Визит без привилегий

Бывший премьер-министр Михаил Касьянов прилетел в Иркутск обычным рейсом и ходил в обычный туалет

В начале этой недели Иркутск и Ангарск посетил бывший премьер-министр России Михаил Касьянов. Еще два года назад Михаил Михайлович был в нашем государстве вторым человеком. Глядя на него нынешнего, можно было понять, что происходит с людьми, когда они теряют власть.

Человек из телевизора

Последний раз премьер Михаил Касьянов приезжал в Иркутск со всем чиновничьим шиком: кортежем, мигалками, оцепленными дорогами. И ехал он со своей семьей прямиком на Байкал, где отдыхал от московской суеты. Тогда иркутские СМИ сбились с ног, пытаясь выследить, сколько рыбок поймал Касьянов на священном море. Но тщетно — все было засекречено: еще бы, такая персона!

Теперь Михаил Михайлович прилетел обычным пассажирским рейсом, сидел наравне со всеми на бесконечных заседаниях и даже ходил в общий туалет. Тем не менее Касьянов — один из возможных кандидатов на пост президента России в 2008 году. В Иркутск же он приехал бороться с трубой на Байкале.

На встрече с представителями иркутской элиты имел место эффект дежавю: за круглым столом сидел сам Касьянов, человек, с изображения которого в России когда-то так часто начинались новости. Именно в его словах россияне в течение четырех лет искали ответ на вопрос, что по тому или иному поводу думает государство.

Иркутяне узнавали до боли знакомое лицо и какое-то время попросту зависали, пытаясь оценить значимость момента. Но в голове почему-то крутилось пресловутое "Миша два процента" (такое прозвище дали Касьянову враги якобы за двухпроцентные откаты с каждой крупной сделки в России) да еще история о том, как у него отбирали дачу.

Михаил Михайлович вел неторопливый, но экспрессивный рассказ о том, как нефтепровод убьет священное море. Иркутяне обо всем этом уже слышали и говорили неоднократно (и на митинге, и на кухне). Но здесь рассказ Касьянова подкупал и удивлял одновременно. Первый вопрос — а зачем ему это нужно? Касьянов был главой исполнительной власти в России на протяжении четырех лет, а чуть раньше и министром финансов. Этот человек фактически рулил нашей страной, теперь же он выступал чуть ли не как политический партизан.

— В 1950 году на Байкале случилось землетрясение силой 11 баллов, — переживал Касьянов по поводу того, что, не дай Бог, оно случится опять.

А неразвитые районы Иркутской области он назвал "ранимыми".

Суперчиновник

У Касьянова любопытная манера говорить: он очень спокоен и даже вальяжен. Но стремясь придать экспрессию своим словам, Касьянов начинает басить и как будто надрываться. А иногда в его речи вдруг неожиданно проявлялся странный акцент — то ли московский, то ли иностранный.

Правда, любой чиновник наверняка загляделся бы на Михаила Михайловича. Как он великолепно ведет заседания! Невероятное сочетание простоты и величия: каждого незнакомого человека он моментально записывал и называл по имени-отчеству несколько раз в ходе беседы. Все основные пункты заседания Михаил Михайлович помечал ручкой на бумаге. Вот выступающий иркутянин вспомнил, что была такая знаменитая песня "Славное море — священный Байкал": Касьянов тут же сделал пометочку в своем блокноте. Записал, наверное, "была такая песня".

Иркутяне выходят на политические темы, Михаил Михайлович ласково обещает подробно поговорить об этом чуть позднее — и даже в частной беседе. Представляют экс-премьеру Касьянову экс-начальника ВСЖД Касьянова, однофамильцы улыбаются, здороваются, ведут светскую беседу, вспоминают, как ездили на Байкал. Какой-то мальчик хочет сфотографироваться с Михаилом Михайловичем: бывший второй человек в нашем государстве расплывается в улыбке и профессионально позирует перед камерами.

Обкрадем ли мы следующие поколения?

На встрече с Касьяновым иркутские политики представили несколько любопытных фактов. Депутат ЗС Иркутской области Алексей Козьмин привел данные о том, что аварии Транснефти чаще всего происходили в результате незаконных врезок: то есть когда местные жители подползали к трубе, делали в ней дырочку (несмотря на сумасшедшее давление) и скачивали себе "немного нефти". Поведал Козьмин и о китайских патриотических сайтах, которые уже поделили Сибирь на ближайшее столетие.

Президент Байкальского крейсерского клуба Константин Волков рассказал Касьянову о том, что спорный участок Байкала, к которому труба подойдет вплотную, на самом деле составляет не 700 метров, а значительно меньше.

— Все говорят об этом месте, но мало кто там был, — говорил яхтсмен Константин Волков. — Я там был неоднократно: вокруг этого места непроходимый скальник.

Показательная дискуссия случилась у Михаила Касьянова с гендиректором компании СибАтом Виктором Бронштейном. Он с болью в голосе говорил о том, что нефтепровод обкрадет следующие поколения россиян и подкормит стратегическим топливом экономику чужой страны.

— Для других поколений будут другие источники энергии, — успокоил иркутянина Касьянов. — Всем нужно жить сегодня!

Загрузка...