Иркутянин съездил на Олимпиаду

Известный иркутский тележурналист Павел Бицура побывал на только что закончившейся Олимпиаде в итальянском Турине. Подробный отчет — только для читателей "Пятницы"

Я очень хорошо понимаю всех болельщиков, следивших за Олимпийскими играми по телевизору. Сам всю первую неделю смотрел трансляции по ночам, причем почти все подряд — и хоккей, и биатлон, и даже забавный керлинг и совершенно непонятный фристайл. На работу приходил с красными от недосыпания глазами, а жена крутила пальцем у виска. Но я знал, что последние шесть дней главного события четырехлетия я проведу в Италии. Да, на экране все просто и понятно, Дмитрий Губерниев эмоционально и досконально объяснит все плюсы наших и минусы чужих. Но не в силах телевизор передать главное — олимпийский дух. А он есть. Обессиленных чемпионов, падающих за финишной чертой от усталости, слезы радости победителей, бессильную злобу проигравших, чуть-чуть не дотянувших до заветного финишного пьедестала, надо просто видеть вживую. И тогда становятся понятны эмоции ликующего и восторженного стадиона, который существует как живой организм и до хрипоты скандирует: "Россия, Россия!"

Напряженка с гостиницами

Наша небольшая группа туристов, прилетевших из разных концов России — от Калининграда до Иркутска, собралась вместе и жила в Милане. Причем здесь туринская Олимпиада? Да все просто. На эти две февральские недели все гостиницы в радиусе 200 километров от Турина были забронированы и выкуплены турфирмами еще год назад. От Милана до Турина — 130 километров автобана, на микроавтобусе мы преодолевали их каждый день за два часа. Конечно, время даром мы не теряли. Спали скрючившись на сиденьях по утрам. А вечером, после бурного боления на трибунах, особенно после хоккейных матчей, спорили и обсуждали увиденное сорванными от крика голосами.

В первый же день после прилета нас ждали туринский дворец Palasport Olimpico и последний матч группового хоккейного турнира Россия — США. Билеты на эту встречу я заказывал еще из Иркутска, через турфирму. За билет категории В было заплачено 210 евро. Удивление наступило в Москве, когда я получил билеты на руки. Надпись "номинал — 40 евро" сразу заставила предположить, через руки скольких посредников они прошли. А уже в Турине проявилась и еще одна особенность хоккейного турнира. Оказывается, зрителей-итальянцев он не интересовал вообще. И основную часть публики на матчах составляли как раз болельщики игравших в этот день команд. Порой билеты были в продаже даже в кассах, не говоря уже о многочисленных перекупщиках, предлагающих прямо у стадиона все и вся. Но как об этом можно было узнать из Иркутска? Впрочем, какие-то смутные предчувствия были, поскольку смотреть на дальнейший путь хоккейной сборной России очень хотелось, а вот переплачивать — нет.

В плей-офф Россия вышла, и первым нашим соперником, сразу вслед за американцами, стали канадцы. Мощную игру наших звезд местные спекулянты оценили достойно, и поэтому самые дешевые билеты на четвертьфинал продавались уже не меньше чем за 150 евро при номинале в сто. Ходили, правда, слухи, что и в кассах можно было что-то приобрести. Тем не менее в день четвертьфинала зал был полон до отказа.

Рабочий город Турин

Дворец Palasport Olimpico, построенный специально к хоккейному турниру, красив и современен изнутри. Расположен он вплотную к стадиону, где проходила церемония открытия и закрытия Игр. Попасть на него можно было, проехав по улице Sebastopoli (Севастопольская) до пересечения с улицей Union Sovetiko (Советский Союз). Это, наверное, для русских болельщиков. Американские же фаны могли подойти к стадиону с другой стороны, по Via Filadelfia. Конечно, это не больше чем случайное совпадение, но при желании смысл можно найти и в этом. А сам район города, где разместился центр хоккейных баталий, довольно прост. Живут там многочисленные рабочие туринских автозаводов, ведь Турин — признанный мировой центр автомобилестроения. Дворец, безусловно, прекрасен, но только изнутри. Грязь, которую приходилось месить ногами каждый раз, подходя к стадиону, портила и впечатление, и настроение, и ботинки. А уж когда шел дождь, то до входа в олимпийский городок приходилось добираться по лужам чуть ли не вплавь. Несолидно, господа итальянцы. Впрочем, на биатлонном стадионе в горах было еще хуже.

Не для итальянцев

Когда в первый день проехались по улицам Турина, вообще испугались — а туда ли мы попали? О том, что в разгаре Олимпийские игры, напоминали лишь редкие флаги с символикой, да и то на подходе к стадиону. До лампочки Олимпиада итальянцам — футбол куда важнее. И даже ведущие спортивные газеты Италии первые полосы выделяли отнюдь не чемпионам Олимпиады. Футбол, чемпионат Италии, и очередной тур Лиги чемпионов — вот что интересовало темпераментных южан гораздо больше. Убедился я в этом и лично.

В воскресенье, в последний день Олимпийских игр, я пошел в Милане на знаменитый стадион Сан-Сиро, где местный "Интер" принимал "Удинезе", команду-середнячка серии А. На эту встречу собралось 45 тысяч болельщиков. Конечно, и билеты на футбол подешевле, от 18 до 150 евро, так и Олимпиада вроде бы не каждый день. Но кальчо (футбол) для итальянцев, пожалуй, на втором месте после Римского Папы. Говорят о футболе все, везде и всегда. И даже премьер-министр Италии Сильвио Берлускони, у которого на носу предвыборная кампания, находит в своем напряженном графике полчаса, чтобы посетить в больнице травмированного футболиста "Ромы" Франческо Тотти, наверняка добавив себе немало голосов.

И лишь на Сан-Сиро я наконец-то смог оценить, как умеют болеть горячие итальянские парни. Фанатский хор в несколько десятков тысяч голосов не замолкал ни на секунду. Лозунги, самодельные плакаты и растяжки были повсюду. Напомню, матч-то был вполне рядовой, и в России на такое противостояние не собралось бы и пяти тысяч болельщиков. А на олимпийских аренах рвали глотки шведы, финны, американцы, швейцарцы и, конечно же, русские.

Наши на трибунах

Не зря многие уже назвали эту Олимпиаду "русской" именно из-за количества наших болельщиков. И на улицах Турина, а уж на хоккейном стадионе и подавно, было очень много людей в хорошо заметной красной форме с российским триколором. Олимпийская форма от этой одной известной фирмы продемонстрировала, кстати, и наглядный пример классового расслоения болельщиков.

Самая дешевая вещь — кепка — стоила около тысячи рублей, простая белая куртка — около 15 тысяч. Ну а топ-модель коллекции — куртка с воротником из волка — имела ценник около 3000 евро (120 тысяч рублей). Так что настоящие болельщики только кепкой и ограничивались.

Исключение было одно — все спортсмены и их тренеры на сей раз получили полный комплект олимпийской экипировки, состоящий более чем из 50 наименований. А можно было и просто раскрасить лицо, нарисовав там флаг своей страны, причем абсолютно бесплатно. Этим занимались волонтеры перед входом на спортивные объекты. Торговцы же символикой стран — участниц хоккейного турнира, напротив, заработали неплохо. Флаги, шарфы, шведские, финские, чешские, российские шли по 10 евро на ура. Правда, и разрешения на торговлю у предприимчивых итальянцев никто не спрашивал.

Спортивная барахолка

Совсем непонятная и крайне загадочная история произошла перед началом полуфинальных хоккейных матчей. По всем подсчетам и таблицам выходило, что Россия и Финляндия должны были играть в 16 часов, а Швеция и Чехия — в 21. Мне до сих пор не известно, почему все поменялось местами. Зато вся территория возле хоккейного дворца часов с двух дня превратилась в огромную хоккейную барахолку. Сотни болельщиков всех четырех стран кинулись обменивать, продавать и тут же покупать билеты. В результате себе лично я купил два у какого-то чеха средних лет, вполне прилично и почти без акцента говорившего по-русски, всего по 100 евро за билет при номинале в 140.

Впрочем, опять-таки говорят, что после первого периода попасть на хоккей уже можно было всего за 50 евро. Приятно, что на этом матче наши болельщики были в явном большинстве. Зал могуче поддерживал "своих" энхаэловцев. Жаль, что не помогло. И уже в середине второго периода почти в полной тишине с трибуны донесся яростный русский возглас: "Деньги за билеты верните!" С трибун все выходили молча. Мрачно пронесся мимо нашей группы "мохнатый шмель" российского кино Никита Михалков. Да и у остальных випов настроение было не лучше. Не то что после победы над Канадой, когда на выходе со стадиона можно было легко подойти и к Фетисову, и к Тихонову, сфотографироваться вместе и получить автограф. Демократично. Но это лишь тогда, когда всех русских переполняли положительные победные эмоции после разгрома американцев и канадцев.

На биатлонный стадион Сан-Сикарио от деревушки Чезана можно попасть двумя путями: бесплатным автобусом — так называемым шатлом, отправлявшимся по мере наполнения, или по канатной дороге, двигавшейся постоянно, вне зависимости от того, есть зрители или нет. И в том, и в другом случае после поездки надо было идти еще минут 15 пешком вдоль стадиона. Солнце, горы и грязь сделали свое дело, и дойти до финиша, то есть до заветного места на стадионе, редко кому удавалось, не упав хотя бы раз. Билеты на женскую биатлонную эстафету я брал заранее, еще в Иркутске, надеясь, конечно, на победу. И в этот раз предчувствия меня, как и тысячи других моих соотечественников, не подвели. В этот солнечный день красный цвет был основным на лыжном стадионе. Чтобы лично прочувствовать этот миг, встать пришлось в шесть утра, только в два ночи вернувшись с позорной хоккейной пощечины, нанесенной всем русским финской хоккейной дружиной.

Встретил иркутян!

Яркий солнечный день настроение улучшил. Ну а что может быть прекраснее золотой олимпийской победы? Только сразу четыре золотые олимпийские чемпионки. Ради этого мгновения мы и ехали за многие тысячи километров. И если уж нас, болельщиков, переполняла гордость за Россию, то представляю, что в этот момент твориться на душе у спортсменок. Отличный подарок, кстати, преподнесли они всем нашим мужикам на 23 февраля. Тут же на волне эмоций произошла и чудесная встреча в Сан-Сикарио: на этой же трибуне сидели наши земляки-иркутяне. Фонтан чувств от сопричастности к победе передает фото. Я обещал отправить его, но, нагло пользуясь возможностью, печатаю в газете. (Кстати, если все-таки нужно цветное, пишите, электронный адрес я вам оставил.) Тут же выпили по рюмашке и за победу. Правда, не водку, как на иркутском стадионе, а коньяк. С ним в Италии как-то попроще в магазинах. Ребята, привет! Ради таких вот мгновений мы и преодолеваем полмира.

Еще раньше, чем на лыжную эстафету, в пять утра, пришлось выехать из гостиницы, чтобы попасть на массовый старт в биатлоне у мужчин и женщин. Потому что добирались на сей раз общественным транспортом. Сначала до вокзала в Милане, электричкой до Турина (7 евро). Затем чашка кофе за полтора евро и круассан в привокзальном буфете и пересадка на электричку Турин — Париж (12 евро). Она шла как раз через горный перевал, недалеко от которого и расположен биатлонный стадион. Кстати, от Сан-Сикарио до границы с Францией всего 7 километров. Про массовые старты я, пожалуй, промолчу. Настолько бездарной была стрельба всех наших участников, что сопоставима лишь с игрой хоккеистов в матче против финнов. Зато потом, пообедав в Чезане, мы отправились болеть за нашего Александра Зубкова. После двух заездов на бобах-четверках наш экипаж шел третьим, и шансы на медаль были более чем велики. Купив входные билеты всего за 25 евро, мы пешком отправились от финиша до самого старта вдоль трассы длиной 1680 метров. Да еще и перепад высот был свыше 120 метров.

Сама бобслейная трасса тоже находится на высокогорье, чуть пониже биатлонного стадиона. Поэтому понятно, что, взобравшись на самый верх, мы аншлага на самой дорогой трибуне не заметили и достаточно легко уговорили местных cтюартов пропустить нас поболеть за Россию. Случилось же в тот чудный вечер маленькое бобслейное чудо. Наша четверка во главе с земляком из Братска Александром Зубковым уже в третьем заезде обогнала конкурентов и расположилась на втором месте. Ради такого стоило пешком карабкаться по горам. В последнем заезде оставалось лишь не растерять своего преимущества. Ведь выиграть у немца Ланге было все-таки за гранью возможностей наших спортсменов. Перед началом четвертого заезда нашего экипажа мы дружно кричали "Россия! Россия!" и "Вперед, Иркутск!". И нас услышали. Но об этом чуть позже.

А пока, добравшись до Милана, мы отправились в аэропорт. 3,5 часа полета — и ты уже в Шереметьево. Кстати, следующие Олимпийские игры пройдут в Китае, и нам до Пекина совсем уж всего два локтя по карте. Ну что, поболеем?

Дорогая форма

В российской олимпийской форме самой дешевой вещью оказалась кепка — тысяча рублей. Простая белая куртка — около 15 тысяч. Ну а топ-модель коллекции — куртка с воротником из волка — имела ценник около 3000 евро (120 тысяч рублей). Так что настоящие болельщики только кепкой и ограничивались, да еще полупластмассовым чебурашкой, как будто сбежавшим из японского мультужастика. Ну а чем выше было благосостояние визитера Олимпийских игр, тем дороже был его гардероб.

Барыги-итальянцы

Билет на хоккейный матч Россия — США в Иркутске был куплен за 210 евро, а на самом билете уже в Турине стояла цена — 40 евро. Ничего не поделаешь, итальянские спекулянты — самые "спекулятивные" в мире... Похожие истории происходили с билетами почти на все соревнования, которые более-менее пользовались спросом у болельщиков.

Зачем ездить на Олимпиаду? Никакой телевизор не передаст олимпийского духа. Обессиленных чемпионов, падающих за финишной чертой от усталости, слезы радости победителей, бессильную злобу проигравших, чуть-чуть не дотянувших до заветного финишного пьедестала, надо просто видеть вживую. И стадион, который существует как живой организм и до хрипоты скандирует: "Россия, Россия!"

Интервью с тренером серебряного призера Олимпиады

Человека в красной олимпийской куртке я заметил сразу же на посадке в самолет в аэропорту Шереметьево. Владимир Туляков, тренер серебряного призера Олимпиады по бобслею Александра Зубкова, возвращался из Турина домой. И грех было не задать ему по пути несколько вопросов

— Мы с Александром Зубковым и другими ребятами уехали из России на сборы еще 1 октября и вот только сейчас возвращаемся домой. Я сегодня, а Александр — завтра. За это время мы приняли участие в 8 этапах Кубка мира в Америке, Канаде и Европе. В Чезане, на олимпийской трассе, побывали дважды, один раз на предолимпийской неделе, почти год назад, и сейчас, перед соревнованиями. Домой, конечно, очень хочется.

— Серебро в заездах бобов-четверок вы восприняли как успех?

— Конечно. Тем более что в России пока нет ни одной трассы, поэтому, кстати, и тренировались за границей. Большую помощь нам оказал и глава Росспорта Вячеслав Фетисов. Лишь благодаря его настойчивости мы сумели приобрести три боба-четверки и три двойки, машины для их перевозки и два микроавтобуса для всей команды. По Европе колесили на своих машинах. А ведь каждый боб стоит несколько десятков тысяч долларов, вполне сопоставимо с ценой весьма престижных "Мерседесов". Кстати, не будь снега в первый день заездов, думаю, и за золото бы поборолись, во второй-то день мы Ланге (олимпийский чемпион Андреа Ланге, Германия) обогнали.

— А как вы жили в олимпийской деревне, удалось ли пообщаться с коллегами?

— Да в самой деревне мы почти и не бывали. Как заехали 9 февраля, так круглыми сутками работа по доводке машин, обкатке трассы. На одном из тренировочных заездов боб перевернулся, и возникли большие проблемы. Погнулась ось, и, поскольку запасных не было, пришлось снять с двойки и переставить на четверку. В общем, машины, изготовленные в Германии братьями Зингерами специально к Олимпиаде, нас вполне устроили. Их недостаток — только качество металла, мягковат. Так что каждый день мы вставали в 6 утра, ехали на трассу, весь день работали и возвращались в деревню только к двенадцати ночи.

— А как вас кормили?

— Питание было бесплатное, но его качество нам не понравилось. Из множества кухонь более приличной нам показалась лишь японская. Да фрукты были хороши. Их и ели.

— Серебряная медаль Александра Зубкова — единственная для Иркутской области на этой Олимпиаде. Поддержку земляков ощущали?

— Еще какую. Звонил и губернатор Александр Тишанин, его заместители, мэр Братска. Очень много звонков из Иркутска и Братска было Дмитрию Губерниеву, который комментировал соревнования бобслеистов на канале "Спорт". И он нам об этом постоянно говорил.

— Кстати, перед стартом последнего заезда я был на самом верху и тоже кричал "Вперед, Иркутск!".

— А вы знаете, мы слышали. Так что спасибо за поддержку.

— Как вы считаете, а на золото у нас надежда есть?

— А мы уже начали готовиться к следующей Олимпиаде. Новую трассу в Канаде попробуем через год, когда она будет готова. Мысль у нас только одна — обогнать Ланге. И это реально!

Метки:
Загрузка...