Усольская арифметика

Главный английский сноб Уинстон Черчилль утверждал, что лучший аргумент против демократии — пятиминутная беседа со средним избирателем. Возможно, у них в Англии это именно так. Наши люди сильно от них отличаются, в этом особенно хорошо убеждаешься всякий раз, когда слышишь бурные политические дебаты в местах скопления народа. Сейчас излюбленная тема в Иркутской области — референдум по объединению с Усть-Ордынским Бурятским автономным округом.

По моему разумению, народ лучше знает, что ему нужно, а что — не очень. Поэтому я решила провести собственное исследование, что думают простые люди о предстоящем политическом мега-событии — референдуме по объединению области и округа. Для чистоты эксперимента поехала подальше от иркутской политтусовки — в Усолье-Сибирское. Этот город — типичный для Иркутской области: здесь так же, как и в Саянске, Шелехове, Усть-Илимске, Железногорске, Черемхово и т.д., имеется градообразующее предприятие, а сопутствующая промышленность находится в сложном состоянии: где есть грамотный собственник — работа процветает, где такового нет — стоят холодные цеха.

— Какая у вас красивая картиночка, — начала я свое исследование, увидев на автобусной остановке женщину с буклетом референдума.

Как выяснилось, ей этот буклет достался с какой-то покупкой на местном рынке "Элегант".

— Скоро же референдум, — лаконично ответила она.

Я сделала удивленные глаза — мол, знать не знаю, что это такое.

— Девушка, об этом во всех газетах пишут, по телевидению говорят...

Как выяснилось, моя собеседница — Юлия Сергеевна, учительница местной школы. Поэтому, как и подобает педагогу, она мне обстоятельно рассказала, что такое объединение Иркутской области и Усть-Ордынского округа и кому оно нужно.

— Вот у нас в Усолье, например, есть завод железобетонных изделий. Он не работает. А в Усть-Ордынском округе — месторождение гипса. Как только произойдет объединение, наш завод начнет перерабатывать этот гипс: будут изготавливать гипсокартонные листы.

Действительно, такой проект существует. Деньги в него собирается инвестировать одна из крупнейших германских компаний по производству стройматериалов — Knauf. Планируется, что объемы производства составят на первом этапе 12 миллионов квадратных метров гипсокартонных листов в год, а затем увеличатся вдвое. При этом самой Иркутской области нужно всего 3 миллиона квадратных метров. Остальное немцы рассчитывают продавать по всей Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Сейчас в этом огромном регионе нет ни одного такого производства. И чего скрывать, второго месторождения, подобного нукутскому гипсовому, тоже нет в Сибири.

Следующим пунктом в моем маршруте я выбрала тот самый рынок "Элегант", на котором раздают буклеты и прочий референдумный агитпроп.

— Ну конечно, мы заинтересованы в объединении! — заявил мне директор рынка Игорь Тютрин. — Вы посмотрите на прилавки: у нас вовсе нет изобилия продовольствия! Судите по ценам. Сельскохозяйственная продукция из Усть-Ордынского округа нам нужна, и мы готовы предоставить оборудованные места на нашем рынке под молоко, мясо, мед.

Игорь Тютрин — бизнесмен новой формации. Шесть лет назад он приступил к реанимации Усольской швейной фабрики "Ревтруд", которая к тому моменту уже долго не работала и проходила бесконечные круги банкротства. Теперь на фабрике бьет жизнь ключом, работники регулярно получают зарплату, а рынок — необходимую продукцию: "Ревтруд" производит спецодежду, и в списке ее заказчиков — МВД, областные учреждения здравоохранения, ИркАЗ, Ангарский завод полимеров, Усольехимпром, Саянскхимпласт и многие другие.

— Мы по себе знаем, что такое интеграция, — говорит Игорь Тютрин. — Когда внутри региона оживают связи между предприятиями, это чувствуют все. И в случае объединения области и округа мы также все почувствуем улучшение ситуации. Ведь здесь все создавалось, строилось как единый народнохозяйственный комплекс — от больниц и школ до стекольных заводов и пищеперерабатывающих предприятий. А сейчас что происходит? Наши пищеперерабатывающие предприятия работают на привозном сырье, а устьордынцы перешли к натуральному хозяйству — что вырастят, то и потребляют.

Корни Игоря Тютрина — в Аларском районе. Это родина его отца, там живут его родственники. Кто помоложе, переезжают в область — работать-то надо, а старики остаются и живут своим подворьем.

— Я пойду на референдум — это мое личное дело, — говорит Тютрин.

Следующий пункт в моем маршруте — Усольехимпром. Какое может быть исследование, если обойти стороной градообразующее предприятие?

Химкомбинат меня встретил коммерческим оживлением. Дело в том, что недавно управляющая компания Усольехимпрома — "НИТОЛ" — приобрела активы соседнего предприятия — обанкротившегося "Сибирского силикона". И сейчас там полным ходом ведется восстановление производства. В этот процесс втянуты десятки предприятий Усолья-Сибирского, которые что-то ремонтируют, стеклят, прокладывают и чистят. Поэтому поначалу меня приняли за представительницу какой-то фирмы-подрядчика.

Конечно, в цеха меня не пустили, но зато я побеседовала с заместителем директора по безопасности ООО Усольехимпром, депутатом городской думы Анатолием Крушинским.

— Для нас объединение области и округа — не простая арифметика. Дело в том, что для Иркутской области это еще и восстановление связей с федеральным центром, — говорит Анатолий Вадимович. — Для нас это очень важно: ведь не секрет, что Усолье-Сибирское нельзя назвать благополучным городом в экологической сфере. Когда 75 лет назад началось строительство Усольехимпрома, все прекрасно понимали, что это будет экологически опасное предприятие. И решать природоохранные вопросы должно государство. Загрязнение накапливалось десятилетиями, поэтому нам крайне важно, чтобы государство вернулось к решению экологических проблем Усолья-Сибирского.

Анатолий Крушинский считает, что в отношении Усолья нужно разрабатывать экологическую программу, аналогичную действующей в Братске. Для этого нужно, чтобы государство захотело решать проблемы Иркутской области. Если начнется развитие инфраструктуры региона, как это планируется после референдума, если появятся инвестиции в экономику, то и экологические вопросы также начнут решаться. Так что референдум, по разумению усольских политиков, — это сложная формула с одним лишь неизвестным: какова будет явка в других городах? За своих сограждан мои собеседники не волнуются. Уж кто-кто, а усольчане прекрасно разбираются, что им нужно, а что — нет.

Метки:
baikalpress_id:  45 344
Загрузка...