Хватит жить ожиданиями

Иркутская область пока еще остается для потенциальных инвесторов "вещью в себе"

Многочисленные декларации по поводу суперпривлекательности нашего региона для зарубежных и отечественных инвесторов не нашли еще реального отклика в их сердцах и кошельках. Хотя и не сказать, что они совсем игнорируют Иркутскую область. Особенно активны бизнесмены всех уровней во время летнего сезона на Байкале. В это время к нам едут одна делегация за другой, и все заявляют о своих серьезных намерениях. В самом раскрученном лесном комплексе нам предлагали сотрудничество и японцы, и корейцы, а уж как старались малазийцы и финны! В Китае, кажется, не осталось уже ни одной провинции, которая бы не отправила в Иркутск своих представителей с о-о-очень перспективными предложениями по самой глубокой переработке леса. Но дальше протокола намерений дело не идет.

По мнению депутата Госдумы РФ Сергея Колесникова, ситуация может резко измениться после объединения области и Усть-Ордынского Бурятского автономного округа. Укрупненный регион вправе рассчитывать на системное отношение со стороны государства.

— Если будет политика благоприятствования со стороны Федерации, — особенно кредитная политика, ведь важны не только прямые кредиты, но государственные гарантии, — тогда к нам придут зарубежные и российские инвесторы, — считает Сергей Колесников. — Потому что если государство говорит "да", то оно дает гарантию территории, как привлекательной для инвесторов.

В той же лесоперерабатывающей отрасли могут быть прямые государственные инвестиции на создание транспортной инфраструктуры — строительство лесных дорог, а также на получение налоговых льгот. Это реальность, которая у нас уже была. Но как мы ею воспользовались — вот в чем вопрос. Предполагалось, что такие привилегии будут стимулировать создание предприятий глубокой переработки. В результате, дело обошлось продукцией второго передела — пиломатериалами и вагонкой, причем на экспорт годится только небольшая часть. А основное наше богатство по-прежнему вывозят в виде кругляка. И хорошо еще, если на законных основаниях. К сожалению, чаще всего здесь активничают фирмы-шарашки, называемые в народе "воруй-лес". Поэтому приоритетным направлением в лесном комплексе сейчас являются превентивные меры, как на таможне, так и на железной дороге.

Между тем осенью губернатор Александр Тишанин на встрече с президентом Путиным заявил, что глубокая переработка леса на месте значительно бы сократила его незаконный вывоз. А области дала бы резкое увеличение поступлений в бюджет. Глава страны поддержал нашего губернатора.

Всем очевидно, что государственные гарантии для инвесторов — это необходимые условия для создания деревообрабатывающих и целлюлозных предприятий. Например, в Зиме на базе остановившегося гидролизного завода давно планируют выпуск дигидрокверцитина — очень перспективного консерванта для пищевой промышленности. Сергей Колесников считает, что хорошие возможности у этого вещества и для применения в медицине. Сырьем для его производства может служить злополучный лигнин. Как всегда, к проекту есть интерес — но бизнесмены, просчитывающие все риски, вкладывать деньги не торопятся.

Наш пока стихийно развивающийся туризм тоже в ожидании государственных преференций. Сегодня гости на Байкале делятся на две категории — организованные и дикие. Так вот, только официально зарегистрированных туристов у нас в прошлом году было около 400 тысяч. А сколько было дикарей — в палатках, на машинах — этого никто не знает. Если мы хотим сохранить Байкал, без долгосрочных инвестиционных программ, скоординированных действий всех структур не обойтись.

На заседании межправительственной российско-австрийской комиссии, которая прошла в Иркутске в сентябре прошлого года, состоялась презентация 11 инвестиционных проектов, предложенных иркутскими турфирмами. Они были высоко оценены австрийскими экспертами. Собственно, и затевалось это мероприятие с целью продемонстрировать возможности нашего региона. Иркутянам это вполне удалось. Но, по мнению первого заместителя министра экономики и труда Австрии Элизабет Штробль, "для того, чтобы наши инвесторы могли финансировать ваши проекты, им нужны правовые гарантии".

Такой гарантией может стать федеральная программа развития рекреационных зон на Байкале. Министр экономического развития и торговли Герман Греф во время своего приезда в Иркутск в прошлом году познакомился с проектом программы. Он согласился, что здесь, на участке Всемирного наследия — озере Байкал, без поддержки государства не обойтись. Области, в частности, было обещано, что весной 2006 года программа развития рекреационных зон Байкала будет приниматься на уровне правительства. То есть государство со своей стороны гарантирует вложение 6 млрд рублей на строительство инфраструктурных объектов — причалов, дорог, вертолетных площадок и других объектов. Следствием такого шага со стороны федерального правительства станет массовый приход в регион частных инвесторов — и значит, речь пойдет о вложении уже десятка миллиардов долларов.

Поэтому сейчас для федеральных министерств важно понять — вкладываются деньги в новый, укрупненный регион или в область-"матрешку", где административные и правовые барьеры приведут к малоэффективному освоению этих средств. И тогда речь пойдет о совсем других суммах.

В режиме ожидания находятся сегодня многие отрасли Иркутской области. Прежде всего, связанные с освоением природных ресурсов. Это и золоторудная промышленность, и развитие угольных месторождений на севере, и небольших нефтегазовых пластов. Но решение самой главной проблемы — инновационного развития нашей промышленности, о которой столько говорится в последнее время, — откладывается год от года. По-прежнему выпускают сырьевую продукцию химические заводы. Наши алюминиевые гиганты, как говорят специалисты, экспортируют электроэнергию в алюминиевых чушках. О легкой промышленности и говорить не приходится — ее практически нет. А ведь рядом наращивает темпы серьезный конкурент в лице Китая, где в промышленные отрасли вкладываются миллиарды долларов.

Оставаться ли нам сырьевым придатком в экономике России или стать регионом-локомотивом — именно так стоит сегодня вопрос. И ответить на него жителям Иркутской области предстоит на референдуме 16 апреля.


Метки:
baikalpress_id:  28 193