Живу в "Чайхане"

В своей прошлой жизни я инструктор по альпинизму, работал тренером спасательных отрядов, водил альпинистские группы по Памиру и Тянь-Шаню. Тоскую по тем временам, но обратной дороги нет. Сегодня мне нравится быть журналистом, хотя себя таковым не считаю.

С теми, кто относится к моей журналистской деятельности скептически, соглашусь, потому что и сам к ней отношусь с иронией, как и к награде на конкурсе "Профи". Заявку на участие не подавал, и для меня решение жюри стало полной неожиданностью. Тогда, на вручении, для меня самым трудным было дойти до сцены и вернуться обратно. Ничего вокруг не видел и не слышал. Но говорят, что присутствующие аплодировали. Поэтому пришел к выводу, что конкурс "Профи" проводили посетители "Чайханы".

Сам по себе скандальностью не отличаюсь, и вообще человек достаточно коммуникабельный. Просто то, что пишу, принимает скандальный характер. И негативное отношение ко мне отдельных людей считаю естественной реакцией. Вообще, наверное, трудно встретить хотя бы одного журналиста, которому сказали бы спасибо люди, о которых он пишет нелицеприятные вещи.

Я бы предпочел заниматься достижениями рабочих, крестьян, органов государственной власти. К сожалению, понятия коррупции, финансовых махинаций, злоупотреблений служебным положением — проблемы вечные. И если правоохранительным органам не хватает времени, сил или свободы, то кто-то все равно должен это делать.

С коррупцией необходимо бороться всем. Если не давать хоть какого-то отпора, то в конечном итоге мы превратимся в общество изолгавшихся людей, где никто никому не верит. Я думаю, что коррупция существует из-за наглости одних и трусости других.

Считаю, что журналистом быть интересно, но трудно из-за особого статуса профессии. Каждый человек, с которым приходится общаться, видит работу журналиста по-своему и считает, что лучше меня знает, как я должен написать о том или ином событии. В отношениях с властью я испробовал все мыслимое и немыслимое и пришел к выводу, что власть, какая бы хорошая ни была, во что трудно поверить, должна оставаться не просто слугой, а официантом, которому чаевые подает народ. Никогда она не была и не будет прозрачной, и поэтому всегда вызывала у народа недоверие. И чем дальше, тем больше. В том, что власть врет, нет ничего нового и оригинального. Поэтому я все время вспоминаю слова классика: "Говорите правду и всегда будете оригинальны".

В Общественную палату не верю, потому что считаю, что скоро она станет паркетным адвокатом официальной власти.

Объединение области и округа считаю нужным не только региону, но голосовать не пойду, потому что чувствую очередную нечестность власти. А идея со сбором подписей (против строительства нефтепровода по берегу Байкала) — просто обман, чтобы затащить людей на избирательные участки, и не более того.

Не понимаю, почему президент сам не обратился к гражданам России и не объяснил, что нужно исправить историческую ошибку и ликвидировать карликовые субъекты. Мы же понимаем, что укрупнение регионов сам по себе грандиозный проект не только для Прибайкалья. Сейчас за нами внимательно наблюдают и в России, и за рубежом.

Но почему во время глобальных проектов вроде референдума, трубопровода, освоения крупных месторождений власть разговаривает с нами с какими-то ужимками, гримасами и кривым подмигиванием?.. Почему власть не может честно разговаривать с собственным народом? Почему она все время врет? Неужели непонятно, что каждая ложь вынуждает снова лгать, чтобы оправдать первую ложь, а потом вторую, третью?.. Я думаю, власть уже настолько завралась, что не знает, как может быть иначе, и собственную бездарность вынуждена прикрывать фиговыми листочками все новых и новых прожектов.

Ну а что касается "Чайханы", то для меня она отдушина и место обитания. Я не придумал ничего нового. Во все времена на Востоке чайхана была местом обмена народными новостями. Здесь принимались решения о войне и мире, свадьбе сына, строительстве всем миром канала, дома, школы.

Чайхана — это место, где реализуется право народа на самоуправление и контроль над властью. Так что я предложил иркутянам именно это. Здесь любой посетитель может рассказать то, чего не знают другие, высказать свои пожелания, предложения или претензии к власти. Чайхана — это голос народа, это голос к народу. На Востоке всегда было принято прислушиваться к тому, что говорят в чайхане.

Загрузка...