Спасибо людям с АЖП

Именно они договариваются об уборке в подъездах, вкручивают перегоревшие лампочки, ходят в РЭУ, ругаются с мастерами, добиваются, чтобы в подъезде сделали ремонт, а во дворе положили новый асфальт

"При молчаливом попустительстве равнодушных совершаются самые гнусные злодеяния на свете", — сказал кто-то из мудрых. Равнодушие и пассивность, к сожалению, прочно укоренились в наших мозгах еще с советских времен. Жить по принципу "моя хата с краю", безусловно, легче. Когда у кого-то случается пожар, один бросается в пекло спасать чужих стариков и детей, второй только плечами пожимает. Вторых, к сожалению, намного больше, чем первых...

Тебе надо — ты и мой

В нашей редакции с недавнего времени появилось устойчивое выражение "человек с АЖП", то есть человек с активной жизненной позицией. Под этим мы подразумеваем самых активных читателей "Пятницы", которые постоянно подбрасывают нам новые сюжеты и темы. Надо сказать, что эти читатели — наши самые любимые. Ведь им до всего есть дело. Они не хотят мириться с хамством маршрутчиков, беспределом коммунальщиков, произволом рыночных торговцев, засильем игорных заведений и т.д. Когда такие люди сталкиваются с несправедливостью, они не терпят и не молчат. И самое главное — они не только о своем благополучии думают. Именно они договариваются об уборке в подъездах, вкручивают перегоревшие лампочки, ходят в РЭУ, ругаются с мастерами, добиваются, чтобы в подъезде сделали ремонт, а во дворе положили новый асфальт. Все держится на них, на людях с АЖП. И парадокс — им же больше всех достается... Не любят у нас активных людей.

Вот история, которую нам рассказала 38-летняя иркутянка Людмила. Она работает в банке, муж — хирург, двое детей. Пять лет назад Людмила купила квартиру в Куйбышевском районе. Квартира хорошая, только вот с соседями ей не повезло. Дело в том, что Людмила — очень активный по жизни человек. Любит, чтобы вокруг были чистота и порядок. Раньше она жила в двухэтажном деревянном доме на Мухиной и, несмотря на неблагоустроенность, как могла облагораживала свой дом и двор вокруг. Красила лестницу, фасад, выкладывала старыми автомобильными шинами дорожки, сажала деревья, цветы... На новом месте ей тоже хотелось навести порядок. Тем более что рядом с домом большая помойка — рядом вечно околачиваются бомжи. В подъезде грязь, смрад. Бомжи и наркоманы заходят погреться, поспать, а то и справить нужду.

Для начала Людмила попыталась убедить соседей поставить на подъезд дверь с замком, но все отказались, мол, денег нет. Тогда Людмила решила заплатить за дверь сама — сделать соседям подарок. И поставила... Обошла все квартиры, раздала ключи, расклеивала объявления на площадках: "Уважаемые жильцы, будем уважать самих себя и друг друга. Закрывайте, пожалуйста, двери". Но соседи вместо благодарности заявили: "А мы вас не просили". И дверь по-прежнему открыта настежь. Потом Людмила попыталась договориться с соседями об оплате уборщицы. Нетрудно предположить, с какими аргументами против пришлось ей столкнуться. Одни говорили, что не хотят платить за других, другие вообще говорить не хотели: "Тебе надо, ты и мой".

— Пришлось мыть самой, — обиженно говорит женщина. — А куда денешься? Не нести же в дом заразу.

Благодаря усилиям Людмилы в подъезде относительно чисто, но соседи все равно относятся к ней с неприязнью. Старухи, которые сидят во дворе на лавочке, при ее появлении многозначительно замолкают и злобно поджимают губы. За глаза они называют ее барыгой, видимо, им не дает покоя, что у нее единственной в подъезде есть собственный автомобиль. А недавно Людмила поставила пластиковые окна, сделала ремонт. Соседям это не нравится. Им вообще ничего нравится...

— Меня просто убивает их пофигизм, — возмущается Людмила, — только и умеют жаловаться на плохую жизнь, а сами стараются закрыться от всего этого за железными дверями. Забьются в свои норы, как сурки, и боятся нос высунуть. Ладно, пенсионеры, так ведь здоровым мужикам наплевать. Неужели им приятно дышать мочой, натыкаться на кучи дерьма, шприцы, плевки. А ведь от бомжей и педикулез, и чесотка, и туберкулез. Неужели не боятся! Причем у многих дети есть".

Эти дети нас не касаются

Кстати о детях. Страшнее всего, когда они становятся жертвами нашего равнодушия. Криминальные хроники регулярно подбрасывают нам сюжеты один страшнее другого. То очередного младенца в мусорном баке нашли, то садистка мамаша своего ребенка к батарее привязала. Однако, с удовольствием посмаковав подробности этих историй, люди остаются глухими и слепыми к тому, что творится под их собственным носом. А рядом тоже дети. Но их страданий мы не замечаем...

Вот какую историю рассказала иркутянка Раиса Георгиевна.

В ее подъезде жила семья Симкиных. Отец и дочь. Так получилось, что мать девочки бросила ребенка прямо в роддоме, и Виктор воспитывал Валентину один. Пока родители были живы, он был хорошим отцом. Работал, заботился о дочери. Но после их смерти мужика будто подменили. Он начал пить. С работы его выгнали. Квартира превратилась в настоящий притон. Через год у него обнаружили туберкулез в открытой форме. Но и это не остановило Виктора. Пенсию, которую ему дали по инвалидности, он пропивал в один день, а наутро ходил по соседям, сшибая рубли на опохмелку. Все окружающие видели, что ситуация выходит из-под контроля, что девочка бегает весь день по улице голодная, грязная.

Но, когда Раиса Георгиевна предлагала обратиться в комиссию по делам несовершеннолетних, поставить вопрос о лишении родительских прав, все сразу же прятали глаза, мол, не наше это дело. Раиса все-таки добилась, чтобы девочку забрали в интернат. Виктор будто опомнился. Старался держаться, но идиллия продолжалась ровно неделю, до тех пор пока он не привел в дом некую Галю (как оказалось, эта гражданка только вышла из мест заключения). Начался настоящий кошмар. "Добрая" Галя буквально не давала протрезветь мужику. Уже с утра она бежала в подвал за катанкой и на помойку — за закуской. Наступил октябрь, а несчастная девочка все болталась по улице. Раиса Георгиевна надеялась, что в школе спохватятся, начнут искать, тем более по телевизору выступал Виктор Басюк, начальник департамента, с заверениями, что все дети из неблагополучных семей под контролем. Однако время шло, а Валю никто не искал. Как будто не было ее на белом свете.

Раиса снова пошла по соседям: "Нужно что-то делать, девочка пропадает, нельзя же равнодушно на это смотреть. Давайте позвоним в милицию, в департамент! Нужно лишать его родительских прав!" Но соседи смотрели на нее с недоумением. А пожилая тетя Дуся, которая постоянно одалживала Виктору деньги на водку, вообще заявила Раисе, мол, не лезь не в свое дело... Но Раиса не послушалась. Она все-таки позвонила в отдел по делам несовершеннолетних. И вовремя... Когда инспектор вошла в квартиру Симкиных, Виктор был мертв. Отравился суррогатной водкой. Девочка осталась круглой сиротой.

Раиса Георгиевна винит себя. "Если бы я чуть раньше забила тревогу, — сокрушается она, — может быть, не случилось беды. Не надо слушать других. Надо было делать то, что совесть подсказывает".

Не меня же грабят

Вы никогда не задумывались: почему у нас так много квартирных краж? Почему в общественном транспорте просто невозможно ездить из-за карманников? Вот уже почти не осталось иркутян, которые бы не становились жертвами воров. И вот что странно — большинство преступлений происходит среди бела дня, когда все всем видно и слышно. По-моему, именно безразличие часто становится благодатной почвой для совершения преступлений.

Рассказывает наша читательница Майя Непомнящих:

— Я снимаю квартиру в Университетском. Обычная малосемейка. Общая дверь на две квартиры. Так что все слышно, что делается у соседей. Когда ко мне забрались воры, никто даже не вышел. Причем бесшумно разнести деревянную дверь в щепки просто невозможно. Все слышали и знали! И молчали... Даже милицию не вызвали. А когда я пришла домой и увидела сломанную дверь, они еще злорадно улыбались. Я их спрашиваю: "Почему?" А они в ответ: так не наша же квартира, не наше добро... Что тут скажешь? Они сегодня промолчали, а завтра, когда в их дверь будут ломиться бандиты, соседи включит телевизор погромче, чтоб ничего не слышать.

Похожая неприятность случилась с жителем Иркутска Сергеем Перевозчиковым. Во время отъезда на дачу в его квартиру через балконную дверь проникли воры. Вынесли все, что только было можно. Самое поразительное, что все это случилось на глазах соседей, живущих сверху. Они стояли на балконе и с интересом наблюдали за происходящим. А потом у них еще хватило наглости в красках рассказывать обо всем Сергею Николаевичу.

— Я спрашиваю: что же вы милицию не вызвали? А они в ответ: "Так они же потом нас вычислят и по шапке надают". Эти люди даже не скрывали радости, что у меня случилась беда. Но говорят, что чужой бедой сыт не будешь. Я-то заработаю и все новое куплю, а они так и останутся при своей зависти и трусости.

Наталья Ивановна Филиппова, кондуктор троллейбуса N 7, когда видит карманника, всегда предупреждает пассажиров: "Берегите сумки!" Она ничего и никого не боится. Но, к сожалению, таких кондукторов немного, гораздо больше тех, кому до лампочки.

Вот что рассказывает наша читательница Евгения Красноштанова.

— Еду в трамвае N 3 по Тимирязева, вдруг вижу, как прямо передо мной парень потрошит сумочку у одной женщины. Видели это по меньшей мере еще четыре человека. Видели, но молчали... Я закричала: "Женщина! Вас грабят!" Вор испугался и выскочил на следующей остановке. Идет мимо кондуктор, я его спрашиваю: "Вы знаете, что это карманник был?" Он отвечает: "Знаю, ну и что?" "А что же вы не предупреждаете остальных пассажиров?" Так материться начал, мол, ему плевать, карманник или нет, главное, чтобы за проезд заплатил... И остальные люди, которые все это видели, поддержали не меня, а кондуктора. Да почему у нас народ такой равнодушный? Пока их беда не коснется, они и пальцем не пошевелят...

Но, к счастью, не все такие. Не все ждут, чтобы им все с неба падало. Не все молчат, когда сталкиваются с несправедливостью.

"Пятница" предлагает читателям рассказывать о таких людях — людях с АЖП. Они среди нас, они есть в каждом доме, в каждом подъезде. Пусть о них узнают все! Звоните нам по телефону 20-60-80.

Метки:
baikalpress_id:  28 229