. Однажды в классе седьмом я случайно услышала разговор парней, который поверг меня в ужас. Обсуждали девчонок. "У Маринки колготки — дыра на дыре", — говорил один. "Ха-ха, — смеялся другой, — а у Наташки ноги кривые". Прибежав домой, я попросила маму немедленно сшить мне платье ниже колен, чтоб уже навсегда пресечь любые разговоры. Если бы было можно, я бы попросила сшить брюки, но, увы.

Сейчас брюки надели все женщины. Судьи, прокуроры, государственные чиновницы, врачи, даже школьные учителя. У нас в редакции, когда кто-то появляется в юбке, коллеги немедленно начинают проявлять интерес: "У тебя что, сегодня день рождения, вечеринка, свидание?" Как будто так просто нельзя. И чем старше становится женщина, тем сильнее она попадает в брючную зависимость. Моя мама, которой исполнилось 69 лет, недавно перебирая гардероб, обнаружила, что у нее не осталось ни одного платья и ни одной юбки. Только штаны: брюки и джинсы. "Да и зачем мне юбки? Разве что в гроб положить?" Это она так шутит. С пожилыми все понятно, но молодые девушки? Они-то зачем свою красоту под штанами прячут? А вот затем и прячут, что слишком много ценителей этой красоты развелось. У моей знакомой дочь — Маринка, 15 лет, ребенок еще, в сущности. Месяц назад вернулась домой вся красная от стыда, сдернула с себя юбку и зашвырнула ее подальше. Плачет... Какой-то урод сказал сальность. Теперь ходит только в брюках.

Особенно мерзко, когда эти гадкие комплименты отпускают занюханные перегаристые мужички лет 50. Еще отвратительнее слышать их от пузатых дяденек с кавказским акцентом. Наверное, поэтому девушки в юбках сейчас по улицам не ходят, а все больше ездят на иномарках. А если машины нет — то и нечего воображать из себя. Это они, мужики, так считают. Ну почему у нас нет закона, как в Америке, чтобы за каждое проявление этого, как они говорят, словесного сексизма можно было в тюрьму сажать.

Так что тех, кто в брюках, я хорошо понимаю. Практично, тепло, удобно, и главное — безопасно. Конечно, в брюках можно не переживать о драных колготках, о располневших ногах, варикозных венах, стоптанных туфлях и сгорбленной походке. Идешь себе и идешь, кому какое дело. И все-таки немного жаль... Во-первых, потому что весна. И хочется, чтобы были и туфельки, и походка, и осанка, и взгляд... А во-вторых, именно потому, что если никому, то зачем? Одевшись в брюки, мы становимся менее требовательными к себе: каблуки — поустойчивее, волосы — покороче, походка — я вообще молчу. Куда дальше-то?

Р.S. Пожалуй, надо сегодня разобрать гардероб. Может, там какая-нибудь приличная юбка завалялась?


Метки:
baikalpress_id:  45 360