Почем стекло?

В Иркутске идет активная борьба с незаконными пунктами приема стеклотары. Борьба эта неравная: в рейды по пресечению деятельности нелегалов выезжают только двое — специалист Комитета по потребительскому рынку администрации города и сотрудник милиции. Им противостоят хитрые дельцы. Принимают тару, естественно, наемные работники, а сами хозяева находятся неизвестно где. Тем не менее количество нелегальных пунктов приема стекла все-таки уменьшается. Но легче ли от этого простым гражданам, ведь на их балконах по-прежнему стеклотара скапливается иногда в огромном количестве. А сдать ее, получается, скоро будет вообще некуда?

Закон побеждает

Еще несколько лет назад в городе было более сотни пунктов приема стеклотары. Из них на нелегальном положении находилось двадцать. Сейчас специалисты Комитета по потребительскому рынку насчитывают 29 пунктов. И только шесть из них функционируют легально! Почему так?

Нана Павловец, главный специалист Комитета по потребительскому рынку, честно называет причину. Куда раньше сдавали водочную бутылку? Правильно, на "Кедр". Причем цена на нее в пунктах была существенная: от рубля до рубля двадцати. А на предприятие пункты сдавали тару, по словам Нины Петровны, уже по два рубля. Выгода очевидна. Но три года назад упомянутый завод перестал работать с приемной стеклотарой.

"А нам оно не нужно!"

Директор по маркетингу ОАО "Кедр" Анжела Корнеева подтверждает: сейчас для продукции предприятия новая бутылка — неотъемлемая часть процесса. Откуда ее привозят — коммерческая тайна. По словам Анжелы Сергеевны, в нашем регионе нет заводов, изготавливающих стеклотару. Вся она привозная.

Перестал принимать стеклотару и масложиркомбинат. Если раньше во многие пункты приема можно было сдать баночки из-под майонеза, то теперь сделать это практически невозможно. Потому что комбинат перешел на пластиковую тару. Но банку все-таки можно сдать. По крайней мере, в официальных пунктах. 70 копеек вам заплатят за 0,5, 0,65 и 1-литровую, полрубля — за 0,25. С двух- и трехлитровой тарой немного сложнее. В одной из иркутских фирм, занимающихся производством овощных консервов, нам сказали, что здесь принимают также только крупные партии, от ста банок. 2,50 за литровку, 4 рубля — за двухлитровую, 6 рублей за три литра, по таким ценам здесь принимают стеклотару.

Руководство фирмы советует тем, у кого количество тары не чрезмерное, подождать летнего периода, когда цены на банки возрастают в несколько раз. Следует тщательнее смотреть объявления на столбах и в газетах.

Зато в ОАО "Байкальские воды" (бывший Иркутскпищепром) все еще работают с приемной стеклотарой. Правда, по непонятной причине рассказать об этом там не захотели. Известно лишь, что на предприятие не привезешь десять бутылок. Здесь принимают крупными партиями, то есть грузовиками. Схема простая. Фирма принимает бутылки в пунктах приема и оттуда привозит на предприятие. Но случается и так, что на указанном предприятии стеклотару, в буквальном смысле слова, девать некуда. Все объемы исчерпаны. Тогда оптовики привозят бутылку в Иркутское представительство Усть-Илимской пивоваренной компании.

Удивительный факт. Оказывается, принимают в Иркутске даже винную бутылку. Только очень крупными партиями. Единица исчисления — мешки. Чтобы с вами имели дело, как нам рассказали в одной из фирм, нужно привезти как минимум сто мешков, в каждом из которых по сорок бутылок. У оптовиков (в основном это бары, кафе и рестораны) бутылку принимают по рубль двадцать.

Почему так много нелегалов?

— В Иркутске 29 пунктов, из них официальных шесть, два переоформляются, остальные незаконные, — продолжает Нина Павловец. — Раньше было позволено работать пунктам в тарниках, в подвальных помещениях жилых домов...

Тарник — это металлическая пристройка к магазину для складских нужд. При советской власти они всегда были задействованы под пункты приема. А при новом строе пожарные службы и санэпидемстанция стали предъявлять к этим помещениям строгие требования. И не просто так. В большинстве случаев в тарниках и подвалах нет санузла, отсюда огромный риск для приемщицы подхватить какую-нибудь заразу. Ведь если раньше грязную тару вообще не принимали, да и приносили ее вполне добропорядочные граждане, то теперь в городе можно сдать бутылку практически любой степени загрязнения, приносить же тару стали в основном бомжи и выпивохи. Редкое исключение составляют пенсионерки и студенты. Пожарные требования (запрет на пользование нагревателями с открытой спиралью, наличие электрического щитка, средств для тушения пожара и т.д.) в тарниках и подвальных помещениях тоже соблюсти трудно. В общем, согласования стали выдавать далеко не всем.

— У предпринимателя может быть и свидетельство о предпринимательской деятельности, и договор о вывозе мусора, и отчет о том, куда он будет сдавать стеклотару, — объясняет Нина Петровна, — но без указанных согласований мы ему разрешения выдать не имеем права. За прошлый год мы ликвидировали тридцать пунктов, из которых шесть самые ненадежные. Они в любой момент могут открыться. А в этом году два из них уже работают. Есть такая информация.

Многие пункты после указанных ужесточений самоликвидировались за невыгодностью бизнеса, другие переориентировались на производство катанки. Под пункты теперь оборудуют гаражи и дома в частном секторе. Некоторые передвигаются на грузовом транспорте.

Методы борьбы

Вместе с Ниной Павловец и представительницей иркутской милиции мы отправились в очередной рейд по нелегальным пунктам. Точка на улице Ямской давно уже, мягко скажем, Комитету по потребительскому рынку опротивела. В нее с рейдами приезжали несколько раз, но пункт все равно действовал.

К заднему двору частного дома ведет узкая, протоптанная бомжами тропинка. Они, по словам Нины Петровны, буквально ночуют здесь в ожидании, когда откроется приемочное окошко.

"Пункт" к моменту нашего визита работал. Двор полностью завален мешками и ящиками с бутылками, внутри — непередаваемая разруха. Как выяснилось, лачугу купил какой-то мужчина и устроил здесь пункт приема. Внутри дежурит женщина неопределенного возраста. На ставнях — расценки. Пивные бутылки — 50 копеек, водочные — 30 копеек, из-под кока-колы — 40 копеек, банка всех калибров, кроме особо крупных, — 50 копеек, из-под "Балтики-3" — 50 копеек, "семерки" — 30 копеек.

Если учесть то, что в среднем в официальных пунктах по городу, по словам Нины Павловец, принимают тару по ценам вдвое выше указанных, и огромное количество собираемой бомжами тары, немалая прибыль (которую пока никто не подсчитывал) владельца неофициального пункта очевидна.

— А вот и спирт! — восклицает Нина Петровна. — Значит, здесь не простой прием ведется. Понимаете, какой доход этот бизнес с его минимальными вложениями может принести владельцу?

Нина Петровна и сотрудница милиции составляют акты, заполняют бумаги, в них расписывается приемщица и обещает, что обязательно вручит их хозяину. Окошко опечатывается. Неизвестно только, надолго ли.

Список пунктов приема стеклотары, работающих официально

Правобережный округ:

Рабочего Штаба, 62. Киоск на территории магазина "Десятка". До 30.10.06.

Баррикад, 90. Павильон N 17 на рынке "Восточные ворота". До 15.08.06.

Октябрьский район:

Омулевского, 5. Подвал магазина "Октябрь". До 16.03.06.

Свердловский округ:

Терешковой, 3. Деревянный тарник магазина ООО "Спутник — МПТФ". До 24.10.07.

Афанасьева, 6. Киоск. До 24.10.07.

Юбилейный, 14. Киоск на территории мини-рынка. До 24.10.07.

Добавим, что еще лишь два пункта (в нежилом помещении на бульваре Рябикова и в одной из подсобок Ново-Ленино) находятся на переоформлении. Остальные пункты приема работают незаконно. Если вы сдаете туда посуду, значит, обогащаете преступника.

Метки:
baikalpress_id:  4 855