Чужие дети

"Проблема "мой — не мой ребенок" происходит от душевной незрелости людей", — уверен доцент факультета психологии Иркутского государственного университета, психолог Сергей Анатольевич Бышляго

Синдром фрекен Бок

— Сегодняшняя почта, Сергей Анатольевич, — это письма людей, которым очень непросто принять детей своих супругов от предыдущих браков.

— Дети — это самый сложный вопрос человеческих отношений. Дети, в силу своей многогранности и многозначности, представляют собой кантовскую "вещь в себе". Если уж на то пошло, то дети выступают в качестве пробного камня добра и зла; они — существа, зависимые от взрослых, и вроде бы психологически несостоятельны: в понимании взрослых, конечно. И с одной стороны, дети — такой своеобразный экран, на который проецируются реальные взаимоотношения между взрослыми людьми, а с другой стороны — в отношении детей взрослые позволяют вести себя естественно.

— Естественно? Что вы имеете в виду?

— Когда отчетливо проступают как наши негативные черты: зависть, скупость, жестокость, но так же и положительные — доброта, милосердие. В психологии отношений есть такое понятие, как интеракция — ролевое взаимодействие, и характер взаимоотношений между взрослыми людьми определяется той психологической позицией, в которой находимся мы и наш партнер по общению, таких позиций, по сути, три, устойчивых базовых позиций; американский психолог Эрик Берн их обозначил: родитель, взрослый, дитя. И мы на протяжении всей жизни занимаем какую-либо из этих позиций, причем на протяжении дня, на протяжении ограниченного промежутка времени эти позиции меняются — в зависимости от ситуации и партнера, и смена, как правило, происходит подсознательно, т.е. неосознанно. А в отношении фактического ребенка, к сожалению, такой внутренней работы по изменению диспозиции не предполагается. В отношении детей мы чаще выступаем с позиции умудренного жизненным опытом, оценивающего, ставящего пятерки или двойки родителя. Ну и понятно, что в отношении собственного ребенка мы будем более снисходительны и позитивно субъективны, в отношении же чужого ребенка автоматически якобы более "объективны", неподкупны, а, по инерции, получается — объективно негативны.

— Своих-то не умеем любить, а тут чужие...

— Да, тогда получается еще сложнее. Есть же аксиома эмоциональных отношений — человек, который не в состоянии полюбить сам себя, не в состоянии полюбить другого: когда просто нет аналогов и я не знаю, что такое "любить". И дальше цепочка — человек не любит себя, не любит своих детей и к чужим, соответственно, будет настроен крайне негативно. Потому что отсутствуют две аналоговые системы сравнений, они обе в дефиците. И получается синдром фрекен Бок в "Малыше и Карлсоне", когда на вопрос: "Любите ли вы детей?" — она отвечает: "Как вам сказать... Безумно!"

Не заставлять отца оправдываться

Ксения : "Дочка, ей 12 лет, случайно узнала, что у ее отца есть дочь от первого его брака. Мы ей не говорили, что папа раньше был женат, и дочка теперь очень переживает".

— Ксения, я уверен, что ваша ситуация не так фатальна, а в отношении реакции дочери нужно сделать поправку на ее подростковый период, потому что детишки в ее возрасте не просто максималисты, т.е. воспринимают мир исключительно в черно-белых красках, но и крайне эгоистичны. Ксения, если у вас дружеские отношения с дочерью, то вам нужно спокойно, по-взрослому поговорить с ней о реальном положении вещей в семье, о предыстории взаимоотношений между отцом и матерью и, я думаю, нужно организовать встречу с ребенком отца от первого брака, потому что одно дело — абстрактное знание о виртуальном ребенке и совершенно другое — эмоционально-физический контакт с неожиданным братом или сестрой. Вот такие шаги, которые Ксении нужно реально предпринять. И в этой щекотливой ситуации не нужно призывать к ответу отца, не нужно заставлять его оправдываться.

Единственный выход

Зоя: "Я вышла замуж за вдовца с двумя детьми, его младший сын живет теперь с нами, и я боюсь его влияния на своих детей, мальчик неуправляемый, прогуливает школу, курит, ему 13, моим — 13 и 11 лет, а он для моих детей авторитет. Я, конечно, хочу, чтобы все дружно жили, но и меня поймите — вокруг такая криминальная обстановка, а тут трудный ребенок в собственном доме".

— Здесь требуется именно мужской разговор с возмутителем спокойствия. Ваши, Зоя, любые слова и замечания, даже обоснованные, как этим ребенком, так и его отцом очень легко могут восприняться как необоснованный упрек, поэтому здесь вся инициатива должна исходить только от отца мальчика. Причем нужно очень тактично, с ювелирной тщательностью продумать единую систему требований как к учебе, так и к поведению в семье и во дворе для всех детей вашей семьи, чтобы ни в коем случае не создавать ситуацию, в которой ребенок почувствует себя изгоем, козлом отпущения и объектом выплеска негативных эмоций. Нужно весьма скрупулезно отслеживать беспристрастность оценок. И это единственный выход из сложной ситуации, главное, чтобы ребенок видел, что к нему относятся как к своему, как к члену единой семейной команды, а не как к пришлому из другой жизни. И чтобы он хорошо понимал, что если ему делают замечания, то это по делу — это очень важно. И еще, Зоя, подумайте над причинами такого эпатажного поведения ребенка — возможно, оно провоцируется именно двойной системой стандартов и оценок? Ведь, согласитесь, без ничего и не бывает ничего?

Поддержите вашего мужа

Татьяна: "Мой муж настаивает, чтобы мой ребенок, он ему неродной, познакомился с его ребенком от первого брака. Я этого, естественно, не хочу и не понимаю, зачем, ведь мой муж и так видится со своим сыном регулярно".

— А вот я, Татьяна, полностью на стороне вашего мужа — он прав. Для более гармоничных отношений между вами и мужем нужно выстроить и гармоничные отношения между вашими детьми. Между детьми — в первую очередь. Лучше их сблизить. Ведь жизнь-то длинная, и дополнительный родственник, друг, согласитесь, Таня, никогда не помешает. Создавать отношения всегда сложнее, безусловно, очень затратно энергетически, эмоционально, чем занимать такую страусиную позицию, ведь дети рано или поздно узнают о существовании друг друга и захотят познакомиться. И не нужно заранее обучать их двуличию. Так что наступите, Таня, на горло собственной гордости, ревности, собственничеству и поступите мудро. Потому что шаг к сближению — это всегда проявление силы. Поддержите вашего мужа.

Горькая пилюля сразу

Антонина: "Дочка моего мужа от первого брака собирается приехать в наш город и поступать в институт, муж настаивает, чтобы она жила у нас, мало того — в комнате нашей дочери. У нас двухкомнатная квартира, и дело даже не в том, что тесно, просто это всем будет неудобно, думаю, что и ей тоже".

— Вас, Антонина, я понимаю — новый человек, новая система привычек и требований, безусловно, создадут дополнительные нагрузки. Ситуация очень щекотливая и требует, безусловно, какого-то альтернативного решения — чтобы не ущемить ни ваших интересов, ни чувств вашего мужа. Конечно, нужно продумать вопрос о съеме жилья для девочки, но при обязательном тесном контакте ее с вашей семьей. Пускай она как можно больше времени проводит с вами: обедает, делает уроки, обсуждает учебные вопросы. Нужно, конечно, обеспечить ей максимум содействия и внимания, чтобы человек не чувствовал себя отверженным. И эту мысль, Тоня, нужно очень отчетливо и без эмоций донести до вашего мужа. Потому что рано или поздно, если его девочка будет все-таки жить с вами, накопятся негатив и раздражение как с вашей стороны, так и автоматически со стороны мужа и его дочери. И через месяц, через два, через три вы все равно придете к решению снять жилплощадь для девочки, но уже с гораздо большими психическими потерями с обеих сторон. Если сейчас вы просто опасаетесь возможных неудобств, то в будущем вы вполне реально можете возненавидеть друг друга. Поэтому лучше горькая пилюля сразу, но с надеждой на понимание сторон, нежели отрава последствий.

Весь спрос с него

Мария Сергеевна: "Мой сын был давно женат, там родилась девочка, но семья не сложилась. Он опять женился, у него во второй семье двое детей. А год назад умерла его первая жена, дочку он перевез ко мне, ей 16 лет, она, конечно, непростой ребенок, потому что мать пила. А его нынешняя жена отказывается брать ее к себе, мне очень трудно — я пенсионерка, сын, конечно, крутится, но денег все равно не хватает. Как повлиять на невестку?"

— Да, Мария Сергеевна, вы оказались заложницей взаимоотношений своего сына и его избранниц. Думаю, что перевоспитать невестку очень сложно, потому что исходно уже сложилось негативное отношение к ребенку из прошлого. А этот стереотип очень устойчив. Поэтому единственный способ как-то облегчить вашу участь, Мария Сергеевна, — это активизировать усилия вашего сына по поддержанию нормальных условий для вас и его дочери. Увы, за все на свете нужно платить, и если ваш сын "крутится", то пусть делает это интенсивнее, а не поступает как кукушка, сбросив своего ребенка вам. Весь спрос, собственно, с него.

Вне зависимости от родословной

— Такая сказка, Сергей Анатольевич, что люди полюбили друг друга в 20 лет и встретили глубокую старость в окружении собственных детей, внуков и правнуков, случается крайне редко. Чаще ведь по-другому?

— Сказка, как правило, заканчивается, когда начинается реальная жизнь — с реальными пеленками, с детскими болячками, заботой. Думаю, что, по большому счету, лубочные картинки семейной идиллии с наличием даже собственных детей, не говоря уже о детях от каких-то других браков, требуют огромных затрат физической и душевной энергии. Ребенка нужно заслужить — это не собачка, хотя и собачку тоже. Поэтому подобного рода проблемы — "мой ребенок", "твой ребенок", "наш ребенок" — происходят от душевной незрелости родителей, которые взяли на себя необоснованные обязательства по отношению к детям. А "мой-твой" — это от мелочности, инфантильности чувств, собственничества и душевной ущербности. Если ты живешь с любимым человеком и если этот человек доверил тебе своего ребенка, не важно, от тебя или нет, значит, он доверил тебе самое дорогое. И если ты воротишь нос и презрительно кривишь губы, то наберись смелости и признайся себе, что ты своего якобы любимого человека на самом деле не любишь. Возможно, тебе удобно, возможно, тебе лень поменять свою жизнь либо свои отношения, но ты не любишь. И, наверное, не в состоянии полюбить. И вопрос мой-твой ребенок — это вопрос совершенно неуместный. Ребенок может быть только наш — если мы одна семья. Стоит, наверное, почаще вспоминать Конфуция: "Самое прекрасное в мире зрелище — это ребенок, который уверенно идет по дороге жизни после того, как вы ему указали путь". Поэтому не занимайтесь ерундой, не определяйте приоритеты, а занимайтесь прямым своим предназначением — воспитанием детей. Причем всех. Вне зависимости от родословной.

Метки:
baikalpress_id:  4 979