Тошнота

"Девушка, не закрывайте, пожалуйста, дверь!" Обычный голос. Будничный тон. Через минуту парень с таким голосом отнимет мою сумку, а я кубарем полечу по ступеням в собственном подъезде. Опять. Так уже было. По-разному. Во дворе дома, у торгового ларька, еще где-то. Я вредная, и потому имущество отдавала не сразу. Как-то давно вообще умудрилась выиграть битву. Смелой была, помнится... Только потом неизменно подкатывал приступ тошноты. Затем вроде проходило. Вместе с синяками и ушибами. Но последний раз, видимо, был особенным. Он и поселил во мне то, чего раньше в таком объеме за собой не замечала, — страх.

Теперь я ненавижу свой подъезд. Когда я в нем — мысли сами возвращают меня к парню с будничным голосом. Сердце бьется, как товарняк в ночи, и ноги сами прекращают шаг, начиная бег. Прочь, к заветной двери квартиры.

И я стала хитрить. Сама с собой. Я зубрю, что надо орать "Пожар!", поскольку этот клич явно быстрее активизирует соседей. Я готовлюсь к входу в подъезд. Загодя достаю из сумки самое дорогое. И распихиваю по карманам. Начинается "веселая" дележка. Ключи, "Зиппо", магнитная карточка — пропуск на работу, флакончик духов. Ну это-то зачем? А так. Люблю. Жалко. Странные чувства дают возможность самой себе узнать... себя. Пришла даже дурацкая мысль, что остальным вещам в сумочке впору обидеться: гм, нас не взяли, не пересадили в безопасное место... Ну не чушь ли?

Но вопрос в другом. Жить-то как? Положим, я решила хоть как-то бороться со страхом. Эта моя колонка — вклад в борьбу с собою же. Надежда, что, может, пока пишу — начнется "выздоровление"? Опять же поменяюсь я. А если... опять? Меня кто-нибудь будет защищать или нет? Когда я смогу спокойно заходить в подъезд? Когда я перестану по утрам читать эти безумные сводки от УВД, изучая их по долгу службы?

И скажите мне наконец кто-нибудь. Стоит ли пользоваться баллончиком? В подъездно-переулковой схватке я почему-то вижу себя не "Зеной — королевой воинов", а нерасторопной жертвой, которая своей "черемухой" или чем там приведет налетчика в ярость...

С трудом представляю себя на занятиях по самообороне. Да и глупо как-то, наверное, без желания и радости осваивать то, что неинтересно. Не мое это, знаете ли, драться учиться. Даже смешно стало.

Но почему из-за типичного набора предметов в моей сумке я рискую потерять возможность смотреть на закаты, волны, птиц, на ворох листьев? Я люблю музыку и снег. И не люблю — страх. Недавно купила книжку — "Предсмертные слова известных людей". Интересно ведь, что произнесли в последний час Пушкин, Гоголь, Бетховен... Не из страха смерти купила. От желания еще больше беречь жизнь, напоминая самой себе о ценности ее мгновений. Я ничуть не претендую на известность и славу. И мои последние слова вряд ли заинтересуют общественность.

Но мне так не хочется, чтобы я их произносила где-нибудь в полумраке подъезда, в приступе тошноты, рядом, например, с убийцей.

Один мой товарищ, прочитав эту колонку до печати, сказал, что у читателя после моего пессимизма ухудшится пищеварение. Исходя из подобных опасений, сообщаю, что все это — лишь часть моих наблюдений за жизнью. Я не планирую рано умирать. Хотела бы когда-нибудь родить мальчика, стать на время блондинкой и еще немного похудеть. Еще я подтверждаю, что жизнь — удивительная и не все, наверное, так безнадежно. Нужно верить, иметь рядом теплую ладонь и надежное плечо. Благо плечи, ладони, и, соответственно, их обладатели еще не перевелись.

Загрузка...