На ком держится школа

Недавно министр образования Андрей Фурсенко заявил, что из школы пора увольнять старых учителей. Они, мол, не дают ходу молодым и препятствуют модернизации школьной системы. Проблема кадров в общеобразовательной школе действительно существует. Из десяти молодых специалистов, проходящих педпрактику, после окончания вуза возвращаются в школу лишь единицы. Многие студенты педагогических вузов свое будущее со школой никак не связывают. Только виной тому совсем не старые кадры, а низкая зарплата. Вот и получается, что только на старых учителях и на энтузиастах, готовых работать за копейки, пока еще и держится школа.

Тетка мэра работает учительницей

Валентине Алексеевне Григорьевой 81 год. За 60 лет работы в школе она выучила не одну тысячу ребятишек. Многие из ее учеников занимают руководящие посты в городе, есть среди них и депутаты. А ее племянник Владимир Якубовский — мэр города. Но она никогда ни к кому не обращается за помощью. До сих пор работает в школе N 73 в Радищево. Каждый день с палочкой ходит в школу, потому что без школы не может жить.

С учениками играла в прятки

— Я пришла работать в школу в послевоенном 1946 году, — вспоминает старая учительница. — Дети были босые, полураздетые, голодные, и я такая же. В четвертом классе учились и пятнадцатилетние, и шестнадцатилетние. Когда было учиться-то в войну? Подростки тогда наравне со взрослыми работали для фронта, для победы.

Окончив одиннадцатый педкласс, Валя стала учительницей. Ей дали первый класс. Она долго не могла научить одного мальчишку-цыгана складывать буквы в слоги. Опыта не было.

— Вот читаем с ним слово "сани", — вспоминает Валентина Алексеевна. — Он произносит: "Сы-а-ны-и". Я: "Что вместе получилось?" Он: "Дровни". Хоть плачь!

Тогда выпускница педкласса пошла к завучу, попросила перевести ее учительницей в четвертый. "Да ты не сможешь там работать! Там одни переростки!" "Нет, смогу, — сказала Валя. — Я с ними каждый вечер на улице в прятки играю, мы все рядом живем". Ее перевели учительницей к переросткам, и, удивительно, они ее слушались.

— В школу ходили не только чтобы учиться, — говорит Валентина Алексеевна. — Я, как учительница, в большую перемену получала в буфете лоток с пончиками на весь класс. Этого события ждали больше, чем начала уроков. Жили-то впроголодь. На месяц давали паек — 400 граммов макарон, столько же граммов крупы, а хлеба — 400 граммов в день. Вот мы в школу и бежали со всех ног, чтобы поесть.

Без школы не могу жить

За шесть десятков лет бессменной работы учительницей начальных классов Валентина Алексеевна выучила не одну тысячу ребятишек. Многие из ее учеников занимают руководящие посты в городе, есть среди них и депутаты. А ее племянник Владимир Якубовский, который, впрочем, не учился у нее, мэр города. Но она никогда ни к кому не обращается за помощью. Каждый день с палочкой ходит в школу. Не только потому, что не может жить без трех с половиной тысяч, которые ей платят на руки.

— Я получаю пенсию хорошую, четыре тысячи, да еще вот зарплату. Мне хватает, — говорит учительница. — Я не могу жить без школы, если останусь дома без работы, умру.

Для старой учительницы школа стала всем — и местом общения, и домом родным. Ей придает силы общение с коллегами, с ребятами. И она чувствует себя нужной. Хотя сейчас, в таком преклонном возрасте, она уже не ведет уроки. Ее обязанность — группа продленного дня. Здесь она учит детей хорошо читать и считать, помогает им сделать уроки и следит, чтобы они вовремя посещали все кружки и секции, которые работают в школе.

Цыганский класс

— Кого только я не учила в свое время! — вспоминает Валентина Алексеевна. — Два года преподавала русскую азбуку китайцам. Семь лет учила цыган. У меня даже был класс полностью цыганский. Цыгане, кстати, очень способные.

Но особенное удовольствие ей доставила работа в экспериментальном классе. Там было двадцать четыре ученика, и все они учились на "4" и "5". Очень помогал институт усовершенствования учителей. С Валентиной Алексеевной тогда работала опытная методистка. Помогали родители. Вели кружки — математический, русского языка, выпиливания лобзиком и шитья. На каждый урок приносили наглядный материал.

— Проходим букву "п" — родители приносят петуха живого, — рассказывает Валентина Алексеевна, — букву "к" — несут живую курицу. Когда детям интересно, они и учатся с охотой.

Секрет ее долголетия

Валентина Алексеевна помнит по именам почти всех своих учеников. А уж директоров и завучей, с кем приходилось работать, и подавно. До сих пор читает без очков. Детей, которых она выпускала, любили брать учителя среднего звена.

— Она всегда таких детей хороших выпускала, — говорит завуч Елена Валерьевна. — Воспитанных, собранных, знающих. После нее с классом работать легко, они уже умеют учиться.

Наверное, поэтому Валентину Алексеевну до сих пор держат в школе. Она не балласт, а очень опытный и дисциплинированный работник. Хотя ноги уже подводят, она не сдается — больничные не берет. Не знает, что это такое.

— Я в декрет не ходила, даже когда дочек рожала, — говорит учительница. — Да и декрет-то был 19 дней. Первую дочку родила в августе, а в сентябре уже вышла на работу. Отец Валентины Алексеевны был долгожителем, прожил 89 лет. Поэтому и она надеется, что в школе еще поработает.

Зачем ей школа

По словам Валентины Григорьевой, работает она не только потому, что ей нужны 3500 рублей, которые ей платят. Она получает хорошую пенсию (4000 рублей). "Мне хватает, — говорит учительница, — просто я не могу жить без школы, если останусь дома без работы, умру".

Плата за вход в школу

Педагог Черемховской школы-сада N 1 Валентина Сергеевна Зарецкая (стаж 38 лет) считает, что молодые педагоги уходят из школы вовсе не потому, что их притесняют старые кадры. Наоборот: все, что нужно молодому специалисту, — методические рекомендации, опыт они готовы передать. По ее мнению, молодежь не привлекает в школу низкая заработная плата.

— К нам в школу приходят девочки из педучилища на практику, — рассказывает Валентина Сергеевна. — И они сразу говорят, что работать с детьми никогда не будут. А в училище пошли только потому, что нужно получить хоть какое-то образование.

Самое большее, на что может рассчитывать молодой педагог, окончивший среднее специальное учебное заведение, это зарплата в две тысячи рублей. Ненамного больше получает и опытный учитель.

Валентина Сергеевна Зарецкая ведет уроки в начальной школе, у нее высокий разряд, огромный педагогический опыт, но получает она на руки четыре тысячи. Прожить на такие деньги непросто. Тем не менее она говорит:

— Даже если с меня будут брать плату за вход в школу, я все равно буду работать. Я без школы жить не могу.

Лучший учитель Иркутска признается, что работает в свое удовольствие

В танцы она влюбилась еще в детстве. Правда, из-за маленького роста ей не удалось стать знаменитой танцовщицей. Но свою детскую мечту она реализует в учениках. "Все дети талантливы по-своему. Даже если ребенок получает двойки по математике и русскому, ему обязательно нужно в чем-то проявить себя. Танцы — прекрасная возможность сделать это", — говорит победитель городского конкурса "Учитель года — 2006", педагог-хореограф иркутской школы N 40 Наталья Заика.

Дети научили не бояться

— Наталья Александровна, поздравляем вас с победой. Интересно, как отнеслись к вашему успеху коллеги?

— Педагоги постарше искренне радовались, поздравляли. Те, кто помоложе, может быть, и завидовали в душе, но вида не показывали.

— Страшно было выступать перед полным залом?

— Я до тридцати лет ужасно боялась выходить на сцену. Этот страх я поборола только благодаря своим ученикам, когда увидела, как они рвутся на сцену, как у них горят глаза! Теперь на сцене я чувствую себя совершенно свободно. Мне нравится, когда на меня восхищенно смотрят зрители. Это очень стимулирует.

— Чем вас наградили за победу?

— Для меня главные награды — новые знакомства. Например, ведущий конкурса пригласил наш ансамбль "Аллегро" на репетицию балета Иркутского музыкального театра. Когда бы нам с ребятами еще удалось попасть за кулисы, посмотреть, как готовятся к выступлению профессиональные артисты балета: как мышцы разогревают, как коленки перематывают? Это очень полезно. Еще мне подарили видеокамеру и пятнадцать тысяч рублей. Я уже купила себе весеннюю одежду — красивый пиджак, сшитый во французском стиле, кепку и сапоги. И в школе премию дали — куплю что-нибудь из оргтехники.

Не готов меняться — уйди из школы

— Профессия школьного учителя сейчас, мягко говоря, непопулярна: большие нагрузки, низкая зарплата. Вы молодая, красивая, талантливая, могли бы сделать неплохую карьеру на сцене. Почему выбрали обычную школу?

— Я с детства хотела быть учителем. У кого-то эта мечта проходит, а у меня осталась. Главную роль здесь, наверное, сыграла мой первый педагог по хореографии — Людмила Анатольевна Грушевская. Она влюбила меня в эту профессию. Я очень хотела стать похожей на нее. Поэтому после окончания Восточно-Сибирской академии культуры и искусства приехала в Иркутск и стала работать в школе. Здесь я уже шестой год.

— Не разочаровались?

— Ни капельки. Мне нравится моя работа, я вижу реальную отдачу, когда у моих учеников что-то получается, когда мы побеждаем на конкурсах. Мне кажется, больше я бы нигде себя не нашла.

— И вам ни разу не хотелось все бросить и уйти?

— Уйти навсегда — нет. А минутные слабости бывали. Готовишься к какому-нибудь конкурсу: бесконечные репетиции, нервы, дети не слушаются. Бывало, что срывалась, хлопала дверью и убегала плакать. Но потом придут воспитанники, попросят прощения, и все обиды проходят, как будто ничего и не было. Второе дыхание открывается.

— То есть вы уверены, что на пенсию уйдете из школы?

— Я не хочу загадывать наперед. Но пока я молодая, пока хватает сил жить в таком бешеном ритме, прыгать, танцевать я буду работать здесь.

— Вы считаете, что в школе могут работать только молодые? Кстати, такую инициативу недавно высказало наше правительство. Вы с ней согласны?

— Не совсем. Мне кажется, если человек чувствует в себе силы и желание, он может работать в школе в любом возрасте. Ведь с годами человек становится опытнее, мудрее, у него есть, что передать детям. Другой вопрос — готов ли педагог меняться вместе с детьми, идти в ногу со временем. Если учитель категорически отрицает увлечения нового поколения, не готов к пониманию, лучше сменить профессию.

Большой секрет

— Какая у вас зарплата?

— Большой секрет (смеется. — Авт.). Я не буду называть сумму. Скажу только, что первые три года получала копейки. Сейчас побольше. Очень модно стало говорить: "Вы мне не платите, я работать не буду". А я считаю, чтобы тебя оценили, нужно много вкладывать и лишь потом ждать награды. И вообще, для меня не в деньгах счастье. Есть муж, пусть он и зарабатывает. А я буду работать себе в удовольствие.

— И все-таки, сколько денег вам бы хватило для счастья?

— Ну, тысяч тридцать в месяц, я думаю, хватило бы.

— Работа в школе занимает уйму времени. А еще надо дома постирать, погладить, приготовить. Когда вы все успеваете делать?

— Моя семья уже привыкла, что меня почти не бывает дома. Они у меня самостоятельные. Стирают в машинке-автомате, гладит муж. К счастью, он у меня вегетарианец, поэтому всяких блинов и пирогов не требует. Бабушки здорово помогают. Я, конечно, тоже стараюсь что-то делать по дому, когда есть свободное время. И еще я заметила, что чем больше ты занят, тем больше ты успеваешь делать. Загруженность держит тебя в тонусе и не дает расслабиться.

Прививка для первоклассника

— Сами педагоги говорят, что у них самые запущенные дети. С утра до ночи на работе, дома надо проверить тетради, подготовиться к урокам. У вас двое сыновей. Успеваете заниматься ими?

— Да, такая проблема у педагогов действительно есть. У меня тоже не хватает времени заниматься со своими мальчишками. Однажды моя мама сказала: "Даже если ты вырастишь целую плеяду звезд, но не сможешь достойно воспитать своего ребенка, ты не состоишься как человек". Я стараюсь делать все, чтобы этого не случилось. Старший сын учится в этой же школе, мы с ним часто видимся. Младший ребенок пока ходит в детский сад. Я постоянно беру их с собой на занятия танцами, чтобы они были рядом.

— У вас есть мечта?

— Да, сразу две. Одна — очень личная, поэтому я сохраню ее в тайне. А вторая — хочу организовать в школе центр эстетического развития. Это должна быть школа в школе, где упор сделан на все прекрасное — мировую художественную культуру, изобразительное искусство, актерское мастерство, хореографию. Надо прививать это детям с первого класса.

Без вины виноватые

Как сообщил министр образования Андрей Фурсенко, за последние 5 лет количество российских школьников уменьшилось на четверть, при этом число учителей практически не сократилось. По его словам, сегодня в России на одного педагога приходится менее 10 учеников, тогда как в европейских странах — 15 детей. В связи с этим Фурсенко призвал депутатов ГД уделить особое внимание проблеме "высвобождения учителей -пенсионеров", которые, по мнению министра, "придумывают себе дополнительные занятия и часы и тем самым тормозят приход в школу молодежи".

Учителя пенсионного возраста виноваты во всех неудачах проводившихся реформ: они, якобы, не пускают в школы молодых учителей и тем самым препятствуют модернизации образовательной системы. Чтобы дать дорогу молодым кадрам, пожилым было предложено уйти на другую работу. Господин Фурсенко предложил им должности воспитателей в детских садах, а также социальных педагогов в службе опеки и попечительства! На освободившиеся же в школах места, по замыслу чиновников из министерства, должны потоком хлынуть молодые кадры, полные различных новаторских идей и творческих замыслов.

Питерский опыт

Разумное решение проблемы притока кадров в общеобразовательную школу нашли в Санкт-Петербурге. С этого года все выпускники вузов, решившие связать свою судьбу с детьми, будут получать весомую денежную надбавку к зарплате. Городская мэрия дополнительно выплачивает тем, у кого красный диплом, 11 073 рубля ежемесячно, остальным — 7382 рубля. Если в Питере нашлись на это деньги, может быть, и у министра образования они найдутся? И тогда старые кадры могут спокойно передать свой опыт молодым и уйти на пенсию.

Школьные проблемы

Главная проблема современной школы — низкая зарплата учителей. Так считают три четверти участников опроса, проведенного холдингом ROMIR Monitoring. Каждый второй респондент (51%) назвал проблемой школ номер один систематическую нехватку денег на ремонт и оборудование. И лишь на третьем по остроте месте оказались проблемы, связанные с качеством образования и нравственного воспитания детей.

Примечательно, что участники опроса в возрасте от 18 до 24 лет гораздо чаще, чем в среднем по выборке, говорили об отсутствии надлежащего финансирования образования. Тогда как их родителей, поколение сорокалетних, не устраивает багаж знаний, получаемых сегодня детьми, и квалификация учителей.

Всего было опрошено 1450 человек, представляющих наиболее активную часть населения, с уровнем образования выше среднего, со средним и высоким доходом. По словам социологов, их оценки отражают мнение среднего класса.


Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments